Ссылки для упрощенного доступа

"Кадыровцы не смогут всех убить". Блогер Ислам Белокиев – о новой волне репрессий в Чечне


Ислам Белокиев

На днях предположительно аффилированный с силовиками телеграм-канал "Розыск Ингушетия" сообщил о возбуждении уголовного дела по статье об оправдании терроризма в отношении Ислама Белокиева, автора оппозиционного чеченским властям ютуб-канала "Мысли Ислама". В сообщении подчеркивалось, что он "принимает активное участие в антироссийских акциях за рубежом, на которых негативно высказывается в адрес руководства Чеченской республики". Блогер по отцу является чеченцем, потому его внимание приковано к событиям в этом регионе.

В интервью Кавказ.Реалии с детства живущий в Европе, но следящий за событиями на родине блогер Ислам Белокиев рассказал об отношении к новому делу, угрозе экстрадиции в Россию и отчаянии кадыровцев, а также о взаимоотношениях с другим известным чеченским блогером Тумсо Абдурахмановым и страхах активистов.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

–В новости о возбуждении уголовного дела говорится об оправдании терроризма. На вашем канале есть ролики, оправдывающие насилие?

– На своём канале я говорю, что преступники будут отвечать за свои злодеяния по закону в рамках правового поля. Моя деятельность тем и отличается от них, что я порицаю все формы террористической направленности. Можно жестко высказываться, называть их преступниками, убийцами, насильниками и тому подобное, но призывать к террору в отношении невинных людей, либо к бесправному насилию – значит уподобляться им.

Европейцы должны понять, что чеченцы действительно хотят свободы и соблюдения их прав

Касаемо терроризма – я никогда не оправдывал теракты. Напротив, у меня полно роликов, в которых осуждаются захват школы в Беслане, взрывы в метро, наезды на автомобилях на пешеходов. Никакие чудовищные преступления в отношении нас не могут быть причиной перехода красной линии. Именно эта черта – благородство – делает нас людьми, достойными сочувствия. Ведь невозможно сочувствовать отцу убитого ребёнка, который из чувства мести убил чужое дитя.

–​ Почему тогда следствие выбрало именно статью 205.2 УК РФ?

– Обвинение по связанной с терроризмом статье вводит в ступор самых адекватных судей. Люди боятся терроризма, с обвиняемыми в нем не хотят связываться. Это значит, что у обвиняемых меньше шансов на справедливое разбирательство. В моем случае это сделано для того, чтобы увеличить по максимуму все шансы на экстрадицию после подачи заявления в международный розыск.

Зачем зарубежным странам держать у себя человека, обвиняемого в оправдании терроризма? Им легче его выдать России. Как говорится, на всякий случай, от греха подальше. Именно на это и рассчитывает преступная машина.

Насколько легко сегодня объявить блогера или активиста "террористом"?

– Проще простого. Кого им бояться? Самих себя? [Оппозиционера] Алексея Навального отравили, а власть в наглую отказалась даже возбудить уголовное дело по этому поводу. Не говоря уже о том, что его посадили по сфабрикованному обвинению. Так что совсем неудивительно то, что произошло с [чеченским блогером] Тумсо Абдурахмановым, с [журналисткой] Светланой Прокопьевой, с такой мелкой сошкой, как я, или кем-то ещё.

–​ Вы многие годы живете за рубежом. Силовики наверняка понимают, что не смогут вас оперативно достать. Тогда зачем они это делают?

– Силовики в России имеют абсолютную власть. В особенности на Кавказе. В их руках сосредоточены всевозможные инструменты воздействия. Так почему бы ими не воспользоваться? Не факт, что получится, но перед начальством смогут отчитаться. Они всё равно ничего не теряют. В случае неудачи для них нет никаких юридических последствий.

Вы упомянули, что Евросоюз может выдать обвиняемого в терроризме. Чувствуете ли вы опасность объявления в международный розыск и выдачи в Россию по линии Интерпола?

Кадыровцы не смогут всех похитить и убить. Они проигрывают

– Да, конечно. Слишком много случаев выдачи европейскими властями чеченских диссидентов. Статья, связанная с терроризмом, отключает желание разбираться по справедливости – легче экстрадировать. Поэтому не могу исключить и такой исход.

–​ В последние месяцы режим главы Чечни Рамзана Кадырова стал более агрессивным в отношении оппонентов и критиков из диаспоры в Европе и Турции. По вашему мнению, эта тенденция будет усиливаться?

– Думаю, что да. К сожалению, тенденция будет лишь нарастать. Хотя это и свидетельствует об их отчаянии и где-то даже конце. Не исключено, что они начнут убивать родственников своих критиков. Официально, конечно же, будут внаглую заявлять о несчастных случаях, но всем своим видом показывая свою причастность к этому.

Кто-то "упадёт" с обрыва, как бывший мэр Аргуна Ибрагим Темирбаев, попадёт под машину и так далее. Хотя, надеюсь, что я ошибаюсь.

–​ Складывается ощущение, что мировое сообщество пока не реагирует на новую волну преступлений в Чечне. Почему?

– Запад начал делиться на "правых" и "левых". Если раньше это было не особо заметно, сегодня пропасть между ними с каждым днём увеличивается. Правые, хоть и являются сторонниками религии и христианских традиционных ценностей, но им свойственен национализм. А левые, несмотря на свой интернационализм и мультикультурализм, ставят перед собой задачу лаицизации (сокращение роли религии в обществе. – Прим. ред.) общества.

Посреди всего этого стоит чеченец. Правые в нем видят человека другой национальности и иной религии, а левые – практика традиционного образа жизни. Кому он нужен? Именно поэтому жизнь чеченца особо не интересует западных политиков. Правые не хотят этим заниматься вообще, а левые говорят только о нарушении западных ценностей в Чеченской Республике. Хотя, должен признать, левые сегодня больше имеют в себе "Бога", не веря в него, чем правые.

Нужно еще добавить, что ввиду известных событий на Ближнем Востоке к чеченцам начали относиться, мягко говоря, с осторожностью и недоверием. Вместо некогда позитивных сторонников за свободу, европейцы видят в чеченцах религиозных радикалов.

–​ И поэтому Евросоюз продолжает выдворять чеченских эмигрантов в Россию? Почему митинги, заявления правозащитных организаций, реальные примеры пыток и внесудебных расправ не останавливают этот процесс?

– Насколько это опасно, можно судить хотя бы по расследованиям Gulagu.net. Пыточный конвейер российской пенитенциарной системы вверг в шок даже самых повидавших жизнь людей. Так вот, эти зверства происходили в Чечне задолго до этого. Чечня была и остаётся полигоном, на котором тестируются не только всевозможные виды современного оружия, но и методы подавления воли и достоинства. То, что расследовал [основатель Gulagu.net] Владимир Осечкин, – это лишь верхушка айсберга. Я имею в виду не количество преступлений, а методы.

Ни ты, ни твои родственники не стоите целого народа, который нуждается в твоей помощи

К сожалению, в современном мире донесения о таких пытках недостаточны. Важны политические шаги. Сегодня политики Евросоюза борются за власть и электорат. Их мало интересует справедливость. Они говорят лишь то, что от них хотят услышать избиратели. Которые, в свою очередь, поделены на правых и левых.

Да и пассивная активность кавказского общества, чеченцев в частности, является одной из основных причин такого положения вещей. Всё ещё слишком мало людей выходит на митинги. И мы понимаем почему. Потому что они боятся. Но нужно больше! Европейцы должны понять, что чеченцы действительно хотят свободы и соблюдения их прав, а для этого нужно самим стараться. В последнее время заметно усиливается градус протестов, и это обнадёживает.

На прошедшем в Страсбурге 8 января митинге вы встретились и пообщались с блогером Тумсо Абдурахмановым. Некоторые телеграм-каналы написали о вашем примирении. Вы теперь готовы создавать совместные медийные проекты и сотрудничать с Тумсо?

– Да, мы встретились, поговорили и примирились при участии членов Ассоциации чеченцев Европы, "Барт-Маршо" и других организаций. Но каких-то совместных медийных проектов мы не планировали. Хотя и не стоит этого исключать.

Некоторые наблюдатели отмечают, что после череды задержаний родственников критиков Кадырова протестная активность в чеченской диаспоре снизилась. Так ли это?

– Я не согласен. Посмотрите на протестную активность года три назад и на сегодняшнюю. Уверен, в этом заслуга блогеров и активистов, которые выстояли в трудную минуту, подав пример всем остальным. Недавний пикет в Осло, ролик о котором на моем канале набрал более 75 тысяч просмотров, и митинг в Страсбурге вселили в людей уверенность. Кадыровцы не смогут всех похитить и убить. Они проигрывают.

–​ То есть вы считаете попытки кадыровцев остановить оппозиционных блогеров и активистов неэффективными? Почему?

– Дело в идее. Она как огонь разжигает сердце человека. Ты в какой-то момент осознаёшь, что ни ты, ни твои родственники не стоите целого народа, который нуждается в твоей помощи. И это чувство только подпитывает это пламя.

Да, бывает иногда страшно. В голову лезут всякие сомнения. Смотришь с завистью на обычных прохожих, покупателей в супермаркете, учеников, спешащих безмятежно в школу, и думаешь: "А зачем мне всё это было нужно?!" Но потом вспоминаешь 27 казнённых в ночь на 26 января 2017 года в Чечне. Вспоминаешь Биназиру Хамидову, которую пытал [начальник управления ГИБДД МВД по Чеченской Республике] Идрис Черхигов, пытаешься представить себе её состояние и понимаешь, насколько ты жалок со своим нытьем.

Причина неэффективности кадыровского давления заключается не только в том, что активисты хорошо освещают преступления режима, но и в том, что они худо-бедно борются со своими собственными страхами.

***

Блогер Ислам Белокиев принимал участие в массовых митингах против похищений родственников оппозиционных активистов в Чечне, прошедших в Страсбурге и Осло.

Ранее управление Следственного комитета России по Ингушетии возбудило уголовное дело в отношении Белокиева по статье "Реабилитация нацизма". Поводом для этого стал ролик "День позора", автор которого рассуждает о депортации вайнахов и других народов, других преступлениях сталинского режима в годы Великой Отечественной войны и задается вопросами о том, должны ли потомки тех, кто в годы войны подвергся преступным репрессиям, праздновать День Победы.

В Чечне в конце 2021 года были похищены десятки родственников критиков главы республики Рамзана Кадырова. Об исчезновении членов своих семей заявили шесть человек – правозащитники Абубакар Янгулбаев, Мансур Садулаев и Аслан Арцуев, а также оппозиционные чеченские блогеры Тумсо Абдурахманов, Хасан Халитов и Минкаил Мализаев.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG