Ссылки для упрощенного доступа

Кремлевская перестройка регионов России не закончилась

Индекс социально-экономической и политической напряженности Комитета гражданских инициатив (КГИ) верно предсказал отставку Рамазана Абдулатипова, поместив Дагестан в группу регионов с высокими политическими рисками в первом полугодии текущего года. КГИ указал также на риски в некоторых других регионах Северного Кавказа. В частности, по мнению авторов индекса Александра Кынева, Николая Петрова и Алексея Титкова, конфликтность элит оставалась высокой в Ингушетии и Северной Осетии.

После серии отставок глав регионов России, включая неожиданное назначение Владимира Васильева на пост главы Дагестана, ажиотаж на Северном Кавказе утих. Тем не менее, это не значит, что кадровые перестановки в регионе закончились. 16 ноября президент России Владимир Путин объявил о новом порядке оценки эффективности работы глав регионов по 24 категориям. Правительство будет предоставлять ежегодный доклад президенту на эту тему.

До президентских выборов марта 2018 года предстоит напряженная пора, когда могут произойти неожиданности. Еще выше вероятность кадровой перетряски на Северном Кавказе вскоре после выборов. Российские политики открыто заговорили о скорой нехватке денег на самые необходимые нужды населения.

Нет ни одной полностью защищенной от смещений фигуры среди глав северокавказских регионов, но некоторые персоналии представляются наиболее уязвимыми с точки зрения сравнительной малозначимости этих регионов для Кремля и слабости их глав. Назначение человека "со стороны" в такой сложный регион, как Дагестан показывает, что Москва готова идти на определенные эксперименты и риски во время выстраивания новой модели управления северокавказскими республиками.

По словам экспертов, самой заметной тенденцией последней волны смен глав регионов стало назначение людей "со стороны". Из 11 новых назначенцев 8 ранее никак не были связаны с местами своего назначения.

Давнее стремление Москвы упразднить национальные республики в составе России может стать одним из мотивирующих факторов при смене их глав. В этом отношении наиболее логичным может стать смена руководителей Адыгеи, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии людьми из-за пределов этих республик. Такие назначения могут стать первым шагом в направлении постепенного упразднения этих административных образований. Все эти республики отличаются тем, что имеют в своем составе значительную долю русскоязычного населения и довольно небогаты. Перемены могут быть произведены под понятным для многих местных жителей лозунгом смены "коррумпированных местных кланов" на "честных и неподкупных" посланников Москвы. Населению этих республик может быть пообещано и увеличение финансирования взамен спокойного восприятия варягов-назначенцев.

Самыми вероятными кандидатами на кардинальную смену местных элит становятся те северокавказские республики, которые отличаются наибольшими экономическими неурядицами и конфликтами элит. В "группе риска" прежде всего оказываются Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Северная Осетия.

Кабардино-Балкария потеряла миллиарды рублей после фактического закрытия алкогольной отрасли республики. Это не только нанесло удар по экономике этого региона, но и показало, что политический вес главы региона Юрия Кокова значительно упал за последнее время.

Карачаево-Черкесию сотрясают скандалы в местных элитах, связанные с влиятельными черкесскими кланами Деревых, Арашуковых и внутрикарачаевским недовольством Рашидом Темрезовым. Общественность Карачаево-Черкесии - среди лидеров на Северном Кавказе по вопросу о возвращении прямых выборов главы республики.

В Северной Осетии предшественники нынешнего главы региона Вячеслава Битарова продолжают деятельность своей "фронды". Но самая главная уязвимость Битарова заключается в его происхождении из сферы бизнеса. В глазах силовиков, которые осуществляют глобальный контроль над Северным Кавказом, это не просто "слабость", но и своеобразный маркер неблагонадежности, хотя и не однозначный приговор.

От политических перестановок не застрахованы и Ингушетия с Чечней. Другое дело, что из-за особых персональных отношений Путина с Евкуровым и Кадыровым, предсказать изменения в этих двух регионах очень сложно, так как решения принимаются либо одним человеком, либо очень узким кругом лиц. Тем не менее, президентская компания в России в условиях экономического кризиса и нарастающей внешнеполитической изоляции может принести множество сюрпризов, в том числе на Северном Кавказе.

XS
SM
MD
LG