Ссылки для упрощенного доступа

"От истории с Янгулбаевыми проиграл лично Путин". Почему молчит Кремль?


Кремль. Иллюстративное фото

С 21 января сотни иностранных и российских СМИ рассказали о бывшем судье Сайди Янгулбаеве и его супруге Зареме Мусаевой, насильно вывезенной чеченскими правоохранителями из Нижнего Новгорода в Грозный и фактически оказавшейся в заложниках. Рамзан Кадыров считает, что сыновья супружеской пары причастны к оппозиционному движению 1ADAT.

Отражающие действительность публикации выпустили как правозащитные СМИ, так и провластные, например, РИА Новости и Russia Today. Тем не менее полностью проигнорировала эту историю правительственная "Российская газета".

О семье Янгулбаевых говорили не только СМИ. Эту ситуацию неоднократно комментировал пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков. Он сперва объявил её "фантастической", а затем назвал слова Кадырова, заявившего, что место Янгулбаевых "либо в тюрьме, либо под землей", его "личным мнением".

После эту историю обсуждали на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы, а еще позже Мусаеву потребовал освободить Госдепартамент США. Широкое внимание вызвало цепную реакцию – от окружения Кадырова исходят оскорбления, в ответ появляется волна публикаций и заявлений правозащитников, а на них с еще большим накалом реагируют кадыровцы.

В Грозном сжигают фотографии семьи Янгулбаевых
В Грозном сжигают фотографии семьи Янгулбаевых

Дошло до прямых угроз отрезать головы Янгулбаевых, а также до нарушающего все антиковидные ограничения 30-тысячного митинга в центре Грозного.

Ни одна другая история с похищением чеченскими властями за последние годы не вызвала такого резонанса – при отсутствии адекватной реакции не только Кремля, но и Генпрокуратуры, Следственного комитета и даже Роспотребнадзора.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Информационный вызов Кадырову

Лидер "Российской партии свободы и справедливости", известный на Северном Кавказе журналист Максим Шевченко в интервью питерскому изданию "Фонтанка" поделился нестандартным взглядом на конфликт. По его мнению, с помощью похищения Мусаевой и шума вокруг Янгулбаевых Кремль пытается отвлечь внимание от внутренних проблем.

Чеченская ситуация используется властью для того, чтобы мы с вами не обсуждали положение дел в стране

"Чеченская ситуация используется властью для того, чтобы мы с вами не обсуждали положение дел в стране, не обсуждали ситуацию в Санкт-Петербурге с уборкой города или масштабами эпидемии. Не обсуждали проблемы в Хабаровске, в Коми, в той же Москве. Сегодня в Лефортовский суд поступило очередное дело Алексея Навального, в концовке которого два дополнительных срока… А мы обсуждаем шум вокруг Рамзана Кадырова. Обсуждаем маленькую Чечню и её яркого лидера", – сказал Шевченко.

При этом журналист, признавая свое незнание чеченского, считает перевод слов депутата Госдумы Делимханова про "отрезанные головы" искаженным – мол, речь идет об идиоме, аналогом которой в русском языке может быть нецензурное "я тебе …" (сильно тебя ударю. – Прим. ред.). Фраза депутата "кортош хедор (дla хедор) ду", говорит Шевченко, действительно может восприниматься как фразеологизм, но в данном контексте звучит реальной угрозой, так как сопровождалась клятвой сделать это.

Софья Русова
Софья Русова

Успешность информационной кампании можно оценить по массовости охвата аудитории и изменениям, к которым она приводит, считает сопредседатель Профсоюза журналистов и работников СМИ Софья Русова. Ситуацию с Янгулбаевыми сегодня обсуждает узкая группа людей – правозащитники, активисты, журналисты, медиа с правозащитной повесткой. Для большинства россиян ее нет или им все равно. Они могли видеть новость, но не хотят разбираться в произошедшем.

"Также пока нет заявлений Кремля о том, что так делать нельзя. К Кадырову и его подчиненным не применены, по крайней мере публично, санкции, несмотря на прямые угрозы Янгулбаевым и журналистам. Но ситуация будет развиваться, это история не на один месяц, – продолжает собеседница Кавказ.Реалии. – В плане информационной кампании могут быть совершенно непредсказуемые результаты. Мы знаем примеры, когда угрозы критикам Кадырова заканчивались убийствами и попытками убийств".

В то же время, отмечает эксперт, части медиа новости про Янгулбаевых позволили вернуться к освещению происходящего в Чечне – рассказ Ибрагима Янгулбаева о его задержании и пытках в 2017 году вновь поднял тему внесудебных расправ, похищений и "секретных тюрем" в республике. Это сделало проблему нарушения прав человека в Чечне более видимой.

"Если возвращаться к информационной кампании, одна из сторон – власти Чечни – выкладывает записи переговоров якобы семьи Янгулбаевых, архивы переписок из мессенджеров, полученные, вероятно, от спецслужб. Подконтрольные им телеграм-каналы, ЧГТРК "Грозный" используют риторику ненависти, язык вражды в отношении одной отдельно взятой семьи, это выглядит как террор с их стороны. Пока информационный", – говорит Софья Русова.

По ее мнению, данная ситуация сильно задела Кадырова. Он провел полную зачистку оппозиции и критиков внутри республики, а теперь получил публичный информационный вызов, который не прекратился после допроса Абубакара Янгулбаева, признаний материалов канала 1ADAT экстремистскими, задержаний родственников блогеров, набирая обороты по нарастающей. И заплатить за эту смелость, вероятнее всего, придется большому количеству людей из окружения семьи Янгулбаевых.

Мне кажется, Кадырову безразлично, что думают по этому поводу в ПАСЕ и США

"Мне кажется, Кадырову безразлично, что думают по этому поводу в ПАСЕ и США. Его деловые партнеры – страны арабского мира. Судя по дерзкому тону заявлений, ему такой диалог с Западом кажется увлекательной игрой, он чувствует себя героем. Это происходит в контексте "нам наплевать на западное мнение и ценности, делаем что хотим", – подытожила сопредседатель Профсоюза журналистов.

Кадыров не справился с эмоциями

Ошибочной версию о том, что с помощью истории Янгулбаевых Кремль пытается отвлечь россиян от их проблем, считает член Совета правозащитного центра "Мемориал" (внесен властями РФ в список иноагентов, но не согласен с этим), руководитель программы "Горячие точки" Олег Орлов. Это подтверждает в том числе отсутствие резких и откровенно преступных заявлений после того, как Кадырова вызвали к Путину.

Олег Орлов
Олег Орлов

"Кремль не имеет к этому никакого отношения, кроме того, что это происходит с его попустительства. Сама ситуация нарастала как снежный ком – она началась в декабре, когда в Чечне задержали родственников оппозиционных блогеров и активистов, в том числе и родных Янгулбаевых-Мусаевых", – полагает собеседник Кавказ.Реалии.

По мнению Орлова, власти Чечни получили в ответ на похищения информационный отпор со стороны того же 1ADAT, правозащитных организаций, СМИ, и это вызвало реакцию.

"Когда Кадыров сталкивается с сопротивлением, у него возникает истерическая реакция, толкающая все к новым и новым действиям", – считает правозащитник.

То, что чеченские силовики могут задерживать людей за две тысячи километров от Грозного, в Нижнем Новгороде, стало для российского общества новостью. И "фантастической" ситуацию посчитал далеко не только Песков. В ответ на волну публикаций Кадыров выступил с крайне эмоциональными комментариями, объявив "террористами" журналистку "Новой газеты" Елену Милашину и члена президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Игоря Каляпина, а семью Янгулбаевых – "предателями" и "экстремистами".

Кадыров – хитрый, но не умный политик, он банально не умеет справляться со своей агрессией

"Он не умеет справляться со своими первыми истерическими реакциями, держать язык за зубами. Некоторые комментаторы описывают Кадырова как тонкого умного политика. Но значит они не знакомы с реалиями. Кадыров – хитрый, но не умный политик, он банально не умеет справляться со своей агрессией", – продолжает Орлов.

Правозащитник уверен: месседжи Кадырова, Делимханова и других, многотысячный митинг в Грозном адресованы не Кремлю и российскому обществу, а жителям Чечни, диаспоре внутри России и, безусловно, за ее пределами.

"Кадырова раздражает, что с его критикой выступают сами чеченцы. Одно дело, когда его критикуют федеральные политики и правозащитники из Москвы, другое – когда это же говорят люди из самой Чечни, на чеченском языке и обращаясь к чеченцам. Тот же канал 1ADAT, Тумсо Абдурахманов и другие блогеры наладили сеть информаторов, получают информацию напрямую из Чечни. И это вызывает негодование Кадырова", – отметил представитель "Мемориала".

Абсолютный продукт Кремля

Это не первая история с похищением чеченскими властями, которая "выстрелила". Не столь давно резонанс вызвало исчезновение (о его судьбе ничего неизвестно с сентября 2020 года) модератора канала 1ADAT Салмана Тепсуркаева. Но в случае с семьей Янгулбаевых угрозы приобрели фантастическую для правового государства форму и средневековый размах, говорит исследователь Amnesty International по России Наталья Прилуцкая.

"Самое удивительное, что, несмотря на прямые угрозы от высокопоставленных лиц, силовиков, совершенно дикий контекст, нет никакой адекватной реакции из Москвы. Если мы говорим, что в информационном противостоянии проигрывает Кадыров, то с ним проигрывают и федеральные власти, лично Путин, – констатирует эксперт. – Потому что все действия – и рядовых чеченских полицейских, и руководства Чечни – показывают: Россия – не правовое государство".

В этой ситуации, продолжает Прилуцкая, у общества возникает вопрос: а контролирует ли Путин ситуацию, если его губернатор позволяет такие выходки? Это достаточно тревожная тенденция для всех россиян, российских властей и стран Запада, потому что критики Кадырова подвергаются нападениям не только в России, но и в странах Евросоюза.

Собеседница отмечает, что наиболее адекватно на данный момент отреагировал председатель Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Валерий Фадеев. Он направил ряд запросов в надзорные и правоохранительные органы, в том числе с просьбой передать дело Заремы Мусаевой в центральный аппарат Следственного комитета.

Еще несколько лет назад в Чечне сжигали дома и преследовали тех, кто был не оппозиционером, а просто посмел жаловаться на те или иные бытовые нарушения

"Эта история вернула нас в 1930-е годы, когда родственники тех, кто по мнению властей провинился, несут за них ответственность. Но это не явление сегодняшнего дня, эта тенденция наблюдалась все последние десятилетия. Напомню, что еще несколько лет назад в Чечне сжигали дома и преследовали тех, кто был не оппозиционером, а просто посмел жаловаться на те или иные бытовые нарушения", – говорит исследователь Amnesty International.

Прилуцкая уверена, что отсутствие адекватной реакции Москвы в очередной раз показывает, что Рамзан Кадыров – абсолютный продукт Кремля. Все, что происходит сегодня в Чечне, происходит при попустительстве федерального центра.

"Громкие угрозы, обвинение в терроризме, сжигание и топтание портретов Янгулбаевых – это посыл не только их семье, но и всему населению Чечни. 1ADAT позиционирует себя не только как телеграм-канал, но и как народное движение, получающее информацию от жителей республики. И Кадыров показывает, что будет с теми, кто помогает 1ADAT. Это акт устрашения", – подытожила собеседница Кавказ.Реалии.

***

20 января сотрудники МВД Чечни ворвались в квартиру Янгулбаевых в Нижнем Новгороде и насильно, не дав даже одеться, вывезли мать правозащитника Абубакара Янгулбаева Зарему Мусаеву на допрос в качестве свидетеля в Грозный. Сначала ей назначили 15 суток административного ареста по обвинению в оскорблении полицейского, а затем возбудили на нее уголовное дело – якобы Мусаева набросилась на составлявшего протокол участкового.

В Чечне с начала декабря были похищены десятки родственников критиков главы республики Рамзана Кадырова. Об исчезновении членов своих семей заявили шесть человек – правозащитники Абубакар Янгулбаев, Мансур Садулаев и Аслан Арцуев, а также оппозиционные чеченские блогеры Тумсо Абдурахманов, Хасан Халитов и Минкаил Мализаев.

30 декабря в Вене на площади Прав человека состоялся митинг против массовых похищений в Чечне и выдворения проживающих за рубежом чеченцев в Россию. Аналогичный митинг в этот же день прошел в столице Норвегии Осло. Во французском Страсбурге 8 января прошел митинг против похищений родственников оппозиционных властям Чечни активистов и блогеров, а также против пыток в российских тюрьмах. 5 февраля митинги в поддержку семьи Янгулбаевых прошли в Мюнхене и Стокгольме.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (5)

XS
SM
MD
LG