Ссылки для упрощенного доступа

В поисках объединителя


Памятник Дзаугу Бугулову, считающемуся основателем Владикавказа (архивное фото)

Итоги 2017: попытки лидеров Осетии найти общую платформу для объединения населения республики оказались тщетными

Прошедший год в Северной Осетии характеризовался необычными сочетаниями новых и старых проблем республики. К примеру, проблема сохранения и развития осетинского языка не нова, но в 2017 году впервые Москва прямо вмешалась в вопросы преподавания национальных языков в школе. Если раньше, некоторые осетины кивали на естественность и неизбежность умирания своего языка, то после приказа Москвы задвинуть изучение осетинского языка на задворки школьной программы, к людям начало приходить понимание того, что выдавливание их языка из публичного пространства составляет целенаправленную политику Москвы. Впрочем, в Северной Осетии уже достаточно велика и прослойка тех осетин, которые не горят желанием поддерживать свои национальные традиции и культуру и массово переходят на русский язык.

С другим потенциальным объединителем осетинского народа – религией – тоже не заладилось. На прошедшем съезде осетинского народа в октябре, как и на некоторых других массовых мероприятиях, выяснилось, что осетины слишком поликультурны, чтобы быть объединенными в рамках одной традиционной осетинской религии, православия или ислама.

Сравнительно новый глава Северной Осетии, Вячеслав Битаров периодически предпринимал объединительные попытки. Помимо торжественных празднований традиционных осетинских религиозных праздников, Битаров участвовал в субботниках вместе со своим окружением, пытаясь, очевидно, быть "ближе к народу". Трудно судить, удалось ли главе республики как-то приблизиться к народу в результате своих инициатив. Как и у большинства неизбранных глав республик в России, легитимность Битарова остается условной, что, впрочем, скорее всего устраивает Москву, которая хотела бы иметь возможность легко избавиться от любого главы территории при необходимости.

Необычно было слышать критику в адрес руководителя республики со стороны главы представительской власти столицы республики. Махарбек Хадарцев критиковал Битарова за кадровые назначения, особенно в медицинской сфере. Несколько голов даже полетело. Но Хадарцев ничего не смог противопоставить партийной машине "Единой России", в отличии от другого оппозиционера Арсена Фадзаева, который умело капитализировал на влиянии своей партии "Патриоты России". После выборов в сентябре Фадзаев стал представителем Северной Осетии в Совете Федерации РФ.

Недруги главы Северной Осетии из предыдущей администрации долгое время троллили его призраком скорой отставки. Троллинг мамсуровцев и дзасоховцев (оттесненных от власти сторонников предыдущих глав республики) хотя и имел мало общего с реальностью, но в то же время отражал в какой-то мере общую уязвимость всех глав северокавказских республик, включая Северную Осетию. Битаров не является исключением, и он вполне может быть уволен вскоре после проведения выборов президента России. Кремль все сильнее увеличивает контроль над российскими регионами и, хотя северокавказские республики до сих пор несколько "отставали" в этом отношении от других территорий, назначение Владимира Васильева на пост главы Дагестана показало, что скоро варяги могут сместить местные кадры и в других республиках.

Одним из благовидных поводов к назначению "внешнего управляющего" в Северной Осетии может стать неспособность республиканского руководства разрешить межнациональный вопрос в отношении ингушского отношения республики. Десятки тысяч ингушей, живущих в Северной Осетии, практически исключены из общественной и экономической жизни республики. Это следствие осетино-ингушского конфликта 1992 года, который как бы решен, но в то же время, как бы нет.

Другим относительно новым явлением в Северной Осетии явилось появление доморощенных исламских радикалов. Силовики убили нескольких людей, присягнувших главе экстремистской организации "Исламского государства" Абу Бакру аль-Багдади. Местный муфтий подтверждает, что убитые молодые люди сошли "с пути истинного", но при этом уверяет, что все "под контролем".

Насколько "все контролем" и как далеко зашли процессы радикализации молодежи в Северной Осетии пока остается неясным. Неясно пока и то, сможет ли республика и ее руководители найти "общий знаменатель" для всех жителей республики, который бы позволил сохранить подобие единой идентичности.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG