Ссылки для упрощенного доступа

Спецслужбы России и убийство Хангошвили. Брат чеченского беженца – о приговоре суда


Портреты Зелимхана Хангошвили перед посольством Германии в Тбилиси, 10 сентября 2019 г.

Высший земельный суд Берлина приговорил россиянина Вадима Красикова к пожизненному заключению. Красиков обвинялся в убийстве бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили, который переехал в Германию и попросил убежища. В августе 2019 года Хангошвили был застрелен в берлинском парке Малый Тиргартен недалеко от квартиры, в которой жил.

Суд счел доказанным утверждение стороны обвинения, что россиянин Красиков совершил убийство по указанию властей России. Сразу после этого Германия объявила о высылке двух российских дипломатов. Москва не признала решение берлинского суда. О том, что власти страны "категорически не согласны" с решением по делу Красикова, заявлял пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

В интервью Кавказ.Реалии брат убитого Зураб Хангошвили рассказал о реакции на приговор, обвинениях Путина и возможных последствиях для чеченских беженцев в Европе.

Как вы узнали о приговоре?

– Сам я, к сожалению, не мог присутствовать на суде. Я нахожусь в другой стране, и у меня нет разрешения ее покидать, но на суд ходили родственники – племянники, семья Зелимхана. У меня там есть адвокат, она представляет интересы нашей семьи как потерпевших. Как только решение огласили, она мне позвонила и все рассказала. Вынесение приговора длилось свыше двух часов, и больше всего в нем меня обрадовало то, что ответственность была возложена на российские власти.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Вы ожидали, что вердикт будет именно таким?

– Мы не думали, что решение будет таким четким. Было ясно, что ему (Красикову. – Прим. ред.) дадут пожизненный срок, но мы не знали, что российские власти признают ответственными. Это очень хорошее решение, я очень им доволен. Думаю, что оно идеальное, потому что оно по адресу.

То, что спецслужбы России имеют к этому отношение, уже доказано. Известно, с кем этот убийца был связан, где он был. Все эти разговоры, которые теперь пошли, то, что Путин упомянул Зелимхана, сказал, что он был причастен к терактам в метро в Москве, они не имеют никакого основания (Владимир Путин называл Хангошвили "кровавым убийцей", его убийство он квалифицировал как "криминальную разборку". – Прим. ред.).

То, что спецслужбы России имеют к этому отношение, уже доказано. Известно, с кем этот убийца был связан, где он был

Теперь вот и про Беслан стали говорить, мол, он и там принимал участие. Все это они делают для того, чтобы снять с себя ответственность: вот, мол, даже если его убили, он того заслуживал.

Я думаю, немецкий суд принял такое решение, потому что хочет показать, что в этой стране нельзя просто так совершить преступление и остаться безнаказанным. Германия показала, что она не проходной двор, что это государство и оно охраняется. Здесь нельзя, как в других странах, просто убить человека. Они хотели показать, что они хозяева на этой земле, что не позволят здесь шутить шутки. Кроме всего прочего, это преступление было совершено в центре города, в парке, где ходят женщины, дети, это не пустяки. Это стресс для граждан Германии, они хотели показать, что такое здесь не прокатит.

Как вы думаете, какие последствия будут у этого приговора?

– Уже есть решение выслать двух российских дипломатов. Не знаю, как дальше будут действовать немецкие власти, будут ли другие санкции. Если честно, даже если ничего больше не будет, я очень рад. Я довольствуюсь уже тем, что им не сошло с рук то, что они сделали, что они еще услышат имя Зелимхана. Слава Аллаху, он не забыт.

– Как считаете, может ли этот приговор повлиять на решения европейских стран о высылке чеченских беженцев на родину?

– Я думаю, это должно помочь чеченцам. Российским спецслужбам дали понять, что так просто преступления совершать здесь нельзя, что у этого будут очень серьезные последствия. По крайней мере, это должно помочь тем, кто находится в Европе как политический беженец, тем, у кого проблемы с российскими властями.

Вы себя чувствуете в безопасности?

– Я не думаю, что я буду чувствовать себя в безопасности в любой стране мира, но я знаю, что человек не сможет приехать сюда, навредить мне и уехать безнаказанно, поэтому мне более или менее спокойно здесь. Кроме того, мне кажется, что ко мне какое-то внимание со стороны местных властей есть. Я этого не вижу, не замечаю каких-то людей, но думаю, что они за мной приглядывают.

Российским спецслужбам дали понять, что так просто преступления совершать здесь нельзя, что у этого будут очень серьезные последствия

В 2015 году на Зелимхана совершили покушение в Грузии, и людей, которые это сделали, спокойно отпустили. Правоохранительные органы до сих пор не провели никакого расследования ("Следствие продолжается, на все вопросы будут даны ответы, давайте просто дождемся завершения расследования", – заявил тогда заместитель министра внутренних дел Грузии Арчил Талаквадзе. – Прим. ред.).

И сейчас, после этого приговора, Грузия не сделала никакого заявления, они даже не упоминают его убийство. Точно так же будет, если со мной там что-то произойдет, поэтому тут мне спокойнее.

Как себя чувствует семья Зелимхана, его жена и дети?

– Я думаю, что женщинам и детям ничего не угрожает здесь, но о том, чтобы поехать в Грузию, даже в гости, нет и речи. Они знают, что это небезопасно. Здесь, я думаю, что после всего того, что произошло, их никто трогать не будет.

***

Следствие по делу об убийстве Хангошвили продолжалось в Берлине больше года. Согласно выводам германской прокуратуры, убийство было спланировано и организовано из-за рубежа и является операцией иностранных спецслужб.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (7)

XS
SM
MD
LG