Ссылки для упрощенного доступа

Кадыров умыл руки? ЕСПЧ не увидел вины властей в убийстве Натальи Эстемировой


31 августа Европейский суд по правам человека принял решение по делу "Эстемирова против России". С одной стороны, суд признал неэффективность расследования резонансного убийства правозащитницы и журналистки Натальи Эстемировой, но, с другой, не увидел неопровержимых доводов причастности к этому преступлению властей Чечни. В итоге суд постановил выплатить сестре убитой 20 тысяч евро. По сегодняшнему курсу это порядка 1,7 млн рублей.

Представлявшие в ЕСПЧ интересы заявительницы, сестры убитой Светланы Эстемировой, юристы правозащитного центра "Мемориал" (российские власти внесли "Мемориал" в список иностранных агентов, "Мемориал" с этим не согласился. – Прим. ред.) рассказали Кавказ.Реалии о том, почему принято именно такое половинчатое решение.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Громкая публикация

Согласно официальной версии, 15 июля 2009 года Наталью Эстемирову похитили рядом с её домом в Грозном, вывезли на границу с Ингушетией и там расстреляли.

Здание Европейского суда
Здание Европейского суда

"В ходе расследования нашла объективное подтверждение версия о совершении похищения и убийства Натальи Эстемировой Алхазуром Башаевым и другими участниками банды Ислама Успахаджиева, – к такому выводу пришёл Следственный комитет России. – Мотивом этого преступления следствие считает месть за публикации Эстемировой в СМИ о вербовке Башаевым боевиков и нападении на семью московского бизнесмена, а также дискредитация органов государственной власти Чеченской Республики".

Согласно официальной версии, Башаев с другими участниками незаконного вооружённого формирования на машине ВАЗ-2107 похитили Наталью Эстемирову у подъезда дома по улице Богдана Хмельницкого и вывезли в окрестности селения Гази-Юрт. При этом сам Башаев был убит в ходе спецоперации в Ачхой-Мартановском районе в сентябре 2009 года.

Несмотря на то что формальной причиной для убийства Эстемировой стала публикация о причастности Башаева к вербовке боевиков, эта информация на тот момент не была секретом для российских силовиков.

Обнародование доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела, может существенно повредить результатам расследования

"В настоящее время следствие считает нецелесообразным говорить о том, какие именно доказательства имеются в материалах уголовного дела, так как это может существенно повредить результатам расследования, а также создать угрозу безопасности участников уголовного процесса", – отчитался Следственный комитет, обвинив сомневающихся в официальных выводах СМИ и правозащитников в субъективности и отсутствии компетенции.

Картина убийств и запугиваний

Заявление по делу "Эстемирова против России" поступило в ЕСПЧ в июне 2011 года. Сестру Натальи Эстемировой представляли российские и британские юристы из Европейского центра защиты прав человека (EHRAC) и центра "Мемориал".

"Заявительница жаловалась в соответствии со статьями 2 и 13 Конвенции на убийство её сестры и неспособность властей тщательно, эффективно и быстро расследовать её смерть. Суд считает целесообразным рассматривать жалобы заявителя исключительно в соответствии со статьей 2 Конвенции", – говорится в решении.

Вторая статья Европейской конвенции по правам человека декларирует право каждого на жизнь, а тринадцатая – право на эффективную правовую защиту.

Похороны Натальи Эстемировой
Похороны Натальи Эстемировой

ЕСПЧ, передавая в решении позицию истцов, отмечает, что, по мнению заявителей, "Наталья Эстемирова выдвигала обвинения против сотрудников правоохранительных органов, которые вызывали беспокойство у чеченских властей. Она получала угрозы от различных должностных лиц. Кроме того, по словам заявителя, только сотрудники правоохранительных органов могли незамеченными пройти через контрольно-пропускные пункты в Чечне благодаря режиму усиленной безопасности, введённому после нескольких нападений со стороны членов незаконных вооруженных формирований. В ходе неофициальных бесед следователи заявляли, что убийство было совершено "народом президента Чечни".

Среди подтверждающих эту версию доказательств – возможное несовпадение пуль и гильз, найденных на месте преступления, и несоответствие глушителя из пистолета Башаева тому, что использовался при убийстве. Взятые из автомобиля убийцы и с тела жертвы образцы ДНК не совпадают с ДНК его близких родственников. Версия "заказа" убийства лидерами сепаратистского подполья основана на показаниях находящегося в заключении, то есть фактически подневольного человека.

Отсутствие ДНК в автомобиле убийцы "не противоречит официальной версии убийства группой людей"

Представитель России в ЕСПЧ заявил, что "доказательства, на которые ссылался заявитель, недостоверны, а личности свидетелей, говорящих о причастности властей к этому убийству, не были раскрыты". Также российские власти утверждают, что в районе убийства Эстемировой на тот момент не действовал режим повышенной безопасности, поэтому Башаев с сообщниками мог свободно перемещаться, а отсутствие ДНК в автомобиле убийцы "не противоречит официальной версии убийства группой людей". Также Россия ссылается на неоднозначность выводов независимой экспертизы о том, что найденные на месте преступления пули выпущены не из пистолета Башаева.

Комиссар Совета Европы по правам человека указал, что убийство Натальи Эстемировой следует рассматривать как часть картины убийств и запугивания правозащитников на Северном Кавказе. Он отметил, что наиболее серьезные нарушения прав человека в отношении правозащитников не были предотвращены или надлежащим образом устранены. Российские власти создали ряд препятствий для деятельности правозащитников, что привело к их маргинализации, особенно в Чечне.

В поисках заказчика

"Суд не может согласиться с утверждением заявительницы о том, что обстоятельства похищения её сестры представляли собой случай похищения представителями властей. Её версия была основана на свидетельских показаниях о том, что Наталья Эстемирова была похищена военными на глазах у полицейских, патрулировавших район. Однако эти доказательства основаны на показаниях из неустановленного источника, полученных более чем через шесть лет после убийства. Суд предпочитает доверять показаниям очевидцев, сделанным вскоре после инцидента. Она [Эстемирова] была захвачена небольшой группой лиц, которые ранним утром приехали на гражданском автомобиле и совершили похищение вдали от глаз большого количества людей", – к такому выводу пришли в ЕСПЧ.

Суд считает, что не был установлен необходимый стандарт доказывания "вне разумных сомнений" того, что государственные служащие совершили преступление, поэтому обвинение в нарушении права на жизнь со стороны представителей власти было снято.

"В части, где ЕСПЧ признал нарушение права на эффективное расследование, я согласна с выводами и приведёнными аргументами. Однако не согласна с тем, что ЕСПЧ не признал ответственность представителей государства в убийстве Натальи Эстемировой. Представленные суду аргументы, на мой взгляд, были достаточными для установления этого нарушения. ЕСПЧ согласился, что официальная версия Следственного комитета о причастности боевика Башаева к убийству вызывает множество вопросов", – рассказывает Кавказ.Реалии участвовавшая в деле представитель "Мемориала" Татьяна Черникова.

Это сокрытие реальной версии убийства, связанной с заказом со стороны представителей государства

По мнению правозащитницы, недостатки расследования связаны не с отсутствием компетенции следователей, а сознательной позицией "скорее, по сокрытию реальной версии убийства, связанной с заказом со стороны представителей государства". В частности, по ряду свидетельств, Эстемирова получала угрозы со стороны ставшего в 2007 году президентом Чечни Рамзана Кадырова.

"ЕСПЧ мог сделать шаг вперед и признать, что это не случайные недоработки следствия, а действия, направленные на фальсификацию расследования. Власти понимают, кто совершил убийство, и сознательно скрывают это", – продолжает Черникова.

Митинг в Москве, 2009 год
Митинг в Москве, 2009 год

Решение из вакуума

По мнению представителя "Мемориала", ЕСПЧ в этой ситуации подошёл к решению крайне осторожно, строго юридически – раз нет прямых доказательств причастности к заказу убийства Эстемировой властей, признать этот факт суд не смог.

Такое решение принято, в том числе, из-за очевидной избирательности властей России в предоставлении материалов дела – в суд поступило далеко не всё, сознательно направлялись материалы, подтверждающие официальную версию Следкома, при этом откладывались доказательства, ставящие её под сомнение, подытожила юрист.

Старший юрист "Мемориала" Татьяна Глушкова в интервью Кавказ.Реалии отметила, что решение ЕСПЧ было ожидаемым и не вызвало удивления. Вместе с тем в центре чрезвычайно огорчены такими выводами суда.

"Согласно практике ЕСПЧ, когда человека похищают и убивают, а родственники считают, что к этому причастны власти, их задача – предоставить доказательства, исходя из которых они так думают. В юриспруденции это называется prima facie – "на первый взгляд". И если ЕСПЧ посчитает, что "на первый взгляд" к преступлению может быть причастно государство, то задачей властей будет доказать, что это не так", – поясняет Глушкова.

В данном же случае ЕСПЧ счёл, что "на первый взгляд" причастность руководства Чечни к убийству Натальи Эстемировой не доказана, и, соответственно, не стал анализировать доказательства их непричастности.

ЕСПЧ выбрал позицию максимальной отстранённости: раз доказательства не "железобетонные", нарушение найдено не будет

"Я сама вела достаточно большое количество дел в ЕСПЧ, по которым доказательств причастности властей к убийствам было ещё меньше. Но по ним вынесены положительные решения, – объясняет юрист. – Думаю, в этом случае ЕСПЧ выбрал позицию максимальной отстранённости: раз доказательства не "железобетонные", нарушение найдено не будет. Свою роль сыграл политический вес постановления, потому что решение по делу Эстемировой намного резонанснее, чем постановления по делам убитых силовиками рядовых жителей республик Северного Кавказа, и суду нужно было подчеркнуть свою беспристрастность".

Координатор программы "Северный Кавказ" Российской ЛГБТ-сети Вероника Лапина, комментируя в фейсбуке решение из Страсбурга, более категорична:

"Это плевок в душу не только родственникам, друзьям и близким Наташи. Это решение – оно про всех правозащитников, работавших и продолжающих работать на Северном Кавказе. Это решение, когда его читаешь, кажется абсолютно наивным и принятым как будто в вакууме, нивелирующим всю практику по Северному Кавказу, всю работу спецдокладчиков, национальных и международных организаций – в целом, огромного количества людей, которые всем своим существованием обязаны смерти Наташи и целью которых было продолжать во что бы то ни стало именно её работу. Она сделала для нас всех огромную работу, а суд оценил её жизнь в двадцать тысяч евро. И от этого не просто грустно, от этого тошно".

***

В результате прямых и косвенных угроз несколько ключевых сотрудников чеченского офиса "Мемориала" были вынуждены покинуть Россию и просить политического убежища. Свидетелям похищения Натальи Эстемировой не была предоставлена госзащита.

Через некоторое время после её убийства в Грозном были похищены и убиты сотрудники организации "Спасём поколение" Алик Джабраилов и Зарема Садулаева. По версии следствия, одним из похитителей был сотрудник Курчалоевского РОВД Акбулатов, который позже погиб при невыясненных обстоятельствах. 31 октября 2009 года во время спецоперации, которой руководил, по его собственному признанию, лично Рамзан Кадыров, была похищена и бесследно пропала чеченская активистка Зарема Гайсанова.

Все эти преступления, включая внесудебную казнь Ризвана Альбекова, которой занималась Наталья Эстемирова накануне своего убийства, остаются нерасследованными.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG