Ссылки для упрощенного доступа

Скелеты в шкафу, фальсификации на выборах и борьба кланов


В Карачаево-Черкесии в 2018 году прошел ряд протестных акций

Как прошел 2018 год в Карачаево-Черкесии

В начале прошлого года завершился суд над жителями Карачаево-Черкессии, обвиняемыми в связях с экстремистами из "Исламского государства" и незаконном обороте оружия. По версии следствия, один из подсудимых Александр Бенденко в 2016 году в КЧР организовал вооруженное формирование "Вилаят Карачаево-Черкесии" и привлек к участию свою супругу Лилит Хозиеву и четырех знакомых Амича Сапигулаева, Баца Хабибова, Расула Сайпудинова и Музакира Паунежева. Согласно обвинению, молодые люди записали несколько видеообращений, адресованных лидерам "Исламского государства". Эти ролики были изъяты полицейскими при обыске дома Бенденко и Хозиевой. Также у них было найдено 129 боевых патронов и 12 тротиловых шашек.

Подсудимые утверждали, что записали ролики из корыстных побуждений — им заплатили за это 10 000 рублей. Они настаивали, что дело против них сфальсифицировано, а признательные показания выбиты под пытками. Адвокат Хозиевой рассказывала "Кавказскому узлу", что сотрудники правоохранительных органов "вывезли ее за пределы СИЗО, подключали электричество и пытали током". В возбуждении дела о пытках им было отказано.

9 февраля 2018 года Северо-Кавказский окружной военный суд признал подсудимых виновными в организации незаконного вооруженного формирования и участии в нем (часть 1 и часть 2 статьи 208 УК РФ), незаконном обороте оружия (часть 2 статьи 222), хищении либо вымогательстве радиоактивных веществ (часть 2 статьи 221.1 ) и организации деятельности террористической организации и участия в ней (часть 2 статьи 205.5). Александра Бенденко приговорили к 17 годам заключения в колонии строгого режима, его супругу Лилит Хозиеву — к восьми с половиной, Музакира Паунежева — к девяти, Амич Сапигулаев, Бац Хабибов и Расул Сайпудинов получили по 12 лет.

В прошлом году уголовному преследованию подверглись и известные чиновники Карачаево-Черкесии. В январе 2018 года Химкинский суд арестовал на 1,5 месяца главу Адыге-Хабльского района КЧР Эдуарда Дерева за нарушение им условий подписки о невыезде. С 2017 года Дерев находится под следствием по делу о стрельбе на свадьбе, состоявшейся 1 августа 2012.

В марте бывшему члену Совфеда от КЧР Вячеславу Дереву предъявили обвинение в мошенничестве в особо крупном размере – ему вменяется незаконный возврат из бюджета почти 120 миллионов рублей. Речь идет о махинациях при строительстве животноводческих комплексов в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах. Дерев проходил раньше свидетелем в этом деле, но 4 марта следователи назвали политика главным подозреваемым и на следующий день доставили на самолете в Москву. За арестом Дерева может стоять действующий сенатор от КЧР Рауф Арашуков. Он считается давним соперником семьи Деревых и оспаривает их влияние на черкесские общественные организации.

Новый виток получило расследование преступлений восьмилетней давности: в марте 2010 года в Черкесске застрелили лидера молодежного общественного движения "Адыге-Хасэ" Аслана Жукова, а в мае того же года был убит кандидат в председатели правительства КЧР Фраль Шебзухов. Их дела передали в Москву. Предполагаемый исполнитель убийства Жукова Расул Аджиев был задержан и предстал перед судом, но его оправдали.

В августе прошлого года он вновь явился в следственные органы с повинной и дал показания, что получил заказ на убийство Жукова от исполнительного директора "Ставропольгоргаза" Руслана Агоева, а тот в свою очередь действовал по указанию от все того же Рауфа Арашукова.

В марте 2012-го по делу об убийстве Шебзухова были задержаны четверо жителей Черкесска. Они дали признательные показания и получили сроки от 14 до 19 лет. В декабре 2017 года в деле появился еще один – Рустам Копсергенов, он признался, что был посредником между заказчиком убийства Шебзухова и исполнителями. Все они назвали имя Арашукова, который, по их словам, предлагал 500 тысяч за то, чтобы они "попугали" Шебзухова, но они "немного перестарались".

Скандалом завершились в Карачаево-Черкессии выборы президента России, прошедшие в марте. Представители "Открытой России", приехавшие следить за выборами в КЧР, сообщали о массовых нарушениях и угрозах в адрес наблюдателей. Но в ответ на жалобы наблюдателей, в местном избиркоме заявили, что "факт "повторного" голосования одних и тех же людей подтвердить не предоставляется возможным, при этом люди кавказской национальности в большинстве своем носят бороды, таким образом утверждение "об одних и тех же лицах" у рабочей группы вызывает сомнение". Центризбирком признал итоги выборов в республике действительными. Юрист "Открытой России" подала в суд.

В мае в Карачаево-Черкесии сотрудниками ФСБ были задержаны 11 человек. Силовики назвали их сторонниками запрещенной в России организации "Ат-Такфир валь-Хиджра". Правоохранители утверждали, что в ходе обысков у задержанных изъяты оружие, экстремистская религиозная литература и диски с материалами радикалистского характера. В октябре в республике задержали еще восьмерых предполагаемых сторонников этой группировки.

В том же мае в республике произошло крупное ДТП, предполагаемым виновником которого оказался мировой судья Максим Якуш: при столкновении двух легковых автомобилей погибли два человека и один получил тяжелые травмы. И только в сентябре квалификационная коллегия судей Карачаево-Черкесии рассмотрела представление следствия и дала согласие на возбуждение дела против Якуша.

В сентябре с помощью голодовки пытались добиться справедливого судебного расследования четверо жителей КЧР. Алла Русакова требовала осуждения врачей, которых она винит в смерти ее сына, супруги Борис и Елена Половины — справедливого наказания людям, покушавшимся на Елену в 2013 году, и Любовь Рахаева — мать бывшего замначальника ОВД по Черкесску Руслана Рахаева, осужденного на девять лет колонии по обвинению в убийстве подозреваемого.

Дело Руслана Рахаева получило большой резонанс. Его обвинили в убийстве задержанного Дахира Джанкезова в 2011 году. По версии следствия, Рахаев убил его, выбивая признания в нескольких эпизодах воровства. Сам же Рахаев утверждал, что его подставили коллеги, а на деле он видел Джанкезова всего несколько минут после того, как того доставили в ОВД.

Между тем на пытки со стороны силовиков пожаловался другой местный житель: в августе Гузера Хашукаева задержали на посту ГИБДД в поселке Октябрьский в Карачаево-Черкесии, а после подвергли пыткам, склоняя "сотрудничеству и даче ложных показаний по ранее совершенному преступлению". Потерпевший указывал на замглавы местного Центра "Э" Рустама Жилетежева. В отношении силовика было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий (часть 3 статьи 286 УК РФ), он находится в розыске. Расследование дела передано в Москву.

По такой же статье возбудили уголовное дело и против участкового из Черкесска: по версии следствия, полицейский без законных оснований задержал 32-летнего местного жителя Эдуарда Абдулаева и доставил его в опорный пункт полиции на улице Ставропольская, где требовал от задержанного признаться в незаконном приобретении и хранении боеприпасов.

Пострадал от действий силовиков и местный адвокат Кемал Кущетеров: вечером 3 июля он был похищен правоохранителям, когда приехал на место совершения следственных действий по делу своего подзащитного. Полицейские насильно усадили адвоката в машину, увезли в неизвестное место и избили. Затем Кущетерова доставили в отделение полиции, откуда после выпустили. Адвокатская палата КЧР настаивает на привлечении к ответственности полицейских, воспрепятствовавших профессиональной деятельности адвоката.

Впрочем, полицейские и чиновники КЧР обвинялись не только в убийствах и пытках: начальник тыла регионального МВД, полковник полиции Мухтар Пхешхов стал фигурантом дела о хищении 22 миллионов.

Заместитель мэра Карачаевска Алибек Каракетов заподозрен в растрате 15,5 миллиона рублей при строительстве центра культурного развития, замруководителя биосферного заповедника оформил фиктивного работника, на имя которого были выплачены 240 тысяч рублей, начальник управления Федеральной налоговой службы по КЧР и замначальника отдела ведомства обвинены в злоупотреблениях должностными полномочиями, которые нанесли бюджету ущерб в 2,2 миллиарда рублей.

Не утихали споры и вокруг аланского культурного наследия: пять древнехристианских храмов вместе с земельными участками, на которых они расположены, из ведения Карачаево-Черкесского музея-заповедника имени Байчоровой перешли в ведение созданного в июле 2017 года "Аланского древнехристианского центра на Северном Кавказе". "Конгресс карачаевского народа" обратился в Генпрокуратуру с просьбой разобраться с незаконным изъятием имущества музея-заповедника в казну и последующей передачей его "Аланскому центру", вернуть храмы музею и провести проверку "Аланского центра".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG