Ссылки для упрощенного доступа

Нескончаемая борьба Кадырова: глава Чечни выискивает врагов и после войны


Рамзан Кадыров

Судья Верховного суда Чеченской Республики Хасмагомед Мадаев 7 апреля отправил на пересмотр дело о публичных угрозах главы республики Рамзана Кадырова. Таким образом, суд удовлетворил жалобу сразу нескольких правозащитников – председателя Совета Правозащитного центра "Мемориал" (российские власти внесли организацию в список иностранных агентов, она с этим не согласилась. – Прим.) Александра Черкасова, члена Совета "Мемориала" Олега Орлова и сопредседателя Московской Хельсинкской группы Вячеслава Бахмина. Интересы правозащитников представлял адвокат Михаил Беньяш. Поддержал апелляцию и прокурор Сулейман Межидов. Дело будет рассмотрено в суде первой инстанции в новом составе.

Разбирательство продолжается с ноября 2019 года, когда глава Чечни озвучил угрозы в адрес правозащитников и журналистов в эфире государственного телеканала ЧГТРК "Грозный". Это произошло во время выступление Кадырова на чеченском языке на расширенном заседании правительства республики.

Он угрожал тем общественным деятелям, которые публикуют сведения о нарушениях прав человека в республике, а также пользователям соцсетей, оставляющим критические комментарии в адрес властей региона. Кадыров призывал остановить их, "убивая, сажая за решётку, делая ещё что угодно", и заявил, что к подавлению таких высказываний должны быть привлечены сотрудники полиции, спецслужбы, главы районов и населённых пунктов.

Следователи отказываются выносить постановление, суд отказывается рассматривать жалобу на бездействие следователей – замкнутый круг

После прозвучавших угроз представители "Мемориала" и Московской Хельсинкской группы направили председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину заявление с просьбой проверить высказывания Кадырова на наличие признаков преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 282 УК РФ ("Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, по признаку принадлежности к какой-либо социальной группе"), ч. 2 ст. 285 ("Злоупотребление должностными полномочиями") и ч. 3 ст. 286 ("Превышение должностных полномочий").

Однако заявителям было отказано даже в проверке изложенных в заявлении фактов. Руководитель второго отдела процессуального контроля Э. А. Мухаметов сослался на то, что "в средствах массовой информации опубликованы опровержения сведений о данных высказываниях, которые объясняются, в том числе и самим Главой Чеченской Республики Кадыровым Р. А. недостоверным переводом и неверной интерпретацией его высказываний на выступлении, проходившим на чеченском языке".

Из-за несоответствия ответа нормам российского законодательства представители "Мемориала" и Московской Хельсинкской группы направили жалобы главе СКР и генеральному прокурору России. Надзорные органы ответили отказом, мотивируя его отсутствием "достаточных сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления". Попытка правозащитников обжаловать ответ в Старопромысловском районном суде Грозного не увенчалась успехом.

Судья Вахтанг Горчханов отказался принять жалобу к рассмотрению, ссылаясь на отсутствие решения следственных органов. Поскольку следователи отказываются выносить постановление по заявлениям правозащитников, суд отказывается рассматривать жалобу на бездействие следователей – замкнутый круг. Таким образом, как утверждают заявители из "Мемориала" и Московской Хельсинкской группы, они оказались лишены доступа к правосудию и государственной защите от незаконного насилия.

Насилие как норма поведения

Практика показывает, что угрозы, исходящие от Рамзана Кадырова в адрес журналистов и правозащитников, – не пустые слова. В 2009 году была убита журналист и правозащитник Наталья Эстемирова, чью смерть связывают с чеченскими силовиками. В прошлом году произошло похищение администратора чата телеграм-канала 1ADAT Салмана Тепсуркаева, критически настроенного по отношению к властям Чечни. В прошлом же году в Австрии и Франции были убиты двое критиков Кадырова, на ещё одного покушались.

Новые неприятели Кадырова все больше похожи на ветряные мельницы Дон Кихота

Долгое время российские официальные лица явно оправдывали эксцессы Кадырова как необходимую цену за мир и спокойствие в Чечне. Однако война в республике давно закончилась (прошло 12 лет с момента прекращения режима контртеррористической операции), перевелись и боевики – по крайней мере, так заявляют в самом Грозном, а также в ФСБ России. Но глава республики находит все новых и новых врагов.

Новые неприятели Кадырова все больше похожи на ветряные мельницы Дон Кихота, потому что только ему они видятся в качестве врагов. Более того, нетерпимость и склонность все спорные вопросы решать с помощью насилия или угрозами его применения распространяются далее и по Чечне, и за ее пределами, становясь своего рода нормой поведения для некоторых выходцев из республики.

Последней мишенью кадыровцев стал сериал "Топи" по сценарию Дмитрия Глуховского. Одни пользователи соцсетей из Чечни потребовали от писателя извинений, другие высказали в его адрес прямые угрозы. Вскоре в интернете появились персональные данные Глуховского, включая его адрес и номер телефона. Причиной недовольства стало то, что одна из сюжетных линий в сериале посвящена чеченской девушке, которая бежит от жениха-чеченца в деревню Топи.

Режиссер фильма "Тихий голос" о судьбе чеченского гея закрыл свой аккаунт в соцсетях после угроз от анонимных пользователей. Организаторы фестиваля "Артдокфест" были вынуждены снять фильм с показа.

Кто и как сорвал показ фильма о гее-бойце из Чечни
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:54 0:00

Сам режиссер, известный только под ником Река Валерик, рассказал о своем разочаровании на странице фестиваля в фейсбуке: "Наш фильм не "политический". Это ода любви: любовь, которую мать испытывает к своему сыну, любовь, которую этот сын испытывает к своей родине, которую ему внезапно пришлось покинуть не по своей воле. Это, по-своему, ода любви к Чечне. Потому что даже гомосексуалы имеют право любить свою страну. Нет ничего труднее, чем бежать из своей страны, семьи и своего языка. И понимать, что тебе никогда не вернуться туда, домой. Это фильм о том, как Хавадж потерял голос, потерял сон, потерял прошлое и осиротел в свои 25 лет".

Война в Чечне прошла, но администрация Рамзана Кадырова продолжает бороться с мнимыми врагами

Разумеется, ни режим Кадырова, ни он сам не являются единственными источниками предрассудков и нетерпимости. Тем не менее в некоторых случаях власти Чечни со всей очевидностью демонстрируют желание насаждать свои представления о правильном поведении чеченцев.

В марте стало известно, что чеченские силовики уговаривают родственников арестованных в Чечне Салеха Магамадова и Исмаила Исаева совершить "убийство чести". 4 февраля силовики вывезли Магамадова и его на тот момент несовершеннолетнего брата Исмаила из Нижнего Новгорода в Чечню. Сейчас они находятся в СИЗО №2 в Грозном по подозрению в содействии боевику из группы Аслана Бютукаева. По сведениям "Новой газеты", абсурдность предъявленных братьям обвинений в пособничестве религиозному экстремисту заключается в том, что один из юношей – гей, а второй – трансгендер. Их родители вынуждены скрываться.

Война в Чечне прошла, но администрация Кадырова продолжает бороться с мнимыми врагами. Когда закончатся войны главы республики, никто не знает. Начальство Кадырова в Москве, похоже, этим не особо озабочено, но и у этих мнимых войн есть вполне реальные жертвы.

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG