Ссылки для упрощенного доступа

На убой по беспределу и без выплат: армия России на Кавказе и юге


Российский военнослужащий, иллюстративная фотография
Российский военнослужащий, иллюстративная фотография

В России ухудшается положение тех, кого власти используют для участия в полномасштабной войне против Украины: в стране ужесточили законодательство о призыве на срочную службу, родственники мобилизованных уже публично требуют их возвращения с фронта, а раненые все чаще заявляют, что им отказываются платить обещанные президентом деньги. Сайт Кавказ.Реалии рассказывает о самых известных таких случаях на Северном Кавказе и юге за 2023 год.

Борьба за отцов и мужей

Вернуть мужа с войны через суд попыталась жительница Дагестанских Огней Эльмира Курбанова. Она представила свидетельства о рождении трех детей, которым нет и 16. В военкомате ей ответили, что указания руководства армии России об освобождении от мобилизации многодетных отцов были даны уже после призыва ее мужа. А в суде заявили, что отсрочка положена только резервистам, имеющим четырех и более детей, поэтому оснований для возвращения Курбанова домой нет.

На схожих основаниях попробовали оспорить мобилизацию многодетные отцы из других районов Дагестана, а также из Ставропольского края, Калмыкии, Ростовской и Волгоградской областей. Практически всем отказали в возвращении с фронта.

Как правило, истцы ссылаются на указание Генштаба об отсрочке отцам троих детей и слова председателя Госдумы Вячеслава Володина, который тоже заявил, что право на отсрочку от мобилизации имеют все мужчины, у которых на иждивении находятся трое и более детей в возрасте до 16 лет. Суды же отвечают, что эти указания носят рекомендательный характер и что в законе прописана отсрочка только отцам четырех детей.

Астраханец Станислав Подмарев был мобилизован, несмотря на язву в кишечнике. Он сообщил о болезни призывной комиссии, но там жалобу решили проигнорировать. Чтобы доказать заболевание, Подмарев самостоятельно прошел обследование.

Практически вся первая половина 2023 года ушла на принятие бесконечных поправок, упрощающих военкоматам набор

"Тот факт, что после самовольного оставления войсковой части Подмарев прошел ряд медицинских обследований, не является основанием для удовлетворения заявленных им требований, поскольку указанные действия совершены после принятия оспариваемого решения", – постановил суд в отказе Подмареву.

Одной из самых заметных в 2023 году стала история борьбы Ксении Абрамовой из Краснодарского края за своего мужа Алексея, страдающего тяжелым заболеванием позвоночника. Из-за обострения он передвигается на костылях и не может поднимать тяжести, носить бронежилет. Из-за тремора Абрамов не может сам писать заявления – за него это делают сослуживцы.

Жалобами в различные инстанции Абрамова добилась возвращения супруга с войны в пункт постоянной дислокации части в дагестанском Буйнакске. Вместе с тем командование отказывается его демобилизовать, так как военно-врачебная комиссия не проводит детального обследования. В этом сентябре мужа Абрамовой повторно попытались отправить на передовую.

Осенью 2023 года жены мобилизованных, недовольные нарушением их прав (прежде всего, отсутствием ротации на фронте и несвоевременными выплатами), объединились в неформальное движение, призывая семьи солдат выходить на митинги в разных городах страны – известно минимум о 30 таких региональных и городских чатах протеста. Журналисты назвали растущее недовольство главной проблемой Кремля перед президентскими выборами в этом марте.

Митинги за права воюющих в Украине пытались согласовать в нескольких городах: Москве, Новосибирске, Красноярске, Челябинске и Санкт-Петербурге. Везде было отказано, формально – из-за коронавирусных ограничений. Группы жен мобилизованных были созданы также в Краснодаре, Ростове, Волгограде, но об их намерениях провести митинги за возвращение мужей с фронта неизвестно. Сейчас эти группы недоступны, а телеграм обозначил основную группу "Путь домой" с десятками тысяч подписчиков как "фейковую".

Ранен – докажи

Получившие ранения на фронте российские военнослужащие в 2023 году массово жаловались на 1602-й клинический госпиталь Минобороны в Ростове-на-Дону, где им под различными предлогами не выдавали соответствующие справки. Без подтверждения раненым не получить социальную выплату в три миллиона рублей, обещанную Путиным. Многочисленные нарушения в госпитале уже подтвердили официально, прокуратура внесла представление руководству учреждения, а в ситуацию вмешался депутат Госдумы Максим Иванов.

В конце марта о проблемах в ростовском госпитале рассказало государственное агентство "РИА Новости". Из этого текста со ссылкой на военных стало известно, что контуженым с многочисленными внутренними повреждениями действительно зачастую ставят диагноз "острая реакция на стресс".

Им обещают, что не отправят на войну, сулят крупные выплаты, а кого-то и угрозами вынуждают

Более того, собеседники издания заявляют о вымогательстве денег: одному из них неизвестные люди на входе в госпиталь пообещали "организовать" правильный диагноз за 300 тысяч рублей, то есть за 10% от полагающейся выплаты.

Например, справку в 1602-м госпитале не смог получить контрактник из Кабардино-Балкарии Арсен Пшуков. Он заявил в суде, что в ходе боевых действий попал под обстрел, а в клинической больнице оккупированного Луганска ему диагностировали минно-взрывную травму. Диагноз подтвердили в бюро медицинской экспертизы Кабардино-Балкарии, но не в военном госпитале. Суд отказал Пшукову в признании ранения.

Тимур Корнаев из Северной Осетии заявил, что в январе прошлого года при эвакуации раненых попал под минометный обстрел и повредил колено. Командование приняло его рапорт о произошедшем для проведения военно-врачебной комиссии. Однако компенсацию военному так и не выплатили, суд также оставил его жалобу без удовлетворения.

В отличие от него, росгвардейцу из Чечни Зелимхану Аюбову удалось доказать свою правоту в Грозненском гарнизонном суде. С февраля 2022 года он участвовал в боях в Украине и в мае получил ранение, после чего был эвакуирован в госпиталь. Командование войсковой части №65384 (это 291-й гвардейский мотострелковый полк из села Борзой) не удовлетворило его рапорт из-за мелкой описки: в документе тот указан как "сержант", хотя Аюбов только "младший сержант".

Видеопротесты и охота на призывников

Единственной более заметной, но все еще относительно безопасной формой протеста в России остаются только видеообращения. В марте приписанные к 255-му мотострелковому полку из Волгограда мобилизованные обратились к президенту, губернатору, военкоматам и всем россиянам с жалобой, что их отправляют "на убой".

Летом к губернатору Ставропольского края Владимиру Владимирову через видео обратились матери и жены мобилизованных, заявив: командование в оккупированной части Запорожской области угрожает их родным убийством за отказ отправляться на штурм украинских позиций.

О беспределе в отношении сына – ему не предоставляют положенный по ротации отпуск и угрозами вынуждают отправляться на передовую – на видео рассказала мать мобилизованного из Краснодарского края.

Однако о реакции командования или властей на такие публичные обращения ничего не известно.

Нужно не бояться адекватно защищать своих родных

В беседе с корреспондентом сайта Кавказ.Реалии представитель помогающего избежать мобилизации движения "Идите лесом" Иван Чувиляев выделяет еще один тренд 2023 года: жестко прошедшие весеннюю и осеннюю мобилизации.

"В предыдущем году система призыва и набора по контракту еще абсолютно не адаптировалась, поэтому практически вся первая половина 2023 года ушла на принятие бесконечных поправок, упрощающих военкоматам набор. Это и повышение штрафов за неявку по повестке, и поражения в правах "уклонистов", и многое другое, – напоминает правозащитник. – Если призывы 2022 года прошли без больших сюрпризов, уже весной стали обтачивать систему массовых облав на призывников. Осенью именно облавы стали главным инструментом их выявления, силовики приходили в поиске "уклонистов" в спортзалы, клубы, рестораны, на склады маркетплейсов, ловили их даже на улицах".

Крайне осложнился механизм получения отсрочки при очном обучении в вузе, добавляет Чувиляев. Если раньше студент мог решить весь вопрос за формальные 10 минут, сейчас для оформления отсрочки требуется несколько визитов в военкомат.

Лидер антивоенного движения "Дозор" из Волгограда Евгений Кочегин подтверждает: во время призывных компаний военкоматы не обращали внимания на жалобы юношей, направляя их на службу "по беспределу".

"Нарушения в работе военкоматов только усилились. Видимо, перед ними стояла задача отправить в армию как можно больше призывников, которых в ходе срочной службы обрабатывают для заключения контракта. Им обещают, что не отправят на войну, сулят крупные выплаты, а кого-то и угрозами вынуждают", – отмечает собеседник.

Появившееся осенью движение жен и матерей, по мнению Кочегина, вселяет надежду, что активная часть общества сможет выносить в публичное пространство проблемы тех, кто насильно отправляют на фронт.

"Нужно не бояться адекватно защищать своих родных. Без ухода в радикализм, чтобы не подставляться под статью. Но упорно и настойчиво. Не бойтесь угроз и не идите на подкупы в виде решения чей-то персональной проблемы: власть стандартно пользуется методом кнута и пряника", – заключил Кочегин.

Куда идти отказнику

В нынешних условиях чрезвычайно трудно защищать права мобилизованных и добиваться, например, их ротации, потому что у движения матерей и жен нет представительства во власти, констатировал в беседе с редакцией Сергей Кривенко, директор правозащитной группы "Гражданин. Армия. Право".

Он напомнил, что во время чеченских войн 1990–2000-х годов "Солдатские матери" активно взаимодействовали с думскими фракциями партий "Яблоко" и СПС, тогда были независимые СМИ и отсутствовала военная цензура, запрещающая говорить все, что противоречит официальным релизам Минобороны.

Они пытаются работать неофициально, живут в съемных квартирах, все это в состоянии постоянного стресса

Координатор Движения сознательных отказчиков Елена Попова при этом высказывает уверенность, что все еще можно добиваться направления военных в госпиталь на территорию России, а дальше включать остающиеся правовые механизмы.

"У всех участников войны посттравматическое расстройство, категория годности "В" – это уже нестроевая служба. Попав с передовой в российский госпиталь, мобилизованный должен подтвердить этот диагноз у психиатра или невролога, это можно сделать и у независимых гражданских врачей, а не только на военно-врачебной комиссии. Решения последней можно оспаривать, идти в суды", – говорит правозащитница.

Она соглашается, что многие рядовые мобилизованные до этого никогда не сталкивались с правовыми вопросами. Находясь после фронта в тяжелом психологическом состоянии, они предпочитают просто скрываться. Так, только за первую половину 2023 года в гарнизонные суды поступило более двух тысяч уголовных дел о самовольном оставлении частей.

"Это те, кто сам сдался в военный следственный отдел, вернулся в часть или был задержан. Но уверена, что примерно такое же число сбежавших контрактников вынуждены скрываться, так как им грозят большие сроки за побег. Они пытаются работать неофициально, живут в съемных квартирах, все это в состоянии постоянного стресса, – продолжает Попова. – Поэтому всем, кто не хочет воевать, можно посоветовать: попав на территорию России незамедлительно в течение первых дней обращайтесь в военный следственный отдел с соответствующим заявлением. Иначе вас ждет уголовное преследование".

После начала мобилизации в российские военные суды поступило 4630 уголовных дел по статьям, связанным с воинской службой. Каждое шестое из них рассматривают суды регионов юга России и Северного Кавказа, причем 224 дела приходятся на Ростовскую область – по этому показателю регион на втором месте в стране после Московской области.

  • Пять лет колонии общего режима назначил Грозненский гарнизонный суд мобилизованному Ширвани Казимагомедову. Он оставил пункт постоянной дислокации части в апреле и спустя месяц сам явился к месту несения службы. В суде Казимагомедов заявил, что длительное время находился в зоне специальной военной операции – так в России официально называют войну в Украине. Его обращения о предоставлении отпуска командование игнорировало. Подсудимый также сослался на инвалидность отца, наличие маленького ребенка, а также серьезные заболевания у матери, которой требовалась помощь.
  • Семью спасателя первого класса Георгия Котовца, призванного на войну в Украину, после его смерти исключили из очереди на жилье, так как он погиб не как спасатель, а на войне. Спасателя аварийно-спасательной службы "Кубань-СПАС" призвали на войну в Украину во время "частичной мобилизации", при этом за ним сохранили рабочее место. 30 июня 2023 года он погиб, после этого его жену и двоих детей исключили из очереди на улучшение жилищных условий, на которой они состояли с 2018 года.

Форум

XS
SM
MD
LG