Ссылки для упрощенного доступа

"Мутация Кремля началась здесь". Важнейшие дела "Мемориала" на Северном Кавказе


Российский военный в Чечне, февраль 2000
Российский военный в Чечне, февраль 2000

Лауреатами Нобелевской премии мира в 2022 году стали российская правозащитная организация "Мемориал", белорусский правозащитник Алесь Беляцкий и украинская правозащитная организация Центр гражданских свобод. "Мемориал" в России был включен в число "иностранных агентов" и ликвидирован по решению Генпрокуратуры. О том, какую глобальную роль организация сыграла в защите людей от произвола властей на Северном Кавказе, редакции Кавказ.Реалии рассказали правозащитники.

"Я первых живых правозащитников увидел именно "мемориальцев". Это был 1989 год. И первый общественный деятель, которого я увидел в обстреливаемом Грозном в 1995 году, был сотрудник "Мемориала". Всю жизнь свои позиции по непонятным и спорным вопросам, когда возникали сомнения, как поступить, всегда сверял с людьми из "Мемориала", – рассказывает член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, председатель "Комитета против пыток" в 2015-2022 годах Игорь Каляпин.

С начала 1990-х годов "Мемориал" вел системную правозащитную работу на Северном Кавказе. Помогал беженцам и мигрантам, вел мониторинг соблюдения прав человека в "горячих точках", в том числе Чечне, самопровозглашенной Южной Осетии, Нагорном Карабахе. На счету "Мемориала" десятки выигранных дел в Европейском суде по правам человека – правозащитники сделали резонансными истории незаконных уголовных преследований, пыток и внесудебных расправ.

Северный Кавказ для "Мемориала" был важен как регион, где происходило максимальное попрание прав человека, если сравнивать с другими субъектами России, вспоминает правозащитник "Мемориала" Олег Орлов, до ликвидации центра руководивший программой "Горячие точки".

То, что сейчас происходит в Украине – следствие того, что Россия долго, упорно, жестоко и кроваво вела внутренние войны на Кавказе

"Некоторые люди в Европе считали, что на происходящее в Чечне во время двух войн можно не обращать внимание, что это внутренняя колониальная война России. Мы объясняли, что такой подход в корне неверен, он вызван непониманием важнейших вещей. И одна из них в том, что именно кавказские войны стали мутациями, в результате которых российский политический режим превратился в то, что мы видим сегодня. Слом демократических институтов в стране начался при Ельцине во время первой чеченской войны, вторая война вообще стала пиар-технологией прихода к власти Путина", – продолжает Орлов.

По мнению правозащитника, именно события на Северном Кавказе способствовали тому, что российское общество спокойно приняло невероятное усиление силовиков и принесение идеи свободы в жертву искаженному пониманию безопасности. "Мемориал" все эти годы системно и последовательно заявлял об опасности такой мутации.

Грозный, 1994 год
Грозный, 1994 год

"То, что сейчас происходит в Украине – следствие того, что Россия долго, упорно, жестоко и кроваво вела внутренние войны на Кавказе. Глядя на тот ужас, в котором мы все живем, о достижениях говорить нельзя. Может, [это] нехорошие слова к моменту получения премии, но ей-богу, мы ее не заслужили. Какие достижения могут быть, если мы не смогли объяснить российскому обществу как важна свобода, что свободой нельзя жертвовать во имя безопасности и что война – страшное зло, которым пользуются самые радикальные силы", – подчеркивает представитель "Мемориала".

В то же время Олег Орлов перечисляет десятки и сотни маленьких побед – выигранные в ЕСПЧ и национальных судах дела, освобождение людей от незаконных обвинений, посадки виновных в преследовании, создание базы насильственно исчезнувших жителей республик.

Чечня

В разгар первой чеченской войны, в 1995 году, правозащитный центр организовал наблюдательную миссию во главе с руководителем "Мемориала" Сергеем Ковалевым. По итогам ее работы был опубликован аналитический доклад о пытках задержанных в распределителях, где федералы проводили "фильтрацию" на причастность к участию в незаконных вооруженных формированиях. В том же году Сергей Ковалев и Олег Орлов с другими правозащитниками и депутатами Госдумы обменяли себя на захваченных боевиками в Буденновске заложников. Благодаря этому из больницы отпустили 111 женщин и детей.

Члены "Мемориала" расследовали последствия "зачистки" в селе Самашки, в результате которой в апреле 1995 года были убиты более 100 мирных жителей. Эта так и оставшаяся безнаказанной трагедия была одним из первых примеров дезинформации российских СМИ и чиновников, исказивших факты о войне в Чечне. Силовики уверяли, что в селе, где к началу месяца было около пяти тысяч человек, они не заметили "ни одного мирного жителя", а все убитые якобы были боевиками.

Совпавшее с приходом Владимира Путина на пост премьер-министра начало второй чеченской войны правозащитный центр "Мемориал" встретил обращением к руководству России:

"Новая широкомасштабная наземная операция в Чечне, где поддержки федеральным силам со стороны местных жителей заведомо не будет, неминуемо приведет к массовой гибели как гражданского населения, так и военнослужащих. Взаимное ожесточение сделает неизбежной войну на уничтожение. Ужас и позор, ожидающие нас в этом случае, поставят Россию на грань катастрофы".

"Мемориал" выиграл одни из первых дел в ЕСПЧ по Северному Кавказу по событиям второй чеченской войны. Это бомбардировка колонны беженцев на трассе "Ростов-Баку" в октябре 1999 года, убийства жителей Старопромысловского района Грозного в ходе "зачистки" в январе 2000 года, бомбардировка села Катыр-Юрт, в результате которой погибли десятки мирных жителей и больше сотни пострадали. Похищения продолжались и в кадыровской Чечне, в ЕСПЧ находится дело о "расстрельном списке 27", оно касается секретных пыточных и тюрем, одна из которых действует в центре Грозного.

В Чечне такая независимая деятельность вызвала агрессию со стороны пророссийского руководства. 5 июля 2009 года сотрудницу "Мемориала" в Грозном Наталью Эстемирову похитили рядом с ее домом, вывезли на границу с Ингушетией и там расстреляли. 31 августа ЕСПЧ принял решение по делу "Эстемирова против России". С одной стороны, суд признал неэффективность расследования резонансного убийства, но с другой – не увидел неопровержимых доводов о причастности к этому преступлению властей Чечни.

В январе 2018 года в Чечне был задержан 60-летний Оюб Титиев – руководитель офиса "Мемориала" в Грозном. Его осудили по обвинению в хранении марихуаны. Коллеги Титиева назвали дело полностью сфальсифицированным.

Ингушетия

Как и в остальных республиках Северного Кавказа, в Ингушетии правозащитный центр с начала 2000-х вел мониторинг ситуации с нарушениями прав человека. Самым громким стало "ингушское" дело. В сентябре 2018 года глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров и глава Чечни Рамзан Кадыров подписали соглашение об изменении границы между регионами. В Ингушетии начались массовые протесты, которые 27 марта 2019 года вылились в стычки с Росгвардией.

Митинг в Магасе, 26 марта 2019 года
Митинг в Магасе, 26 марта 2019 года

Всего по "ингушскому делу", по данным правозащитного центра, к уголовной ответственности привлечены 49 человек. В декабре 2021 года семерых лидеров протеста приговорили к лишению свободы на сроки от семи с половиной до девяти лет. "Мемориал" признал лидеров ингушского протеста политзаключенными.

Дагестан

Большая работа правозащитного центра велась и в соседнем Дагестане. Его эксперты ввели скрупулезный подсчет происходивших в 2000-е похищений и исчезновений жителей республики, к которым могли быть причастны силовики. Также фиксировались убийства дагестанцев в ходе контртеррористических операций – затем убитых федералы выдавали за боевиков.

Пожалуй, самым громким таким делом стала история братьев-пастухов Гасангусейна и Наби Гасангусеновых, расстрелянных силовиками в августе 2016 года в Шамильском районе Дагестана. Майор Ибрагим Алиев, на тот момент исполняющий обязанности начальника отдела МВД, отчитался, что в ходе оперативно-разыскных мероприятий неизвестные обстреляли правоохранителей и были убиты ответным огнем. Семье братьев заявили, что погибшие были террористами. Более того, полицейские пытались обвинить Гасангусеновых в убийстве судьи Убайдулы Магомедова, поджоге школы в селе Телетль и взрыве телебашни в селе Хебда.

Родители убитых братьев не стали мириться с оговором и шестой год борются за правду. Они доказали непричастность Наби и Гасангусейна к бандподполью и теперь добиваются наказания их убийц. Об этом деле докладывали лично президенту Владимиру Путину, но до сих пор никто из силовиков к ответственности не привлечен.

Отец убитых силовиками чабанов Муртазали Гасангусенов
Отец убитых силовиками чабанов Муртазали Гасангусенов

ЕСПЧ признал власти России ответственными за смерть братьев-чабанов и неэффективное расследование преступления. Добиться такого решению отцу погибших помогли юристы "Мемориала".

В 2008 году при наполнении Ирганайского водохранилища гидроэлектростанции власти "изъяли" у 10 тысяч жителей Дагестана дома и сады. Федеральные и региональные власти с тех пор обещают выплатить положенные по закону компенсации, однако без результата. Правовую помощь оставшимся без домов и садов, которые для многих были главным подспорьем в хозяйстве, также оказывали юристы "Мемориала".

Еще одна резонансная история – из поселка Временный, где осенью 2014 года военнослужащие и сотрудники правоохранительных структур провели беспрецедентную по срокам "зачистку". Мужчин и ушедших за ними женщин вынудили оставить свои дома, а когда через два месяца они вернулись, то увидели их полное разграбление. Силовики в поисках "бункеров", где, по их мнению, прятались боевики, перекопали экскаваторами весь поселок и снесли сады. Справедливости и компенсаций за похищенное жители Временного также добиваются при поддержке правозащитного центра.

Кабардино-Балкария

"Мемориал" с конца 2000-х фиксировал похищения и внесудебные казни в Кабардино-Балкарии. Европейский суд по правам человека удовлетворил жалобу 29 заявителей – фигурантов "дела 58-ми", осужденных за террористическую атаку на Нальчик в 2005 году. За пытки, с помощью которых их заставили признаться в участии в нападении, им присуждена компенсация от 26 до 52 тысяч евро.

Заявители, которым помогал "Мемориал", рассказали, что их задержали в ноябре 2005 года, избили и пытали током. Пытки продолжались несколько месяцев – даже после того, как эти люди дали признательные показания – чтобы они не отказались от своих слов и не направляли жалобы.

Правозащитники активно освещали процесс местного жителя Ислама Гугова, несмотря на доказательства фальсификации уголовного дела, получившего 16 лет колонии строгого режима по обвинению в участии в террористической организации в Сирии.

Работа продолжается

Важным направлением деятельности "Мемориала" стала поддержка преследуемых по политическим мотивам – в списке подвергшихся репрессиям более тысячи россиян. Среди них фигуранты "ингушского дела", редактор дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумин Гаджиев, Расул Кудаев из Кабардино-Балкарии, подвергшиеся пыткам и издевательствам из-за своей ориентации чеченцы Салех Магамадов и Исмаил Исаев, экс-исполнительный директор "Открытой России" Андрей Пивоваров, похищенный из Геленджика и вывезенный в Чечню модератор чата оппозиционного телеграм-канала 1ADAT Салман Тепсуркаев, осужденный за посты во "ВКонтакте" Айтахаджи Халимов.

Ликвидация по решению суда центра "Мемориал" не означают остановку правозащитной деятельности, говорит юрист-координатор программы "Горячие точки" ликвидированного ПЦ "Мемориал" Галина Тарасова.

"Репрессии привели к тому, что на руинах ликвидированного ПЦ "Мемориал" возник правозащитный бренд "Мемориал", в рамках которого оказывают юридическую помощь люди, готовые отстаивать права человека. Присужденная "Мемориалу" Нобелевская премия мира продемонстрировала значимость этого бренда и ведущейся от его имени правозащитной деятельности", – указывает Тарасова.

В рамках бренда "Мемориал" за рубежом функционирует ставший самостоятельным проект "Поддержка политзаключенных. Мемориал". В России создана общественная организация Центр защиты прав человека "Мемориал" (без образования юридического лица). Ее правозащитная деятельность освещается на страницах в социальных сетях и мессенджерах.

На Северном Кавказе происходило то, что остальные россияне почувствовали только в последние годы

Складывающаяся на Северном Кавказе в последние десятилетия ситуация значительно отличалась от остальной страны – здесь был иной политический режим, полностью отсутствовало разделение властей, честные выборы, независимая судебная система, объясняет важность работы "Мемориала" в регионе председатель Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра Валерий Хатажухов.

"Северный Кавказ был превращен Кремлем в политической полигон, где обкатывались методы удержания власти, давления на гражданское общество и независимые СМИ. Происходило то, что остальные россияне почувствовали только в последние годы. И в этих условиях системная работа "Мемориала" была неимоверно значима", – указывает Хатажуков.

Именно благодаря "Мемориалу" остальная Россия и мир узнали о резонансных делах с Северного Кавказа, заключает собеседник.

Форум

XS
SM
MD
LG