Ссылки для упрощенного доступа

"Эфиры Тумсо смотрят с одобрения Кадырова". Мухаммад Абдурахманов – об информационной войне в Чечне


Мухаммад Абдурахманов

Мухаммад Абдурахманов – представитель расположенной в Швеции чеченской правозащитной ассоциации "Вайфонд". Он, как и его родной брат, критик властей Чечни и видеоблогер Тумсо Абдурахманов, просит убежище в Европе из-за преследований на родине. На днях суд в Германии полностью оправдал Мухаммада по обвинению в распространении экстремистских материалов: речь шла о репосте публикации Deutsche Welle о поставках оружия террористической группировке "Исламское государство" и ролике со сценой насилия. Суд постановил, что в этом деле нет состава преступления.

Оправданный считает: вдохновителями дела в отношении него могли выступить российские спецслужбы или идейные оппоненты из числа чеченцев в Европе.

В ожидании ясности со статусом соискателя убежища Абдурахманов живет в Германии, занимается правозащитой и помогает своему брату с модерацией эфиров на YouTube-канале.

По словам Мухаммада, после того, как чеченские власти обязали бюджетников, включая медиков и силовиков, писать не менее десяти хвалебных комментариев в месяц в адрес главы республики Рамзана Кадырова, на канал брата началось нашествие ботов.

Обострившаяся борьба с негативом в интернете в Чечне происходит на фоне недавних громких убийств критиков Кадырова в Европе. 4 июля в столице Австрии был застрелен блогер Мамихан Умаров, он получил известность благодаря резонансным роликам на YouTube, а феврале этого года во французском городе Лилль был найден мертвым чеченец Имран Алиев, который также критиковал чеченские власти на видеоплатформе.

В интервью Кавказ.Реалиям Мухаммад Абдурахманов рассказал о возможных причинах его уголовного преследования, борьбе властей Чечни с инакомыслием в интернете и "троллях" на YouTube.

"Следователь намекал – дело политическое"

– Мухаммад, вас знают как критика режима Кадырова, как представителя "Вайфонда" в Германии, как брата блогера Тумсо Абдурахманова и модератора его эфиров. Что из перечисленного вам ближе всего?

– Я все это совмещаю. Берусь за все с одной только целью – принести как можно больше пользы своему народу и как можно больше вреда диктаторскому режиму в Чечне и России.

Беженцы из Чечни обращаются ко мне как к представителю "Вайфонда" в Германии. Их проблемы я очень хорошо понимаю. Мы с семьей прошли через то же самое: перебороли страх от неизвестности и неустроенности в незнакомом месте, с чужим языком. И в реальности все оказалось не так плохо. Теперь моя задача: передать опыт моим землякам, которые перебрались в Европу.

– Вас преследовали в Германии по уголовной статье и полностью оправдали. Может ли это ускорить позитивное решение властей о предоставлении убежища?

– Надеюсь на это. В последнее время мне кажется, что Германия изменила отношение к нашей семье в лучшую сторону. Мы выиграли этот суд, у моей матери прошло слушание по прошению об убежище. Теперь ждем лишь экспертного заключения о том, что в России ей грозит опасность. Если ей в прошении не откажут, то и я тоже, следуя логике, получу статус беженца. Наш адвокат уверен, что мы выиграем. Конечно, существует угроза, что Германия переиграет и усмотрит во мне опасность, как усмотрела Польша в Тумсо, сообщив, что он "угрожает интересам и безопасности".

Справка Кавказ.Реалии: До вынужденной эмиграции Тумсо Абдурахманов жил в Грозном и занимал должность заместителя главы компании "Электросвязь". В 2015 году его похитил родственник главы Чечни Ислам Кадыров. После этого Абдурахманов покинул России и искал международной защиты в Грузии, а затем в Польше. Впоследствии суд в Варшаве трижды отказал в удовлетворении его апелляционной жалобы на решение Совета по делам беженцев, который отказал ему в убежище. Сейчас блогер находится в одной из стран Евросоюза, свое местоположение не афиширует.

– Все же судить за перепост в фейсбуке нехарактерно для Германии. Вы размышляли о причинах преследования?

– Дело изначально было сфабриковано. Думаю, меня хотели проверить немецкие правоохранители, искали экстремистские побуждения. Возможно, с подачи российских спецслужб или людей в Европе, которые считают нас своими политическими оппонентами. Это известные имена, они грызутся за власть [правительства сепаратистской республики] Ичкерии в изгнании. Возможно, собрав все эти данные, немцы сделали обо мне нехорошие выводы.

Следователь по моему делу даже намекал, что оно политическое. Он сам не думал, что дело затянется, и не хотел давать показания против меня.

– Как повлияло на вас покушение на Тумсо в Швеции в феврале этого года?

– Я, конечно, после этого не чувствую себя в безопасности. Нападение на Тумсо меня сильно встревожило и в плане собственной уязвимости. Я понял, что если убийцы добрались до брата, который в десятки раз лучше заботился о безопасности и приватности, то и мне стоит предпринимать больше мер.

Теперь я тщательнее слежу за своим кругом общения. Страха у меня нет, но осторожности добавилось, я стал более критичен к окружающим.

Справка Кавказ.Реалии: 26 февраля 2020 года в квартире в шведском городе Евле (Gävle) на Тумсо Абдурахманова напал мужчина с молотком и успел нанести несколько ударов по голове. Подозреваемым по этому делу проходит приехавший из России Руслан Мамаев. По его словам, блогера ему заказал некий Абдурахман из Грозного. 1 марта в Швеции задержали еще двоих россиян подозреваемых в этом преступлении.

Мобилизация бюджетников в YouTube

– В эфиры на YouTube-канале вашего брата зрители пишут сотни комментариев. Трудно бывает их модерировать?

– В последние недели сильно активизировались кадыровские боты. У нас в сообществе их называют "КРАхоботы" – от инициалов Кадыров Рамзан Ахматович. Это люди, которые засоряют чат эфира, предназначенный для вопросов и дискуссий. Они шлют потоком однотипные сообщения типа: "Хватит болтать там в Европе. Если ты мужчина, приезжай в Чечню" или "Хватит лгать, у нас все хорошо, нас устраивает наш глава".

Поскольку большинство кадыровцев и их сторонников не обладают большим умом – назначения на должности там происходят исходя из личной лояльности руководству – в чат льются оскорбления, и эфирам ставят дизлайки.

Кроме того, они пишут и матом. Я и мой напарник, второй модератор, сразу понимаем, откуда эти комментаторы. Мы стараемся блокировать "троллей" и тех, кто матерится. При этом неважно, в чей адрес оскорбление. Даже если в адрес наших врагов, мы мат не оставляем, это не соответствует нашим религиозным принципам. Хочу подчеркнуть, что критику даже в адрес Тумсо мы не блокируем, если в ней нет ругательств.

– С чем вы связываете усиление атак этих ботов на YouTube-канал Тумсо?

– Это началось после того, как Кадыров в очередной раз мобилизовал чеченских бюджетников и призвал противодействовать всем критикам. Он сделал удивительное заявление перед своими приближенными. Сказал: "Когда власть поменяется, то наши враги и к вам придут и захватят ваши дома. Вы со мной в одной упряжке, и ваши родственники будет отдуваться".

Постепенно он убедил свое окружение, что в их интересах бороться против таких людей как Тумсо, как Мансур Садулаев (руководитель правозащитной ассоциации "Вайфонд" прим.ред.) и других, кто ведет оппозиционные [политике Кадырова] блоги.

Этому [появлению ботов] поспособствовала и недавняя рокировка в правительстве Чечни, когда министром информации стал Ахмед Дудаев, бывший директор рупора пропаганды телеканала ЧГТРК "Грозный".

В Чечне поняли, что убивать каждого блогера у них не хватит ресурсов, хотя денег на киллеров хватает. Но это сложно, требуется время, нужно задействовать людей. Думаю, у них на повестке дня всегда стоит вариант физического устранения противников – это самое легкое решение проблемы. А пока действуют пропагандой и подневольной армией ботов: вынуждают работников ведомств заводить аккаунты в соцсетях и писать гадости в комментариях.

Но не бывает худа без добра. Недавно я прочитал комментарий, что теперь чеченцам на высшем уровне разрешили смотреть эфиры Тумсо, ведь надо там отметиться дизлайком и отчитаться начальству. Раньше за его блог в закладках можно было пострадать от силовиков в Чечне, а теперь это делается с одобрения Кадырова.

"Кадыров не определился, кто он: султан или глава российского региона"

На время пандемии остановилась депортация беженцев из Европы, а сейчас полеты частично возобновились. По вашей информации, беженцев с Кавказа депортируют?

За несколько месяцев карантина никого не выслали. Но основной поток беженцев в Германии – это люди из Сирии, которые приходят из Греции и Италии. По сравнению со всеми прочими, кавказцев в Европе не так уж много. Сейчас границы постепенно открываются, но я не слышал пока, чтобы кого-то депортировали.

Изменился ли характер обращений к вам как правозащитнику во время пандемии?

– Увеличился поток сообщений из Чечни, потому что во время карантина Кадырову дали карт-бланш в угнетении народа. Он начал сходить с ума, он просто обезумел, хотя должен соблюдать в Чечне Конституцию Российской Федерации и ее законы. Но решил сделать как в Индии и вывел на улицу полицейских с полипропиленовыми трубами, ими избивали людей.

Кажется, Кадыров не определился, кто он: султан или глава российского региона. Он призывал людей оставаться дома, а сам с чиновниками, духовенством и гостями из Дагестана кушал шашлык под песни и пляски. Это транслировалась через местные телеканалы и его соцсети. Он просто драконит людей.

Во время карантина по коронавирусу прохожих на улицах задерживали даже за поход в магазин и сажали в сырые подвалы, держали без еды и питья, избивали дубинками. Если человек до этого не был болен, то из этих застенков можно выйти не только с ковидом, но и с отбитыми почками. Меры к нарушителям карантина применялись совершенно неадекватные. В других странах прекрасно обходились штрафами.

– Чем вы помогали в случае обращений из Чечни?

Часть жалоб касалась безденежья и даже голода. На Кавказе, да и в России в целом, многие люди живут одним днем. Сегодня заработали, и сегодня же тратят на семью. Пандемия остановила почти всю торговлю и бизнес, многие оказались без дохода, нечем кормить детей. Мы могли помочь лишь распространением информации. Тем, кто подвергся незаконному преследованию, давали совет покинуть республику. Люди зачастую не задумываются, насколько положение серьезно, думают, что все уладится. Мы и сами так считали, когда уехали. Да, сложно все бросить в одночасье. Но не стоит зря себя обнадеживать. В Чечне проблемы с властью хорошим не заканчиваются.

***

Корреспонденту Кавказ.Реалии не удалось связаться с министром информации Чечни Ахмедом Дудаевым, чтобы тот прокомментировал сведения о ботах. В течение нескольких дней он не отвечал на звонки.

15 июля в ходе выездного совещания правительства Кадыров заявлял, что все бюджетники Чечни должны быть подписаны на аккаунты ЧГТРК "Грозный" в социальных сетях, а перед этим поручил чиновникам усилить борьбу с "идеологами экстремизма и западных ценностей". Курировать эту работу должен был Дудаев.

Смотреть комментарии (10)

XS
SM
MD
LG