Ссылки для упрощенного доступа

Иллюзия стабильности: межнациональные конфликты в Чечне


Участники правительственной акции в Грозном, иллюстративное фото
Участники правительственной акции в Грозном, иллюстративное фото

Эту статью можно прочитать и на чеченском языке

Министр Чечни по нацполитике Ахмед Дудаев недавно заявил, что в республике за 20 лет "не было зафиксировано ни одного межнационального и межконфессионального конфликта". Но так ли это на самом деле и что в понимании министра считается конфликтом, разбирался сайт Кавказ.Реалии.

Нетрудно говорить о минимизации межнациональных и межконфессиональных конфликтов в республике, которая практически полностью является мононациональной и моноконфессиональной.

Согласно итогам переписи 2021 года, 96 процентов жителей региона – чеченцы, русские составляют чуть более одного процента, все остальные народы – менее трех. Получается такое соотношение: почти полтора миллиона чеченцев (1 456 792) и около полусотни тысяч представителей других национальностей (54 032). Религиозная карта еще проще: почти 99 процентов населения составляют мусульмане.

Как сложился такой облик современной Чечни, комментирует эксперт по вопросам межнациональных отношений на Северном Кавказе Максим У. (собеседник пожелал сохранить анонимность из-за репрессивных законов РФ. – Прим. ред.).

"В первую очередь следует отметить, что итогом двух войн [в 1990–2000-е годы] стало то, что Чеченская республика практически превратилась в мононациональную, наличие представителей других народов и конфессий находится на уровне статистической погрешности. Поэтому я бы не сказал, что отсутствие межнациональных и межрегиональных конфликтов – это заслуга нынешних властей", – подчеркивает эксперт.

С ним соглашается профессор политологии Карлова университета Праги Эмиль Аслан, указывая при этом на своеобразное отношение к религии в регионе.

"В пределах Чечни, которая близка к тому, чтобы быть моноэтнической и монорелигиозной республикой, не может быть больших этнических или межрелигиозных конфликтов. Однако, если вы, например, придерживаетесь неправильной [с точки зрения местных властей] интерпретации ислама, в Чечне у вас будут большие проблемы", – утверждает собеседник.

Утраченное братство с соседями

Но, даже несмотря на нынешний этнический и религиозный облик Чечни, слова Дудаева, что межнациональных конфликтов не было в регионе последние 20 лет, не соответствуют действительности.

Например, в августе 2005 года массовая драка произошла между жителями приграничных селений Мосхоб (Дагестан) и Новосельская (Чечня), пострадали десятки человек. Как писала газета "Коммерсантъ", изначально конфликт носил бытовой характер – чеченцы и аварцы не смогли поделить места купания в реке и решили выяснить отношения с помощью физической силы.

За два месяца до этого группа спецназа 42-й мотострелковой дивизии Минобороны России (батальон "Восток") провела зачистку в чеченской станице Бороздиновской – якобы от боевиков. Руководил зачисткой Сулим Ямадаев, бывший генерал самопровозглашенной Ичкерии, ставший затем Героем России.

Ямадаевцы убили одного местного жителя и увезли в неизвестном направлении еще 11 человек. Особенностью этой операции стало то, что ее проводили чеченцы против жителей станицы – аварцев. Впоследствии они были вынуждены покинуть Чечню и поселиться во временных жилищах в качестве вынужденных переселенцев.

Европейский суд по правам человека в 2021 году вынес решение в пользу 125 родственников пострадавших в Бороздиновской и обязал Россию выплатить им почти два миллиона евро.

В 2012 году конфликт глав Чечни и Ингушетии привел к тому, что было решено установить границу между двумя республиками. Поводом к конфликту стал инцидент в ингушском селении Галашки, где произошел взрыв, из-за которого погибли три человека. По версии Грозного, это была операция чеченских спецслужб по ликвидации боевиков. Однако тогдашний глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров заявил, что спецоперации не было.

В 2018 году власти Чечни и Ингушетии подписали соглашение о границе, которое вызвало протест у части ингушей, увидевших в этом заговор против своей республики. После многодневных уличных протестов в Магасе активистов разогнали силой, а Конституционный суд России, куда обратился Евкуров, признал законным соглашение о границе.

В результате не менее ста активистов подверглись преследованиям, в отношении десятков из них были возбуждены уголовные дела. В декабре 2021 года суд в Ессентуках признал семерых лидеров протеста в Ингушетии виновными в организации насилия против сотрудников правоохранительных органов, создании экстремистского сообщества и участии в нем. Им были назначены сроки от семи до девяти лет лишения свободы.

Все это время публичные заявления властей Чечни и голоса общественников из Ингушетии демонстрировали глубокое разногласие по данному вопросу, что явно шло вразрез с представлением о двух "братских народах". И действия официального Грозного лишь накаляли ситуацию.

В 2019 году конфликт возник из-за чечено-дагестанской границы. Здесь контекст такой: до 1965 года были согласованы спорные участки в районе Кизляра, к 1983 году согласовали также территории в зоне соприкосновения Гумбетовского района Дагестана и села Беной Ножай-Юртовского района Чечни.

Тем не менее в 2019 году территориальные претензии актуализировались и бурно обсуждались в дагестанских средствах массовой информации и пабликах в социальных сетях. Известны несколько случаев недовольства, когда местные жители решили, что границы будут переиначивать без их согласия. Особенно громким стало решение чеченских властей обновить указатели на границе с Дагестаном в районе Кизляра.

И в этом случае риторика чеченских политиков тоже не шла на пользу братским отношениям. Рамзан Кадыров грозился переломать пальцы всем, кто из-за вопроса о границах пишет плохое о Чечне в соцсетях, а глава парламента республики Магомед Даудов готов был принять и факт объявления войны.

"Это наша земля и наша территория. Мы ни с кем не спорим... Чего эти люди добиваются? Вы войны хотите? Ну хотя бы объявите, что вы хотите войны", – обращался он к дагестанцам.

Конфликты за пределами Чечни

Грозный также неоднократно вмешивался или был вынужден реагировать на межнациональные конфликты с участием уроженцев Чечни за пределами региона, напоминает местный политолог Ассадулла, попросивший не указывать его фамилию.

"Наслышанные о героях истории, которые, кстати, чаще всего из числа тех, кто воевал против Российской империи, молодые чеченцы ведут себя в других субъектах соразмерно тому, чему их учат в школе, что они слышат с экранов местного телевидения... С таким багажом любой чеченец оказывается заложником "домашнего патриотизма", он видит вокруг себя врагов", – объясняет проблему собеседник редакции.

В 2002 году в райцентре Частоозерье в Курганской области произошла драка между русскими и чеченцами, в которой участвовали около 400 человек. Поводом для выяснения отношений стало изнасилование местной девушки. В результате столкновения два чеченца были тяжело ранены.

В 2003 году после того, как в маршрутном такси уроженцы Чечни избили местного жителя, в столице Кабардино-Балкарии произошла целая серия нападений на чеченских студентов. В драках участвовали сотни человек, более 50 были ранены.

В 2005 году в селе Яндыки Астраханской области произошли столкновения местных калмыков с чеченцами, вызванные убийством в массовой драке юноши-калмыка. После похорон сотни соплеменников погибшего двинулись по селу, без разбора избивая чеченцев и поджигая их дома. Позже 12 чеченцев и один калмык были приговорены к лишению свободы.

В 2010 году в оздоровительном лагере "Дон" в Краснодарском крае произошла драка между отдыхающими из Чечни и местными жителями, в которой участвовали около 150 человек. Причиной послужил конфликт между чеченскими подростками и заместителем директора лагеря. В 2012 году шесть участников той драки получили по два года условно. Местные жители выдвигали требование выселить всех чеченцев из региона.

В 2013 году в городе Пугачеве Саратовской зарезали 20-летнего бывшего десантника. Преступление привело к протестным выступлениям русского населения, которое требовало полного выселения чеченской диаспоры. В итоге обвинение в убийстве было предъявлено четырем чеченцам, позже они были приговорены к срокам до 14 лет лишения свободы.

В 2018 году массовая драка в селе Темясово в Башкортостане, имеющая все признаки межнационального конфликта, закончилась поножовщиной между местными жителями и приезжими рабочими из Чечни. В конфликте участвовали до 40 человек, результатом явились сожженные бытовки и автомобили кавказцев и тяжелые ножевые, нанесенные местным жителям.

В 2019 году в Грозном признали межнациональные конфликты на Черменском блокпосту в Северной Осетии – тут чеченцы подвергались "унизительным проверкам", жаловался глава Общественной палаты республики Исмаил Денильханов.

  • В споре с режиссером Александром Сокуровым в декабре 2021 году президент России Владимир Путин заявил: "У нас две тысячи территориальных претензий по стране". И за 24 года его правления ни один из этих конфликтов так и не решен. Например, вопрос по Сунженскому и Малгобекскому районам – сегодня они входят в состав Ингушетии, но Кадыров называл их "исконно чеченскими землями".
  • Открытым остается и конфликт по Пригородному району – после событий 1992 года он остается под контролем Северной Осетии, хотя до 1944 года входил в состав Чечено-Ингушской АССР. Кроме того, ингушские активисты заявляют о незаконности соглашения о границе с Чечней от 2018 года, по которому часть территории республики оказалась под контролем Грозного.
  • Напряженность вызывает вопрос с землями на границе Калмыкии и Астраханской области – жители республики уверены, что соседний регион незаконно удерживает эту территорию в своем составе. Отправная точка спора – ликвидация Калмыцкой АССР в 1943 году, когда ее территорию разделили между соседями. Вместе с тем некоторые активисты и религиозные деятели из Астраханской области заявляют об исторической справедливости включения в их регион и Калмыкии, и Ногайского района Дагестана.
  • В 2012 году полпредство президента на Северном Кавказе занялось решением вопроса о пастбищах в Нефтекумском районе Ставропольского края, которые в 1950-е годы были переданы дагестанским колхозам. Территориальный спор по пастбищам остается также между Кабардино-Балкарией и Карачаево-Черкесией.

Форум

XS
SM
MD
LG