Ссылки для упрощенного доступа

Неугодный режиму Кадырова. Мухаммад Абдурахманов – о покушении на него


Мухаммад Абдурахманов, Германия

В Германии сорвалось убийство правозащитника Мухаммада Абдурахманова, брата оппозиционного ютуб-блогера Тумсо Абдурахманова. Последний рассказал об этом в одном из своих эфиров. По его словам, организация убийства была поручена Пахруди Эдильгириеву, двоюродному брату главы Чечни Рамзана Кадырова.

Как поведал Тумсо, Эдильгириев нашёл проживающего в Германии посредника – Валида Дадакаева – и передал ему деньги. Пистолет Макарова для убийства Дадакаев купил у своего родственника, Романа Цакаева. Последний был уже известен Тумсо тем, что в 2019 году записывал оскорбления в его адрес. Оружие Дадакаев тайно провёз в Германию. Однако там, на месте, план сорвался: Тамерлан Аурбиев, потенциальный киллер, которого нашел Эдильгириев, признался своей жертве и раскрыл преступные планы.

Представитель чеченской правозащитной ассоциации "Вайфонд" в Германии Мухаммад Абдурахманов рассказал Кавказ.Реалии о несостоявшемся покушении, о молчании немецких властей и о том, почему чеченцам сложно получить статус беженцев.

– Как реагировали люди на видео, в котором рассказывалось о покушении на вас?

– Криминальная полиция забрала мой телефон для расследования, поэтому я увидел не всё. Под роликом было очень много комментариев, люди рады, что покушение сорвалось, что меня не убили. Кроме того, подписчики отмечают поступок Тамерлана, который по сути и предотвратил убийство, не захотел меня убивать, сознался, не побоялся. Ему говорят слова поддержки. А со стороны чеченских или российских чиновников в целом пока никакой реакции нет.

Тамерлану Аурбиеву, который предотвратил убийство, говорят слова поддержки

Единственной реакцией был ролик, который вышел ещё до того, как мы сделали историю публичной. Его сняли в Чечне. Там дядя и двоюродный брат Аурбиева рассказывают, какой он плохой. Казалось бы, с чего? На тот момент никому из зрителей не было понятно, кто он такой, его имя нигде в СМИ не упоминалось. Но до этого Тумсо сделал несколько постов в своём телеграме, из которых организаторам покушения стало понятно, что оно раскрыто. Он опубликовал в телеграм-канале фото Валида Дадакаева, который здесь в Германии организовывал это преступление, и подписал его "3:0". Тогда кадыровцы отсняли на видео родных Тамерлана. Что касается его детей и жены, они находятся сейчас в относительной безопасности, они уехали из Чечни.

– Когда Тумсо выложил фото Дадакаева, в Чечне ещё не знали, что он арестован?

– Возможно, знали, но могли связать это с его миграционными неприятностями. Ранее он уже был задержан литовскими пограничниками, когда ехал встречать Аурбиева, незаконно пересёкшего границу. Так он оставил след в этом деле. Возможно, его новый арест сначала показался продолжением пограничных приключений. Думаю, что кадыровцы не знали на сто процентов, за что именно задержан их человек. Но когда мы выложили фото, они всё поняли – на воре и шапка горит.

Этим видеороликом с порицанием Аурбиева они создали себе ещё больше проблем. Стала ещё более очевидна их причастность.

– Когда за вами следили, вы это замечали?

– Однажды ночью я заметил рядом с моим домом какого-то человека. Он был в маске и вёл себя довольно подозрительно. Прятался позади дома. Когда он понял, что замечен, сразу скрылся.

Открытой слежки я никогда не видел. Зная, что я нахожусь постоянно в опасности, я стараюсь обращать внимание на людей вокруг, но ни разу не встречал подобного. Как выяснилось, Валид Дадакаев уже год знал место моего проживания в Германии. Судя по всему, они вычисляли, где я часто бываю, куда хожу, чтобы как можно лучше спланировать моё убийство. Выбирали удобное место.

Откуда вы узнали, что заказчик вашего убийства – Пахруди Эдильгириев?

– О его причастности к преступлению нам стало известно со слов самого Тамерлана. Именно Пахруди Эдильгириев познакомил его с Валидом Дадакаевым. Он свёл их и вместе отправил в Европу. У Валида имеется вид на жительство в Европе, он мог беспрепятственно пересечь границу, а Тамерлан передвигался нелегально.

– Как отреагировали на всю эту историю немецкие СМИ?

– К моему удивлению, немецкие СМИ пока никак не отреагировали. Возможно, они обратились в криминальную полицию и федеральную прокуратуру и ждут официального ответа. Надеюсь, в ближайшее время мы дождёмся официальных комментариев. На протяжении трёх месяцев мы не рассказывали об этой истории в интересах следствия. Лишь недавно решили опубликовать, подумали, что пришла пора.

– На ваш взгляд, процесс над Дадакаевым должен быть открытым?

– Думаю, да, но какие-то моменты всё равно лучше закрыть от прессы и посетителей ради безопасности свидетелей и причастных.

– Слышали ли вы о других покушениях в Германии, которые осуществляли граждане других стран?

Ни разу не слышал, чтобы граждане какого-то другого государства, кроме России, с кем-то сводили счёты в Германии

– Нет, ни разу не слышал, чтобы граждане какого-то другого государства, кроме России, с кем-то сводили счёты в Германии. Только Кадыров и Путин. Они оба для меня – российская система, я их не разделяю. Кадыров – такая же карательная рука Путина, как ФСБ, МВД или ГРУ. В Европе заказные убийства совершаются только представителями России. Они охотятся на неугодных режиму людей. Зелимхан Хангошвили был убит в Германии, Мамихан Умаров – в Австрии, Мансур Старый (Имран Алиев) – во Франции.

Для европейских властей, я думаю, это серьёзный вызов, ведь полиция здесь не может пытать людей и выбивать из них показания. Даже если они киллеры, здесь всё расследуют в рамках закона. Общаясь с немецкими правоохранительными органами, я понял, что им сложно. Когда они видят человека, который выглядит согласно требованиям своей религии и пытается следуя ей жить, его воспринимают как опасного человека, пытаются выставить из Европы. Они чувствуют угрозу от таких людей, но в то же время угрозы исходят не от всех чеченцев, а именно от кадыровцев.

– Но раскрытое покушение, успех полиции в предотвращении вашего убийства поможет вам приблизить получение статуса беженца?

– Трудно сказать. Я убеждён, что в Германии найдутся силы, которые даже после всех этих событий будут против, чтобы я остался в этой стране. Но это ни в коем случае не все. Германия – не Россия, страной не управляет один человек. Здесь есть разнонаправленные течения и разные взгляды.

Но чеченец с бородой для Германии – проблема. Это повод проверить человека, обыскать. Для них это что-то новое, но я уверен, что немецкая система с этим справится, и мы постараемся им в этом помочь и предотвратить будущие заказы на убийства. Я убеждён, что их будет немало, в том числе и на меня. Я думаю, что это была не первая попытка покушения и не последняя. Здесь есть люди, неугодные режиму Кадырова, и их постараются достать. Я полиции сказал, неважно, сколько человек сделал критикующих роликов, один или тысячу. Человек может сделать только одно видео, за которое Кадыров будет его преследовать и прикажет убить.

– По сути, покушение на Алексея Навального и покушение на вас ничем не отличаются, кроме стоимости киллера. Почему такая принципиальная разница в реакции? Поддержки Навального от Германии была очень много, а сейчас, в вашем случае, местные власти вообще никак не высказываются?

– Да, с точки зрения закона мы имеем одинаковые права – право на жизнь и выражение своей точки зрения. Но, как бы то ни было, я же не Навальный. Тем не менее, я убеждён, что и здесь найдутся политические силы, которые всерьёз воспримут этот случай и постараются вести с нами диалог, прислушаются к чеченцам.

– Кто в Германии из общественных или политических организаций поддерживает с вами связь?

Министерство по делам беженцев не хочет давать мне и моей семье убежище, так же как не хотели давать убежище в Польше Тумсо

– Amnesty International и Human Rights Watch – международные правозащитные организации всегда поддерживают. Они пытались помочь получить вид на жительство в Германии, но, к сожалению, даже их не слушают. Я не понимаю, что мы сделали, кто против нас? В чём нас обвиняют? И вообще, обвиняют в чём-то? Может быть, есть что-то, чем власти недовольны, но о чём мы не знаем? Было бы хорошо, если бы они это раскрыли, провели судебный процесс, если требуется. На нём мы могли бы защититься или отправиться в тюрьму в случае, если мы действительно в чём-то виновны. Но этого всего нет, мы не можем отстаивать свои интересы. И министерство по делам беженцев не хочет давать мне и моей семье убежище, так же как не хотели давать убежище в Польше Тумсо. Но в моём случае нет какой-то жесткой риторики в ответах от инстанций о том, что я опасен для Германии. Мне говорят, что да, действительно, у вас есть проблема в Чечне, но вы можете жить в другом регионе России, например в Санкт-Петербурге. И подобные отказы получают большинство наших беженцев – 60 или 70% соискателей убежища.

***

Кавказ.Реалии направили запрос в полицию и прокуратуру Берлина с просьбой прокомментировать информацию о предотвращённом покушении. На момент публикации материала ответ от ведомств ещё не был получен.

Смотреть комментарии (10)

XS
SM
MD
LG