Ссылки для упрощенного доступа

По следам событий в Дижоне: чеченская диаспора в Европе перед новыми реалиями


Беспорядки в Дижоне, июнь 2020 года

Самым громким событием с участием чеченской общины за все время её существования во Франции стали беспорядки, которые происходили с 12 по 15 июня в Дижоне, небольшом городе на востоке страны. События разгорелись по прибытии чеченцев: они съехались туда со всей страны, чтобы поддержать семью молодого земляка, избитого выходцами из Северной Африки.

Как все началось

Полное недоумение у французских обывателей вызвали распространившиеся в соцсетях видеокадры, где в маленький Дижон въезжают десятки автомобилей, а толпы людей расхаживают по улицам города в поисках наркодилеров.

События в Дижоне необходимо разделить на периоды. С вечера пятницы, 12 июня, по вечер воскресенья, 15 июня, здесь были чеченцы. В этом промежутке, а именно в субботу, произошли их стычки с североафриканцами в районе кальянной в центре города.

Во время второй встречи - в субботу вечером – неизвестные обстреляли как чеченцев, так и тех, кому они противостояли. Из-за этого встреча была сорвана и обе стороны разошлись без каких-либо серьёзных столкновений. До сих пор неясно, в кого целились стрелявшие.

Третье столкновение произошло в воскресенье: была попытка наезда на толпу чеченцев на автомобиле на бешеной скорости. Однако машина перевернулась и пострадал сам водитель, а чеченцы, которых он только что пытался сбить, помогли ему (хотя были среди них и те, кто хотел расправиться с ним на месте) - передали врачам, которых сами и вызвали.

В течение этих двух с половиной дней других инцидентов с участием чеченцев полиция не зафиксировала. Более того, правоохранители города не нашли у чеченцев никакого оружия. Правда, на видеокадрах с места событий в руках нескольких человек видны биты. В ночь с 14 на 15 июня чеченцы организованно покинули Дижон.

А в понедельник и во вторник, 16 и 17 июня, в городе хозяйничали молодые люди с закрытыми лицами, похожие на тех, что известны в этом городе как распространители наркотиков.

На видеокадрах звучат выстрелы, можно отчетливо разглядеть различного вида оружие у молодых людей. Они бьют стекла магазинов, поджигают мусорные баки, разбивают машины на автостоянках, а на стенах зданий оставляют надписи, где хвалят власти России за их действия против чеченцев.

Ответ силовых структур

Для рядовых французов кадры из провинциального городка на телеэкранах и в газетах предстали исключительно в виде криминальных разборок. В течение недели французские телеканалы наперебой вещали о "захвате чеченцами Дижона", предъявляя зрителю съемки с места событий.

Ни власть, ни полиция ни разу не выступили с разъяснениями, что погромщики на кадрах – члены дижонских банд, встречи с которыми искали чеченцы и, не дождавшись их появления, накануне покинули город.

Именно после таких телерепортажей мэр Дижона обратился к властям с просьбой ввести в город дополнительные силы спецназа для наведения порядка. Министр внутренних дел страны, префект региона, прокурор города начали убеждать общественность, что наведут порядок и возьмут ситуацию под контроль.

Спустя неделю полиция начала задерживать чеченцев, участвовавших в конфликте. По следам тех событий, по информации из различных источников, были задержаны порядка 14 человек, 11 из которых позже освободили.

Под арестом остаются трое, в том числе Магомед Темиргериев, который приложил огромные усилия для урегулирования конфликта, договариваясь со всеми вовлеченными в него сторонами.

Критика чеченцев

Популярный журнал Paris match вышел с названием на обложке "Alerte aux Tchetchenie" ("Предупреждение о Чечне"). Обычно сочетание с "alerte" в эти дни у всех ассоциировалась с коронавирусом. В самом тексте автор пытался понять, как могло такое случиться, что со всех концов Франции собираются чеченцы, чтобы отомстить.

С резкой критикой действий чеченцев выступил Жан-Люк Меланшон - лидер движения La France insoumise ("Непокорная Франция"), базирующегося на коммунистических идеях. Он призвал отправить чеченцев обратно в Россию.

Адриен Кваттененс, депутат от "Непокорная Франции", озвучил намерение добиться высылки тех чеченских беженцев, которые принимали участие в беспорядках. Для него и его стороников действия чеченцев в Дижоне стали подходящей возможностью для атаки на правительство.

Не упустила момент покритиковать власть и руководитель французских националистов Марин Ле Пен (партия "Национальное собрание", Rassemblement National). Она назвала это "недопустимым хаосом", потребовав разоружить банды и ввести мораторий на въезд мигрантов.

Президентский дворец сделал странное заявление о возможности выслать участников беспорядков. Однако это вряд ли возможно в случае с Дижоном: политического беженца можно выслать из Франции только в случае, если его приговорили к тюремному сроку на более, чем 10 лет.

Поддержка чеченцев во Франции

Французские интеллектуалы не остались в стороне от этого конфликта. Многие выступили в поддержку чеченцев, жестко осудив отдельных политиков, чиновников и журналистов за навешивание ярлыков на общину.

"Я знаю, что я необъективен в своей реакции на эти речи, потому что видел, через что прошли чеченцы в этой войне на истребление... Я жил на Кавказе и знаю их, ибо у меня есть симпатия к людям, которые бежали от бомб и зачисток, массовых захоронений и пыток. Я знаю наконец, что могу об этом говорить. И пусть я говорю в одиночку - мне все равно. Меня тошнит от этой трусости. Меня тошнит от их речей", - заявил депутат Европарламента от партии социалистов Рафаэль Глюксман.

Французская журналистка и писательница Анна Нива на протяжении нескольких дней в эфирах телеканалов пыталась донести до соотечественников, что им совершенно неправильно представляют чеченцев. Она призывала не путать солидарность диаспоры с действиями бандитов или наркоторговцев.

Другой известный телевизионный журналист, Жан-Жак Бурдан, рассказывал, как сильны у чеченцев традиции исторической памяти, что делает их сплоченными, когда что-либо угрожает члену их сообщества.

Не остались в стороне и правозащитники. "Лига по правам человека", совместно с "Чеченским комитетом" (французская организация в поддержку Чечни) осудили навешивание ярлыков и стереотипов на чеченцев.

Неожиданную для себя поддержку французские чеченцы получили и от русскоязычной еврейской общины Франции - "Движение против антисемитизма в Европе". Она осудила заявление министра внутренних дел Кристофа Кастанера: тот накануне, комментируя события в Дижоне, назвал чеченцев "дикой ордой".

В соцсетях быстро распространилось видеообращение мусульманского проповедника Эрика Юнуса, выпускника мединского института в Саудовской Аравии. Он выступил с поддержкой чеченской общины в ее действиях против наркоторговцев.

Поддержку чеченцам выразил и француз Патрик Квартерон - чемпион мира по тайскому боксу среди тяжеловесов. Он дважды выступил с видеобращением по дижонской теме.

Чрезмерно политизированные заявления некоторых французских политиков побудили местных чеченцев к действиям, которые были для них ранее нехарактерны.

Так, возмутившись заявлением мэра Ниццы Кристиана Эстрози, члены диаспоры создали петицию. За несколько дней ее подписали более пяти тысяч человек. Эстрози 16 июня на канале BFMTV назвал столкновения представителей чеченской диаспоры с выходцами из Северной Африки в Дижоне и Ницце "переделом рынка сбыта наркотиков".

Позже чеченцы подали свыше пятидесяти заявлений в полицию с требованием привлечь Эстрози к ответственности за разжигание межнациональной розни.

Поддержка чеченцев вне Франции

С заявлениями в поддержку чеченцев Франции выступили их земляки из других стран. Из Швеции с видеообращением выступил общественник Мансур Садулаев.

Не остались в стороне и представители чеченской диаспоры в Норвегии. Заявления сделали и организации в Турции, Австрии, Германии и других странах.

Неожиданную поддержку чеченцы получили и из России. Глава Комитета Госдумы РФ по международным делам Леонид Слуцкий заявил:

"Я хорошо знаю чеченский народ и его многовековую историю. Любые попытки обвинить чеченцев в покровительстве наркомафии и наркодилеров не имеют ничего общего с реальностью. Чеченский народ не приемлет преступную деятельность. Любые попытки очернить чеченцев в связи с ситуацией в Дижоне убоги и безосновательны. Вы ошиблись, ещё не взявшись за перо. Чеченцы не могут иметь отношение к наркомании и ко всему, что в корне не соответствует убеждениям и традициям чеченского народа".

Попытка понять и объяснить

Первоначальный эмоциональный тон французской прессы, который преобладал при освещении событий в Дижоне, позднее сменился если не анализом, то, по крайней мере, попыткой трезво и объективно осмыслить произошедшее.

Газета Les Echos отмечает, что чеченцам пока трудно определиться со своей идентичностью на Западе. Они не могут сделать однозначный выбор между своим традиционным правом (адатом) и законами той страны, в которой живут, по причине неверия в их торжество. Автор статьи подчеркнул, что конфликт в Дижоне вряд ли был связан с переделом наркотрафика.

Подробное разъяснение вопроса опубликовал Журнал Le Nouvel Observateur. Автор текста Jean-Baptiste Naudet отмечает, что июньские столкновения в столице Бургундии не являются ни результатом борьбы "между соперничающими сообществами", ни результатом войны за контроль за оборотом наркотиков между призрачной "чеченской мафией" и торговцами североафриканского происхождения. Если исключить - пока - предположение о провокации или даже манипуляции, то эти столкновения кажутся кульминацией неоднократных конфликтов между чеченскими беженцами и наркодилерами.

Уже через неделю французы начали смеяться над ситуацией в Дижоне.

В соцсетях распространился анекдот об уроке географии. "Учительница: «Столица Чечни?». Ученик: «Дижон»".

Согласно другой шутке, через двадцать лет на уроке истории будут проходить тему захвата чеченцами Дижона.

Внутренний "разбор полётов" в чеченской общине Франции

В самой чеченской общине Франции также неоднозначны оценки событий в Дижоне. Некоторые выражают несогласие с действиями своих соотечественников, считая их безусловным нарушением законов страны проживания.

Джамбулат Сулейманов, руководитель общественной организации "Барт-Маршо", член содружества "Ассамблеи чеченцев Европы", считает, что Дижон послужил детонатором взрыва противостояния чеченцев с наркоторговцами – проблемы, которая нарастала годами.

"Почему Дижон? Здесь было моральное унижение, засунули пистолет в рот молодому чеченцу. Во всех этих конфликтах - не только в Дижоне, но и в Ницце, Тулузе и др. - ни разу чеченцы не были зачинщиками. Со стороны может показаться, что у чеченцев сегодня возникла какая-то эйфория, но на самом деле заблуждается тот, кто так думает.

Тема получила столь широкий резонанс в силу политической обстановки в стране – у нас тут были муниципальные выборы. У нас много проблем, но мы намерены решать их строго в рамках законов Франции. Главное, что мы увидели, - у нас есть серьезная поддержка со стороны французского общества. Мы будем отстаивать интересы чеченцев, но не по этническому принципу, а за права граждан страны, которая нас приняла и дала возможность нам здесь себя реализовать во всех сферах – в экономике, культуре, политике и т.д.", - поясняет Сулейманов "Кавказ.Реалии".

Публицист Зара Муртазалиева считает, что нужно отстаивать свои права по закону: "Нам нужно научиться решать проблемы не только с позиции силы, но и разговаривать и слышать друг друга. И помнить, что политические игры они и во Франции остаются играми. Мы умеем решать проблемы силовым путем и плохо работаем с общественными институтами, у нас проблема с коммуникацией. Мы почти не дружим с пером, мы не любим выступать, мы не любим говорить о себе. Мы называем это «лишний раз светиться». Нам наконец-то нужно научиться отстаивать свои права по закону. Солидарность - это хорошо, но солидарность, основанная на букве закона, ещё лучше".

Журналист из Страсбурга Ахмед Сусуев отмечает, что произошедшее в Дижоне должно стать уроком не только для чеченцев, но и для французов: "Чеченская молодежь, получившая образование в Европе, уже способна защищать свои интересы не только грубой силой, но и силой закона. А французы во весь голос вынуждены были признать, что есть районы в некоторых городах, куда закон страны не распространяется. А полиция годами может бездействовать в таких районах. Чеченцам следовало бы зарегистрировать свой приезд как манифестацию, что вполне соответствовало бы французским законам. Главный урок, который чеченцам необходимо извлечь из этого - все наши действия должны соответствовать прежде всего закону Франции, и это понимание, наконец, пришло к самим чеченцам".

Руслан Кутаев, руководитель общественной организации "Ассамблея народов Кавказа", также считает, что столкновения с наркодилерами стали следствием того, что полиция годами не решает эту проблему. Он советует чеченцам разъяснять французам и членам арабских общин, что чеченцы ничего не имеют против законов Франции, против рас, религий и народностей, но не приемлют факта продажи наркотиков кем бы то ни было.

Итоги для чеченцев

На политическую арену чеченской диаспоры вышли новые лица из числа молодёжи: имам чеченской мечети в Ницце Рамзан (Басхан) Магомадов, председатель "Совета старейшин" Заурбек Гулаев, президент ассоциации "Кавказ Франция" (Caucases France) Нура Макаева, Шамиль Шамханов, Хеда Индербиева, и многие другие состоявшиеся и успешные в различных сферах молодые люди.

Опрошенные "Кавказ.Реалии" представители чеченской диаспоры подчеркивают, что события в Дижоне в первую очередь стали акцией солидарности с жертвой преступного сообщества и его семьей. Они категорически отвергают этнический характер конфликта и потому полагают, что его нельзя называть чечено-арабским или чечено-магрибским. Имели место столкновения с бандитами, а не с представителями какой-либо определенной этнической группы.

Отметим, что конфликты чеченцев с наркодилерами во Франции случаются нередко. Только в этом году такого рода столкновения произошли в марте в Тулузе, в апреле в Ницце, чуть ранее - в Труа, Марселе, Руане и других городах страны.

По мнению наших респондентов, представители старшего поколения чеченской эмиграции все еще придерживаются традиционных форм права и до сих пор не готовы полностью довериться законам того или иного европейского государства.

Молодое же поколение чеченцев, выросшее и получившее образование во Франции, уже самоорганизовалось и выступает в качестве активной политической силы, способной отстаивать свои интересы, опираясь исключительно на юридическое право и правовые инструменты. В европейских странах чеченцы начали создавать общественные институции общеевропейского масштаба: движения, партии, ассоциации, фонды.

Чеченская община в Европе сегодня исчисляется уже сотнями тысяч человек и претендует на то, чтобы вести прямой и содержательный диалог с властями в той или иной стране. Их количество, возможно, кажется ничтожным для Европы, однако чеченцы куда более активны, чем более крупные диаспоры из других стран мира.

Смотреть комментарии (5)

XS
SM
MD
LG