Ссылки для упрощенного доступа

Россия – на 150-м месте. Северный Кавказ и рейтинг свободы СМИ


Главред дагестанской газеты "Черновик" Гаджимурад Камалов был убит неизвестными в 2011 году. Между тем Россия движется в сторону все более репрессивной модели по отношению к независимым СМИ, отмечают "Журналисты без границ"

Россия заняла 150-е место из 180 возможных в рейтинге свободы прессы, составленном международной организацией "Репортёры без границ". Страна оказалась в списке ниже, чем Мьянма и Венесуэла. О том, с каким давлением сталкиваются журналисты на Северном Кавказе, – в материале Кавказ.Реалии.

Ситуацию с медиа в России исследователи характеризуют как "плохую", где свобода журналистики "серьезно ограничена". Таким же образом эксперты оценили положение дел в Казахстане, Узбекистане, Беларуси и еще 47 странах. И это не худшие показатели в мире: в 21 стране они "очень плохие", а пресса "полностью заблокирована". В этой группе – Таджикистан, Азербайджан, Туркменистан и др.

Армения, Грузия, Киргизия и Молдова – в середине списка, в них и ещё 55 государствах деятельность СМИ "серьезно ограничена". Среди стран со "свободной" и "относительно свободной" прессой из состава бывшего СССР – только Прибалтика.

Годом ранее Россия в рейтинге "Репортёров без границ" была на 149-й строчке. Как предлог для дальнейшего ограничения свободы прессы власти использовали борьбу с "дезинформацией" о коронавирусной инфекции, отмечается в докладе, обнародованном 20 апреля.

Полиция никогда не заходила так далеко в массовом давлении на журналистов, как это произошло во время демонстраций, связанных с Навальным

"В России независимые СМИ в течение многих месяцев, несмотря на сильное давление, боролись с сомнительными утверждениями властей и ошибочными цифрами, направленными на то, чтобы представить в ложном свете то, как протекает пандемия COVID-19. В конце декабря Москва окончательно признала, что число погибших от коронавируса более чем в три раза превышает официальные цифры", – говорится в публикации.

К настоящим причинам давления на журналистов в России авторы рейтинга относят стремление властей ограничить распространение информации о протестах в начале 2021 года.

"Помимо всё более ограничительных законодательных инициатив, полиция никогда не заходила так далеко в массовом давлении на журналистов, как это произошло во время демонстраций, связанных с оппозиционным деятелем Алексеем Навальным, с целью помешать их освещению", – резюмируют "Журналисты без границ".

Как прогнозируют авторы исследования, по окончании периода коронавирусного кризиса свобода прессы в стране ещё больше пострадает от всплеска социальных и политических движений, а также от ответных действий со стороны правительства.

Журналистика на Северном Кавказе: насилие, аресты, иски

Помимо ограничения освещения митингов и удаления "фейковых" статей, давление на СМИ в России выражается в силовом воздействии. 103 нападения на журналистов и блогеров в стране в 2020 году зафиксировала правозащитная группа "Агора", из них 40 приходится на Чечню. В "красную зону" попали также Краснодарский край, Адыгея, Дагестан, Северная Осетия и Ингушетия. Журналисты сталкиваются и с такими нарушениями своих прав, как административное давление, уголовные преследования, интернет-цензура, отмечает "Агора".

Не раз приходилось иметь дело с полицией Идрису Юсупову, журналисту независимой дагестанской газеты "Новое дело". Юридически эти задержания не оформлялись должным образом, из-за чего обжаловать их было непросто.

Идрис Юсупов на пикете в Махачкале
Идрис Юсупов на пикете в Махачкале

"При выборе темы нужно понимать, какая может быть реакция, – разъясняет Юсупов в беседе с Кавказ.Реалии особенности работы СМИ в республике. – Если касаться вопросов критики властей, правоохранительных органов, затрагивать чьи-то деловые интересы, то журналист будет чувствовать давление. Оно может оказываться и на фигуранта публикации, и на всю редакцию. А так в плане выбора тем журналисты независимых СМИ, конечно, более свободные, чем их коллеги в государственных изданиях – там у них своя редактурная политика, более строгая. Это касается не только региональных, но и федеральных медиа".

По словам Юсупова, многие эксперты, которые приезжают в Дагестан, в том числе международные, отмечают довольно высокий уровень свободы прессы в республике – по сравнению с другими регионами России. Однако эта относительная свобода "даётся очень дорогой ценой", утверждает собеседник.

В 2011 году был убит главный редактор газеты "Черновик" Хаджимурад Камалов. За преступление так никто и не был наказан, а те, кого сейчас за это судят, к делу не имеют отношения, считают коллеги убитого. Продолжается и судебный процесс над Абдулмумином Гаджиевым – редактором "Черновика", которого обвиняют в финансировании терроризма. Как уверены его близкие, дело сфабриковано. В январе 2021 года накануне митинга в поддержку Навального в Махачкале полиция вручила журналисту Малику Бутаеву предупреждение о недопустимости участия в акции.

"Сами журналисты должны работать над отстаиванием своих прав. Практика подачи заявлений о воспрепятствовании журналистской деятельности в Дагестане слабая. То есть с этим редко обращаются в полицию. Но стоит отметить, что в настоящее время правоохранительные органы чаще стараются не мешать, если знают, что люди выполняют журналистскую деятельность. Понимают, что это чревато последствиями, так как уже были факты обращений", – констатирует Юсупов.

Два северокавказских журналиста и блогер упомянуты в списке политзаключенных правозащитного центра "Мемориал" (российские власти внесли "Мемориал" в список иностранных агентов, "Мемориал" с этим не согласился. – Ред.). Это вышеупомянутый Абдулмумин Гаджиев из Дагестана, осужденный по обвинению в хранении наркотиков бывший редактор ингушского сайта "Фортанга" Рашид Майсигов, а также пропавший без вести после похищения силовиками экс-модератор чеченского оппозиционного телеграм-канала 1ADAT Салман Тепсуркаев.

В январе этого года нападению в столице Северной Осетии подвергся Руслан Тотров, политический редактор местного сайта "ОсНова". По версии следствия, телесные повреждения журналисту нанёс замминистра обороны самопровозглашенной Южной Осетии Сергей Кабисов, который вскоре после происшествия уехал из Владикавказа. Тотров был помещён под государственную защиту на время расследования дела.

"Сравнивая Северную Осетию с Южной, нужно говорить о разных уровнях политической зрелости, – комментирует Тотров в беседе с Кавказ.Реалии отношения власти к прессе в двух регионах. – Как бы страшно ни звучала эта мысль, но политическое руководство Северной Осетии – это очень даже зрелый демократический институт на фоне коллег на юге".

Как отмечает Тотров, сам он, как российский журналист, не чувствует ограничений, когда пишет о чём-то или снимает репортаж. Это не означает, что он не касается опасных тем, напротив: он почти пять лет освещает дело жителя Владикавказа Владимира Цкаева, умершего после пыток в полиции, большое внимание уделяет проблеме отсутствия института прямых выборов в Северной Осетии.

Руслан Тотров
Руслан Тотров

"Я понимаю, что это достаточно взрывоопасная тема, тем не менее на меня не оказывается какое-то давление в Северной Осетии со стороны властей. Возможно, дело и в том, что, когда ты достигаешь определенного уровня известности, общественной значимости с точки зрения своей профессии, на тебя всё сложнее оказывать давление. Я не идеализирую обстановку в Северной Осетии: я вижу, как коллег, в основном из так называемых окологосударственных СМИ, ломают через колено и не дают им продвигать повестку, сколько-нибудь отличную от генеральной линии партии. Но это уже личный выбор журналиста: оставаться в таком СМИ и повиноваться или искать другие варианты", – говорит редактор "ОсНовы".

За критику руководства Северной Осетии несколько судебных исков о клевете было подано против независимой журналистки Мадины Сагеевой. Экс-глава республики Вячеслав Битаров, его компания "Рестораны Бавария" и глава Владикавказа Тамерлан Фарниев требуют взыскать с неё по одному миллиону рублей по каждой жалобе.

По мнению Тотрова, случай с Сагеевой относится к единичным: "Утверждать, что в Северной Осетии на полную мощность работает репрессивный аппарат в отношении журналистов, я не могу, если таковым аппаратом не считать жесточайшую цензуру в государственных и окологосударственных СМИ".

На фоне значительной цензуры в прессе растёт популярность блогеров и информационных ресурсов в сегменте соцсетей Северного Кавказа. Но и эта альтернатива небезопасна как для её авторов, так и для их аудитории: 2020 год отметился покушениями на оппозиционного чеченского блогера Тумсо Абдурахманова в Швеции и его брата Мухаммада Абдурахманова в Германии, убийствами чеченских же блогеров Имрана Алиева (Мансур Старый) во Франции и Мамихана Умарова (Анзор из Вены) в Австрии. Кроме того, в феврале 2021-го неизвестные слили в интернет личные данные подписчиков чеченского телеграм-канала "1ADAT", после чего некоторых из его читателей вызвали на "профилактические беседы" в полицию.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG