Ссылки для упрощенного доступа

"Нельзя заткнуть рот". Чем запомнились южные штабы Навального


Митинг в Краснодаре

Решением прокуратуры Москвы приостановлена деятельность общественного движения "Штабы Навального": в суде находится иск о признании их деятельности экстремистской. В связи с запретом формат работы меняют и региональные штабы. На юге России они действовали в Краснодаре, Ростове-на-Дону, Ставрополе и Махачкале.

Прокуратура считает, что штабы Навального публиковали "экстремистские материалы, призывы к осуществлению экстремистской деятельности, массовым беспорядкам, участию в несогласованных уполномоченными органами публичных мероприятиях". В качестве примера приведена протестная акция "Свободу Навальному!", прошедшая по всей России 21 апреля.

Координаторами южных штабов Навального становились юные активисты, не имевшие весомого политического бэкраунгда. Некоторые координаторы – например, в Краснодаре и Волгограде – были подчеркнуто не местными, переехав сюда перед самым назначением. Абсолютно каждый глава штаба, даже пробывший на посту несколько недель, сталкивался с административными делами и повышенным вниманием со стороны силовиков. Поэтому часть экс-координаторов в итоге эмигрировала из России.

Кавказ.Реалии рассказывает, чем запомнились штабы оппозиционера Алексея Навального в городах Северного Кавказа и юга России.

Ставрополь

Ставропольский штаб 9 апреля 2017 года открыл координатор региональной сети Леонид Волков. Перед офисом в тот же день прошел массовый пикет девушек с плакатами "Не дадим пачкать нашу историю", "Остановим Навального!", "Навальный нам не нужен" и мужчин в кубанках, которые после получаса вялого стояния мирно разошлись.

До нас протестные акции практически не проводились. Были митинги местных отделений КПРФ, ЛДПР – но всегда с одобрения властей

Первым координатором стал Ярослав Синюгин, ради этого уволившийся из ветеринарного контроля. Через несколько месяцев его сменил Иван Танский: молодой человек профессионально занимался футболом, несколько лет работал директором сетевых магазинов и состоял в партии "Яблоко". В начале 2019 года он переехал в Европу как политический беженец. С конца 2018 года ставропольский штаб возглавила журналистка Татьяна Глинберг.

За три года активисты, помимо организации протестных митингов, провели расследования о перекрытии речки Малая Ташла, коррупции в правительстве края и ряде муниципалитетов, в том числе о "распиле" Машука и курортных территорий Минвод. В штабе проходили лекции известных активистов и организаторов наблюдения за выборами. Например, представителя "Либертарианской партии России" Михаила Светова.

В прошлом августе в рамках реорганизации региональной сети штаб в Ставрополе был закрыт. Несмотря на это, в январе и апреле ставропольчане выходили на несогласованные акции в поддержку Навального. Зимние шествия оказались самыми массовыми протестными мероприятиями в Ставрополе за последние годы, собрав более тысячи участников.

"В первую очередь штаб показал, что даже в Ставрополе есть "движуха". До нас протестные акции практически не проводились. Были митинги местных отделений КПРФ, ЛДПР, но всегда с одобрения властей и в очень "лайтовом" режиме. Именно стихийные, без согласования и без "утвержденных" лозунгов акции появились только после открытия штаба. Люди поняли, что они не одиноки. Это одна из главных вещей, которую сделал штаб, – он показал, что в Ставрополе много единомышленников", – рассказывает Кавказ.Реалии одна из активисток, попросившая не раскрывать ее имени.

Собеседница подчеркивает, что главная функция местного штаба была в том, чтобы показать: "Если тебе не нравится власть, она не нравится многим. Люди таких же взглядов обитают не только в интернете, а в одном с тобой городе".

Краснодар

Перед Ставрополем Волков посетил Краснодар, где 8 апреля 2017 года в бизнес-центре "Кавказ" открыл местный штаб Навального. Его координатором стал Мирослав Валькович – в прошлом координатор кубанского отделения "Движения против нелегальной миграции" (признано судом экстремистским и запрещено в 2011 году. – Прим.). Сейчас Валькович – один из самых деятельных краснодарских общественников-урбанистов, активист группы "Городские решения".

Открытие штаба чуть не сорвали люди в ростовых куклах диснеевских героев, предположительно, активисты "Молодой Гвардии Единой России". Впоследствии офис штаба на улице Красной более 20 раз штурмовали активистки из "Отрядов Путина", казаки и полиция.

Несмотря на провокации, штаб проводил большую просветительскую работу – здесь прошли лекции того же Светова, координатора "Голоса" Давида Канкии, проводились просмотры документальных фильмов с их обсуждением.

За четыре года работы штаба в Краснодаре прошло несколько массовых протестных акций, анонсированных федеральным штабом. Поначалу мэрия даже согласовывала их организацию, правда, на окраинах.

Если в первое время активисты выпускали видео только с визитами громящих все вокруг бабушек, то два года назад стали выходить небольшие расследования о депутатах Госдумы от региона, а также о занимающихся бизнесом муниципальных депутатах "Единой России" и главах администраций.

В последние месяцы в штабе была молодая команда, достигшая ряда успехов, например, в сплочении и объединении сторонников, которого раньше не было

Резонанс вызвали расследования о теперь уже бывшем мэре Геленджика Викторе Хрестине, депутате Александре Ремезкове, схеме обналичивания денежных средств РЖД, которая является генеральным спонсором баскетбольного клуба "Локомотив-Кубань".

Некоторое время ярким лицом штаба была активистка Вера Максименко, выступавшая под псевдонимом "Вера Холодная". Вскоре она оставила оппозиционную деятельность, переехав в небольшой Тимашевск.

В апреле 2018 года координатором штаба вместо Вальковича был назначен юрист Размик Симонян, оставивший этот пост в ноябре 2019 года. Затем руководителем краснодарского штаба становится лидер "Протестного Кузбасса" и секретарь кемеровского отделения незарегистрированной Либертарианский партии России Лев Гяммер. Сейчас он является федеральным координатором движения "Весна" и входит в совет движения "Гражданское общество". В августе 2020 года Гяммера сменила журналистка Анастасия Панченко – в прошлом она работала в газете "Кубанские новости" и на телеканале "Кубань 24".

Депутат Ейского районного совета от партии "Яблоко" Александр Коровайный в разговоре с Кавказ.Реалии отмечает, что региональные штабы Навального работали по-разному, это зависело от конкретного координатора и федеральной повестки. Муниципальный депутат уверен, что даже после закрытия штабов люди на местах будут продолжать заниматься активизмом: "Может, под другим флагом или вообще без флага. Но нельзя заткнуть рот запретом говорить".

Собеседник соглашается, что южные штабы уступали по активности коллегам из Томска, Хабаровска, Новосибирска, а также обеих столиц, но все равно были достаточно заметны в местной политической повестке. Говоря о краснодарском штабе, Коровайный подчеркивает: за эти четыре года он ставил разные задачи и работал по нескольким направлениям.

"Были интересные расследования. Например, про дачу бывшего вице-губернатора Кубани, а сейчас многолетнего депутата Госдумы Александра Ремезкова. Помимо этого штаб активно участвовал в общественном контроле за выборами. В последние месяцы в штабе была молодая команда, достигшая ряда успехов, например, в сплочении и объединении сторонников, которого раньше не было", – подытожил муниципальный депутат.

Ростов-на-Дону

Ростовский штаб Навального открылся в один день с краснодарским. Но если на Кубани Волкова ждали мультяшные персонажи, то в донской столице казаки и мужчины в камуфляже уже "по-взрослому" блокировали двери гостиницы, где проходила презентация, – они не впускали и не выпускали никого, даже журналистов.

Штабам не всегда удавалось стать точкой притяжения активистов. Иногда, напротив, возникали конфликты между штабом и представителями других оппозиционных движений в регионе

Первым координатором стала Яна Гончарова, которая с 2015 года занималась организацией помощи украинским политзаключенным в Ростовской области и входила в организацию "Открытая Россия". Пробыв в этой должности несколько месяцев, на тот момент 28-летняя активистка уехала в Беларусь.

Затем непродолжительное время штаб возглавляла Елена Куликова, руководившая редакцией пишущего о биомедицине научного журнала. Уже в июне 2017 года координатором стала 19-летняя Анастасия Дейнека. Проработав в штабе восемь месяцев, она вместе с мужем – активистом Тимофеем Мартыненко – эмигрировала в Швецию.

Сейчас координатором ростовского штаба является Ксения Середкина. Активистка живет в городе Ейске Краснодарского края, от которого до Ростова ближе, чем до Краснодара. 23 апреля Середкина написала в микроблоге о похищении – неизвестные мужчины вывезли ее, заставляли глотать дубинку и за каждый отказ оставляли ей на руке засечку. В главном управлении МВД Краснодарского края заявили, что Середкина не задерживалась полицейскими.

Махачкала

Махачкалинский штаб Алексея Навального войдет в историю протестного движения современной России как просуществовавший самое короткое время – всего две недели.

Первая попытка открыть штаб в феврале этого года завершилась избиением активиста Руслана Аблякимова и его отъездом из Дагестана. До этого несколько дней за ним следили неизвестные. Главным препятствием для открытия штаба Аблякимов тогда называл трудности с поиском помещения – собственники опасаются вести дела с оппозицией.

Ежедневная работа штабов далеко не всегда выделялась в региональной политической повестке

11 апреля штаб все-таки открылся. Его координатором стал 50-летний глава республиканского отделения партии "ПАРНАС" и организатор общественного наблюдения за выборами Эдуард Атаев. В день открытия штаба активиста задержала полиция – якобы за административное правонарушение. В итоге Атаев отбыл 10 суток ареста.

В разговоре с Кавказ.Реалии политик подтвердил, что так и не начавший полноценную работу штаб в Махачкале после решения столичной прокуратуры сворачивает прежний формат работы. Вместе с тем сам он, как общественник, займется подготовкой независимых наблюдателей на предстоящие в сентябре выборы в Госдуму.

Несогласные – экстремисты

"Деятельность штабов Навального отмечалась определенной динамикой: всплески активности обычно были вызваны резонансными событиями или выходом громких расследований. Однако ежедневная работа штабов далеко не всегда выделялась в региональной политической повестке. В регионах были и более "опасные" нежелательные акторы", – заявила в комментарии для Кавказ.Реалии политолог Ольга Грабовец.

По ее мнению, относительно невысокая эффективность региональных штабов может объясняться их высокой зависимостью от установок из федерального штаба, а также большой привязанностью к повестке, заданной Москвой.

"При этом штабам не всегда удавалось стать точкой притяжения активистов. Иногда, напротив, возникали конфликты между штабом и представителями других оппозиционных движений в регионе. Или внутри самого штаба. Здесь скорее можно говорить о привлечении новых лиц в число волонтеров после анонсированных федеральным штабом митингов. Но их доля среди всех участников остается минимальной, к тому же волонтеры и сотрудники штаба в регионах менялись – как по объективным, так и субъективным причинам – с невероятной частотой", – подытожила политолог.

16 апреля прокуратура потребовала признать Фонд борьбы с коррупцией (внесён российскими властями в список иностранных агентов, но таковым себя не признает) и штабы оппозиционера Алексея Навального экстремистскими организациями. В ведомстве заявили, что "под прикрытием либеральных лозунгов эти организации занимаются формированием условий для дестабилизации социальной и общественно-политической ситуации" и что "фактическими целями их деятельности является создание условий для изменения основ конституционного строя, в том числе с использованием сценария "цветной революции".

Руководители "Фонда борьбы с коррупцией" в ответ заявили, что "фактически Кремль потребовал признать экстремистами всех, кто с ним не согласен".

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG