Ссылки для упрощенного доступа

Убийства критиков Кадырова, похищения в Чечне и "ингушское дело". Итоги года


Мамихан (Анзор) Умаров, скриншот с ютуб-канала

В подкасте Кавказ.Реалии – главные истории 2020 года: нападения на чеченских политэмигрантов, убийства из-за карикатур на пророка Мухаммеда, самое масштабное политическое преследование в России – дело против ингушских активистов, дела о домашнем насилии, пандемия коронавируса и ее последствия, а также удручающая статистика похищений и пыток.

Слушать:

Специальный выпуск: итоги 2020 года на Северном Кавказе | КАВКАЗ.ПОДКАСТ | 01.01.21
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:26:14 0:00
Загрузить файл


Нападения на политэмигрантов в Европе

Критики режима главы Чечни Рамзана Кадырова находятся в смертельной опасности не только дома, но и за границей. Тому подтверждением – ряд нападений на чеченских политэмигрантов.

Например, в конце января во Франции убили политбеженца из Чечни Имрана Алиева. Он был более известен как ютуб-блогер Мансур Старый. В своих видео он критиковал Кадырова и его окружение. И делал это, не стесняясь в выражениях.

Тело Мансура Старого обнаружили в отеле. Он умер от 135 ножевых ран. СМИ и следствие связали это убийство с Кадыровым, мол, человек из его окружения может стоять за преступлением. По версии правоохранителей, из Франции убийца уехал в Германию, а оттуда в Россию.

Спустя пару недель после убийства Алиева в Швеции произошло покушение на другого известного чеченского блогера – политического эмигранта Тумсо Абдурахманова. Киллер пробрался к нему в квартиру и попытался забить молотком, пока тот спал. Тумсо удалось спастись. На суде обвиняемый в попытке убийства – гражданин России Руслан Мамаев – заявил, что получил приказ от "людей из Грозного". По его словам, за убийство ему обещали 50 тысяч евро.

Другому критику Кадырова – блогеру Мамихану Умарову, известному как Анзор из Вены, – спастись не удалось. Он был убит выстрелом в голову в столице Австрии 4 июня. По подозрению в преступлении тогда были задержаны уроженцы Чечни Сарали Ахтаев и Салман Магамадов. Вдова Умарова Зарема заявила о причастности властей Чечни к его смерти, ей и самой, по ее словам, поступали угрозы.

Через несколько недель после убийства Анзора из Вены в сети появилось видео, на котором его родственники в Чечне фактически объявляют себя виновными в убийстве. Они попросили прощения за ролики Анзора, назвали его "собакой, которая живет в Европе" и обвинили иностранные спецслужбы в том, что Умаров якобы по их поручению критиковал власти. "Жертвой западных спецслужб" кстати, Умарова назвал и Кадыров через несколько дней после убийства.

Как и у Имрана Алиева, ролики Мамихана Умарова о руководстве Чечни порой носили оскорбительный характер. В видео он почти всегда демонстрировал аудиозаписи разговоров с высокопоставленными чиновниками из Чечни. Чаще всего в них шла речь о ликвидации того или иного чеченского деятеля в Европе.​ Полиция Вены считает, что это убийство, как и убийство во Франции, произошло по политическим мотивам.

После расправ над Алиевым и Умаровым и нападения на Абдурахманова брат другого живущего в Европе блогера – Минкаила Мализаева – публично извинился за критику родственника в адрес руководства Чечни.

Мотивы родственника Мализаева можно понять: после громких убийств в Европе силовики в Чечне пригрозили "спросом" с критиков властей, которые находятся за границей. Ну, и сам Кадыров еще в 2019 году предложил запугивать, сажать и убивать тех, кто "оскорбляет честь" негативными материалами и комментариями о Чечне. Следственное управление по республике отказалось проверить это заявление Кадырова, а сам он сослался на неправильный перевод.

Дижон и убийство учителя

Помимо убийств и нападений на политэмигрантов, в уходящем году в Европе произошло еще несколько событий, которые повлияли на всю чеченскую диаспору.

В июне во французском городе Дижоне несколько дней шли столкновения между выходцами из Чечни и стран Северной Африки. Конфликт спровоцировало нападение на чеченского подростка, в котором обвинили выходцев из арабских стран. Тогда более 10 человек пострадали в драке и столкновениях с полицией. На видео, которые тогда появились в Сети, были видны люди в масках, горящие автомобили и слышны выстрелы.

В октябре во Франции этнический чеченец убил 47-летнего школьного учителя Самюэля Пати. Во время урока о свободе слова он показывал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала Charlie Hebdo. Что и возмутило 18-летнего Абдуллаха Анзорова, которого застрелили при задержании.

Это преступление осудили живущие в Европе чеченские общественные деятели, но в самой Чечне, в репортаже местного госканала "Грозный" родственники Анзорова назвали его "жертвой провокации". Закадровый текст к этому сюжету фактически оправдывал убийство. Кадыров же назвал президента Франции Эммануэля Макрона “вдохновителем терроризма”, а муфтий Чечни пошел дальше и наградил его эпитетами “террорист номер один”, “враг всех мусульман”.

Чеченская диаспора во Франции насчитывает более тридцати тысяч человек. И Дижон, и убийство Анзорова вызвали опасения среди чеченцев, ведь эти события могут повлиять на миграционную политику властей страны в отношении уроженцев Чечни, многие из которых спасаются от преследований на родине.

Ингушское дело

В Ингушетии главным событием года остается весенний протест 2019 года. Тогда, напомню, митинг против соглашения о границе с Чечней закончился столкновениями с Росгвардией. В итоге мирный протест привел к самым массовым политическим преследованиям в современной России. Всего к уголовной ответственности по состоянию на конец 2020 года привлечены 47 человек.

Первые приговоры были вынесены еще в декабре прошлого года. Но уже в феврале начались новые задержания. Преследование рядовых участников митинга стало частью подготовки большого политического процесса против лидеров ингушской оппозиции, которых обвиняют в организации насилия в отношении представителей власти, а также в участии в экстремистском сообществе.

Суд над ними начался в конце ноября. Прокуратура добилась того, чтобы допросы потерпевших, свидетелей, экспертов, переводчиков проходили в закрытом режиме. Зачем это было необходимо, стало известно через пару недель, когда допрошенные свидетели обвинения заявили о невиновности подсудимых: один из свидетелей обвинил следствие в фальсификации его показаний, а два других свидетеля указали на то, что следователи неправильно интерпретировали их показания.

Кроме этого, один из свидетелей рассказал, что столкновения с Росгвардией начались после того, как один из силовиков бросил в сторону протестующих светошумовую гранату, когда те проводили утренний намаз.

Правозащитники отмечают, что власти используют ингушское дело для подавления любой гражданской активности в республике. То есть угроза преследования висит над каждым, кто в Ингушетии открыто высказывался на тему передачи земель Чечне или критикует местные власти по другим поводам. При этом примечательно, что суды над участниками протеста проходят не в самой Ингушетии, а в Ставропольском крае.

“Мемориал” признал всех осужденных и обвиняемых по ингушскому делу политическими заключенным.

Пандемия коронавируса

Коронавирус. Без него в этом выпуске тоже не обойтись.

Пандемия COVID-19 пришла на Северный Кавказ в марте. С тех пор, только по официальным данным, в регионе заразились около 175 тысяч человек. Умерли почти шесть тысяч пациентов.

Вопросы к достоверности российской статистики по коронавирусу появились еще весной. Одним из доказательств того, что власти занижают цифры, стал случай в Дагестане. В мае министр здравоохранения республики Джамалудин Гаджиибрагимов заявил, что от внебольничной пневмонии умерли 650 местных жителей, в их числе более 40 врачей.

Симптомы внебольничной пневмонии схожи с теми, что появляются при коронавирусе. Еще до заявления Гаджиибрагимова СМИ писали, что врачей в регионах заставляют указывать в диагнозе именно это заболевание, а не ковид. Позже цифры, озвученные министром здравоохранения Дагестана, частично признали в Москве. Но истинный масштаб распространения инфекции в республике неизвестен до сих пор. Косвенно о нем можно судить по приросту смертности по сравнению с предыдущими годами. По этому показателю Дагестан в конце года вышел на второе место в России.

Опережает Дагестан по приросту смертей только Чечня. Хотя, если верить официальной статистике, в республике один из самых низких уровней заболеваемости коронавирусом.

Чечня была первым российским регионом, который весной полностью закрыл границы от остальной России. Такое решение главы республики Рамзана Кадырова даже стало причиной его конфликта с председателем российского правительства Михаилом Мишустиным. СМИ тогда писали, что Кадыров очень опасался за здоровье своей матери.

Позже заботу главы республики ощутили на себе и другие её жители. В марте Кадыров заявил, что нарушителей карантина “следовало бы убивать” – это цитата. Затем он оправдал действия полицейских, которые избили местного жителя якобы за нарушение режима самоизоляции. А в декабре власти Чечни пригрозили местным жителям еще и высокими штрафами за нарушение карантина.

Впрочем, жесткие ограничения в Чечне касаются не всех. Так, например, в сентябре в республике прошла свадьба племянника Кадырова. Невесту везли в банкетный зал в карете, окруженной конными всадниками. Процессию сопровождал вертолет, который сбрасывал лепестки роз. О масках и социальной дистанции никто особенно не беспокоился.

По итогам года Чечня вышла на первое место в России по приросту смертности в процентном соотношении с предыдущими годами. Журналисты называют статистику по коронавирусу в регионе одной из самых непрозрачных на территории страны. Не меньше сомнений вызывают официальные цифры по Ингушетии и Северной Осетии.

На фоне пандемии в национальных республиках резко ухудшилось экономическое положение. Ингушетия вовсе была признана банкротом. По словам экономистов, то же самое теперь грозит Чечне, Дагестану, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии.

Ко всему прочему под конец года в Чечне, Карачаево-Черкесии и Ингушетии добавилась еще и проблема отсутствия лекарств, рекомендованных Минздравом России для лечения коронавируса.

Вывод тут может быть только один: берегите себя, носите маски и соблюдайте социальную дистанцию. Лучше самих себя о нас никто не позаботится.

Домашнее насилие

Говоря о пандемии и карантине, нельзя не сказать о росте числа дел, связанных с домашним насилием. На Северном Кавказе – в самом патриархальном регионе России – число жалоб на домашнее насилие в этом году выросло в два раза. Такие данные приводились в совместном докладе семи правозащитных организаций.

Больше всего обращений поступило из Ингушетии, Чечни и Дагестана. Количество жалоб дает лишь условное представление о масштабе проблемы. Это не мешает властям, например, в Чечне замалчивать смерти тех, чьи родственники заявляли о домашнем насилии.

Показательна история чеченки Мадины Умаевой. 23-летняя Мадина умерла в доме своего мужа в Гудермесе. Сторона супруга спешно похоронила девушку ночью, что противоречит религиозным традициям. Ее мать заявила, что Мадину до смерти забил муж из-за детских выплат, на которые мать троих детей купила в дом телевизор. Следователи в Чечне отказались расследовать смерть Умаевой.

После заявлений матери о насильственной смерти дочери в дело вмешался Рамзан Кадыров. Матери Мадины пришлось извиниться перед ним и перед мужем покойной дочери. Вдовец же после этих событий получил новый дом от Фонда Ахмата Кадырова.

В этом же году в Северной Осетии закончилось рассмотрение апелляций по делу Спартака Хугаева – чемпиона мира по армрестлингу, который искалечил свою бывшую жену Вандану Джиоеву. После перелома ключицы, челюсти и черепно-мозговых травм Вандана получила инвалидность. Хугаев получил шесть лет колонии строгого режима.

На фоне участившихся случаев домашнего насилия в Дагестане появилась правозащитная группа "Марем". Ее основали несколько активисток, в их числе – правозащитница и главный редактор портала о женском пространстве на Кавказе "Даптар" Светлана Анохина и блогер, автор книги "Не молчи" Марьям Алиева. Они помогают тем, кто столкнулся с домашним насилием: порой, чтобы спасти жертву, приходится эвакуировать ее из региона.

О росте числа случаев домашнего насилия во время пандемии нашему подкасту рассказала старший юрист проекта"Правовая инициатива" Юлия Антонова.

"Это не только насилие по отношению к женщинам, но также насилие по отношению к детям и к пожилым. Этот рост тоже наблюдается", – говорит Антонова.

Дело Тепсуркаева и другие преследования на Северном Кавказе

Похищения и пытки – в этом году их было не меньше, чем обычно, даже несмотря на пандемию коронавируса. И по масштабу репрессий в лидерах снова Чечня. Осенью местный оппозиционный телеграм-канал 1ADAT опубликовал статистику своих наблюдений: только в период с апреля по октябрь силовики в республике похитили более полутора тысяч человек.

Одним из громких дел стало похищение Салмана Тепсуркаева, который был модератором чата того самого телеграм-канала 1ADAT. В сентябре в соцсетях была опубликована видеозапись, на которой 19-летнего активиста заставили сесть на бутылку. Пытки и унижение парня оправдал муфтий Чечни Салах Межиев. Сам же молодой человек исчез. Позже выяснилось, что его могли похитить действующие сотрудники полиции из полка специального назначения имени Ахмата Кадырова. Примечательно, что за Тепсуркаевым они приехали в Геленджик. Правозащитники подали жалобу в Европейский суд по правам человека с требованием к России немедленно установить местонахождение Тепсуркаева. Но веры в то, что Салман еще жив, с каждым днем все меньше. Об этом в одном из выпусков нашего подкаста рассказывал глава северокавказского отделения “Комитета против пыток” Дмитрий Пискунов.

Летом 2020 года – за два месяца до исчезновения Тепсуркаева – в центре Грозного был похищен еще один житель Чечни – 33-летний Мовсар Умаров. Родственники нашли его в одном из местных отделов полиции на следующий день. Полицейские заявили, что Мовсар попал в поле зрения силовиков из-за того, что смотрел в ютубе эфиры оппозиционного чеченского блогера Тумсо Абдурахманова, о котором мы рассказывали в начале выпуска. В последующие полтора месяца мать, сестра и жена Мовсара Умарова пытались вызволить его из рук силовиков, но в итоге семье сообщили, что задержанный "сбежал". Родные в это не верят и предполагают, что Умарова убили.

Подписывайтесь на подкаст Кавказ.Реалии!

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG