Ссылки для упрощенного доступа

"Они передумали"


Юрист Анастасия Буракова намерена довести начатое до конца

После публикации "Кавказ.Реалии" силовики КЧР пересмотрели свое отношение к нарушениям на президентских выборах

22 июня в Черкесском горсуде состоялись два заседания. В обоих истицей выступала Анастасия Буракова, юрист "Правозащиты Открытой России" из Санкт-Петербурга. Она уже три месяца добивается признания серьезнейших нарушений, имевших место на президентских выборах в республике, куда она приезжала как наблюдательница.

Ранее Бураковой отказали в избиркоме и в СКР. Последней инстанцией, куда обратилась петербурженка, стал суд. "Надеюсь, что в правовой черной дыре Карачаево-Черкесии найдется орган, дорожащий своей репутацией", – ​говорила она "Кавказ.Реалии" две недели назад.

То ли внимание СМИ, то ли еще какие-то факторы – но исход по обоим заявлениям Бураковой оказался положительным.

"Изнасилование избирательного законодательства"

Обращения в суд касались двух случаев. 18 марта, около 20.00, на УИК №56 в Карачаевске при посредничестве главы участковой избирательной комиссии Секинат Татаркуловой и неизвестного сотрудника полиции были осуществлены многократные вбросы бюллетеней в ящик для голосования. Это зафиксировали видеокамеры.

Кроме того, несмотря на то, что Буракова была членом ТИК с правом совещательного голоса, председатель участковой комиссии №59 в Карачаевске Инесса Бирагова выдворила ее и еще несколько возмущенных нарушениями наблюдателей с участка. Действия Бираговой подлежат уголовному наказанию, подчеркивала юрист.

Однако республиканский Следственный комитет, куда Анастасия обратилась сразу после выборов, отказал даже в регистрации ее заявлений в книге сообщений о преступлениях. Тогда активистка пожаловалась в суд – на бездействие Следственного комитета.

Представитель СКР передал бумагу о регистрации заявления Бураковой о преступлении и о необходимости провести проверку по указанным фактам
Представитель СКР передал бумагу о регистрации заявления Бураковой о преступлении и о необходимости провести проверку по указанным фактам

"Оповещение из суда пришло за два дня до заседания: голос в трубке сообщил, что мои жалобы будут рассмотрены 21 и 22 июня у двух разных судей, – рассказывает Буракова. – В республику я приехала непосредственно к началу судебного заседания, прямиком из аэропорта".

Но начальник отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по республике Аслан Шураев, ставший печально известным среди коллег (после выхода статьи на "Кавказ.Реалии" фраза "изнасилование избирательного законодательства" превратилась в местном СК в мем), в суд не явился.

"Причину его неявки пытался объяснить привлеченный к делу прокурор: мол, слышал, что у него аттестационная комиссия. Судья пошел навстречу и отложил заседание на следующий день", – продолжает Буракова.

22 июня Шураев все-таки явился в суд. На первом заседании рассматривалась жалоба на отказ регистрации заявления о преступлении по факту многочисленных вбросов на УИК №56. "Шураев заявил суду, что буквально на днях республиканский СК провел еще одну проверку и передумал", – отмечает собеседница.

Представитель СКР передал бумагу о регистрации заявления Бураковой о преступлении и о необходимости провести проверку по указанным фактам. Рапорт датирован 21 июня. Таким образом, предмет обжалования исчез сам собой.

"До следующего судебного заседания мы успели съездить в СК, передать дело следователю, взять объяснения, описать видеозапись фальсификаций", – добавляет сотрудница "Открытой России". По ее словам, следователь Александр Кучеров отнесся к заявлению серьезно и очень подробно обо всем расспрашивал.

Удаление было незаконным

Рассмотрение же второго дела, перенесенного с предыдущего дня, заняло больше времени. Как отмечает сотрудница "Открытой России", представитель СК постоянно пытался переходить на существо ее заявления о преступлении, "отвлекаясь от факта бездействия органов по его регистрации и проверке".

Шураев ходатайствовал о вызове главы УИК №59 Бираговой в суд. В разговоре с корреспондентом "Кавказ.Реалии" представители СКР также затрагивали существо заявления, утверждая, что на суд должны были пригласить представителей республиканского избиркома, хотя иски касались уже не нарушений на выборах, а исключительно бездействия следователей.

"Я выступила против, так как предметом обжалования является бездействие СК, и допрашивать этих лиц должны в ходе проверки по заявлению о преступлении, а не в судебном заседании. Судья согласился и ходатайство отклонил", – говорит Буракова.

Решающей стала фраза из письменного ответа республиканского избиркома, который подтвердил – "удаление вас как члена ТИК с избирательного участка было незаконным".

Судья постановил удовлетворить жалобу активистки в части признания отказа Шураева в регистрации заявления о преступлении незаконным и обязал республиканский СК устранить допущенные нарушения.

Как пояснили "Кавказ.Реалии" в СУ СКР по Карачаево-Черкесии, решения суда они еще не получили, поэтому никаких проверок не назначали. Официальный представитель ведомства Сергей Шуваев не исключил, что по ситуации с УИК №56 будет проведена дополнительная проверка. Подробно комментировать произошедшее правоохранители пока отказались.

"Местные шутят, что КЧР расшифровывается как 'Каждый Чей-то Родственник'", – смеется девушка.

По ее словам, в суде это чувствуется особенно: судьи, прокуроры и следователи здороваются друг с другом по-приятельски, обсуждают бытовые темы. Несмотря на промежуточную "победу" правозащитницы, похоже, борьба за установление законности в республике еще впереди.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG