Ссылки для упрощенного доступа

"Главный враг – мусульманин": притеснения верующих с Северного Кавказа в российских колониях


Мусульмане совершают намаз в тюрьме, иллюстративное изображение
Мусульмане совершают намаз в тюрьме, иллюстративное изображение

Эту статью можно прочитать и на чеченском языке

Верховный суд России отклонил два иска Алексея Навального к Минюсту. Он требовал признать недействительными несколько пунктов из правил внутреннего распорядка в колониях, ограничивающих свободу вероисповедания: представители ФСИН видят "огромную угрозу" в людях, изучающих ислам, заявил оппозиционер. Корреспондентка Кавказ.Реалии разбиралась, с какими специфичными проблемами сталкиваются мусульмане в колониях России и чем обусловлена предвзятость к ним силовиков.

На суде Навальный выступил по видеосвязи из ямальской колонии ИК-3. Одна из его жалоб касалась запрета иметь более одной книги в штрафных изоляторах. По мнению политика, заключенным не позволяют держать при себе достаточное количество книг, чтобы они не могли практиковать религию. Под особое подозрение попадают изучающие ислам.

"Наша тюремная система, большая организация, нашла себе нового врага. Этот новый враг называется мусульмане. Мусульмане, исповедующие ислам, и изучающие ислам. И именно для этого, для борьбы с так называемым "зеленым движем" (колонии, контролируемые мусульманами. – Прим. ред.) придумываются постоянно какие-то ограничения, которые мешают людям изучать ислам", – заявил на суде он.

Вторая жалоба касалась ограничения на прием пищи. Заключенным выделяется для этого всего 15 минут, из-за чего они обжигаются горячей едой, сказал Навальный. Верховный суд не усмотрел ни в одной из его жалоб достаточных причин для изменения правил внутреннего распорядка: судья Олег Нефедов отклонил оба иска.

Без права на веру

Протесты заключенных из-за нарушения их религиозных прав происходят в колониях по всей стране. В середине января мусульмане, в том числе осужденные с Северного Кавказа, объявили голодовку в исправительной колонии №2 Курганской области. Перед этим администрация тюрьмы проводила в камерах обыски с изъятием религиозной литературы, а сотрудники ФСИН провоцировали арестантов, бросая на пол перед ними Коран, рассказал правозащитному проекту Gulagu.net осужденный из Дагестана Омар Муртазалиев.

С момента изъятия вещей 11 января отбывающие наказание мусульмане держат голодовку: они требуют, чтобы им вернули личные вещи, в том числе исламскую религиозную литературу. В беседе с редакцией Кавказ.Реалии основатель Gulagu.net Владимир Осечкин заявил, что избиениям подверглись более 20 осужденных мусульман.

Осужденный из Ингушетии Ваха Цуров рассказывал о давлении из-за соблюдения религиозных обрядов в карельской колонии. Цуров подал в суды более 20 исков: он жаловался на неоказание медицинской помощи – в знак протеста против дискриминации в 2018 году он ударил себя в живот саморезом, а в грудь вдавил иголку, но осмотревшие его тюремные медики не вызвали скорую помощь. Администрация учреждения неоднократно накладывала на него дисциплинарные взыскания за совершение намаза в определенные часы. В другом иске Цуров указывал, что руководство тюрьмы игнорирует просьбы о приглашении имама и не выдает религиозную литературу в штрафной изолятор. Часть из этих жалоб была частично удовлетворена.

В поселке Каменка Кабардино-Балкарии 9 января шестеро заключенных исправительной колонии №3 также устроили пожар, протестуя против помещения в штрафной изолятор. Они подожгли матрасы в двух камерах и потребовали послабления условий содержания. Во ФСИН подтвердили попытку поджога колонии, однако отказались называть это бунтом. В 2016 году на эту колонию жаловалась жена одного из осужденных Халиса Алиева: она сообщала об издевательствах на почве национальной неприязни со стороны сотрудников ФСИН над ее супругом Мурадом Раджабовым и еще двумя заключенными из Азербайджана и Дагестана. Несмотря на наличие ссадин на лице Раджабова, в ОНК заявили, что информация об избиении не подтверждается.

В декабре обвиняемый по делу о бунте в ангарской колонии уроженец Чечни Хумайд Хайдаев объявил голодовку в СИЗО-1 в Иркутске. Причиной стала дискриминация со стороны администрации изолятора по религиозному принципу – арестованному приносили еду, которая запрещена для мусульман. По словам Оюба Титиева, координатора программы помощи заключенным – уроженцам Северного Кавказа "Гражданское содействие", рацион в иркутском СИЗО изменился с уходом в отпуск начальника.

Письменное заявление о голодовке Хайдаев подал еще 13 декабря. Вместе с ним от еды отказался еще один фигурант дела о бунте, который таким образом протестовал против запрета на свидания с женой. По данным комитета "Гражданское содействие", вместе с ними голодовку объявили еще несколько арестованных, которые жаловались на холод в камерах. Заключенные выяснили, что администрация СИЗО выключала отопление в камерах днем, из-за чего ночью она не успевала прогреваться, так как температура на улице падала иногда ниже минус 20 градусов.

Руководство колонии решило вопрос только после широкого общественного резонанса, Хайдаев вскоре после этого прекратил почти двухнедельную голодовку. Теперь еду в СИЗО не будут смешивать с мясом, чтобы они могли от него отказаться, отмечают в "Гражданском содействии".

"Не хотят объединения мусульман"

Нарушения прав человека среди заключенных фиксируются по всей России. Они могут начинаться с момента ареста и очень распространены на этапе предварительного следствия, однако больше других злоупотребления затрагивают уроженцев Северного Кавказа – они чаще сталкиваются с насилием, в том числе пытками, унижающем достоинство обращением и немотивированными наказаниями, говорилось в докладе правозащитников из Центра анализа и предотвращения конфликтов за 2021 год.

В отношении кавказцев и мусульман часто нарушается право на свободу вероисповедания, и им сложнее получить дословно-условное освобождение, уточняется в отчете. Ситуация остается актуальной и сегодня, заключенные подвергаются давлению со стороны сотрудников ФСИН. Большинство из тех, кто носит погоны, прошли через чеченские войны, объясняет правозащитник Оюб Титиев.

"Сотрудники пенитенциарной системы тоже побывали в этих горячих точках, и для них мусульмане и кавказцы – это особая каста, и к ним особое отношение, ненавистническое, можно сказать. На этой почве и происходят подобные нарушения, – считает он.

Представителей других религий в колониях не притесняют так сильно, как мусульман

Для любого осужденного естественно искать для себя близких по духу людей в новой враждебной среде с непредсказуемой обстановкой – это нужно, чтобы выжить, отмечает Титиев: "Мусульмане объединяются с мусульманами из других республик и стран. Крымские татары стараются объединяться в колониях с нашими кавказскими мусульманами, поэтому ненависть распространяется также и на них".

Руководство ФСИН не хочет объединений мусульман в группы и для этого придумывает различные ограничения, продолжает собеседник. Примером этого правозащитник называет дело о "тюремном джамаате", когда против сотен мусульман на основе религиозной общности завели уголовные дела о якобы создании ячейки ИГИЛ в колонии. Многие из обвиняемых получили до 24 лет тюрьмы по "террористическим" статьям.

"Во многих колониях вообще отсутствуют молельные комнаты для мусульман. И даже там, где они есть, их закрывают или они работают с ограничениями, например, час – до обеда и час – после. Это неприемлемо: мусульманин должен молиться 5 раз в день как минимум. Храмы для православных часто открыты. И это дискриминация по религиозному признаку", – рассказывает Титиев.

С ним согласна юрист фонда "В защиту прав заключенных" Яна Гельмель. По ее словам, представителей других религий в колониях не притесняют так сильно, как мусульман. Например, на сайте ФСИН можно регулярно увидеть поздравления с православными религиозными праздниками и никогда – с мусульманскими, обращает внимание собеседница.

"Предвзятость в колониях направлена именно на исповедующих ислам, иногда работники ФСИН по линии религии провоцируют заключенных, которым осталось отсидеть всего чуть-чуть, чтобы из-за нарушения порядка тем добавляли срок или сажали по новой статье", – отмечает она.

"Радикализирует и создает конфликты"

Мусульманам в колониях часто дают в пищу нехаляльные продукты, запрещают читать намаз, отбирают молельные коврики, книги – все это радикализирует их и создает конфликты между осужденными-мусульманами и администрацией исправительного учреждения, рассказал сайту Кавказ.Реалии адвокат, одно из направлений работы которого – защита прав осужденных.

Система в нашей стране построена на том, чтобы искать врага, и сейчас этот враг – мусульмане

Ограничения в исповедании религии связаны с тем, что пенитенциарная система направлена на слом духа осужденного, а не на его перевоспитание, считает эксперт. Среди сотрудников ФСИН есть те, кто упиваются своей властью и через отрицание важных для мусульман религиозных практик пытаются самоутвердиться.

Несовершенство законодательства в области организации внутреннего распорядка также является важной причиной притеснения мусульман в колониях, продолжает юрист. Если в документах на закупку написано "свинина", просто так курицу не поставят, уверен адвокат: "Одним из выходов из данной ситуации может быть введение в рацион осужденных постного меню, которое бы не содержало нехаляльных продуктов".

С ним согласна и Яна Гельмель: по ее мнению, введение постного рациона могло бы частично снизить остроту этой проблемы. Однако это не разрешит ситуацию в целом, считает она.

"К сожалению, вся система в нашей стране построена на том, чтобы искать врага, и этот враг сейчас – мусульмане. Можно точечно договариваться на местах и решать какие-то единичные вопросы, но если говорить обо всех мусульманах, здесь никак не поможешь", – уверена Гельмель.

Для реального улучшения ситуации необходимы поправки к федеральному закону, в соответствии с которым функционирует общественная наблюдательная комиссия, отмечает профильный адвокат. Они позволили бы религиозным организациям напрямую выдвигать своих представителей в наблюдательные комиссии, а далее имамы могли бы уже в официальном статусе пресекать факты притеснения верующих.

  • Невозможность совершать пятикратную молитву и связанные с ней ритуальные омовения, а также соблюдать пост в месяц Рамадан – это ключевые проблемы осужденных мусульман, отмечалось в аналитическом докладе "Гражданского содействия".
  • Пятеро исповедующих ислам осужденных из Дагестана, Чечни и Узбекистана заявили о насилии и оскорблении религиозных чувств со стороны сотрудников тюрьмы в Ульяновской области. По словам заключенных, им насильно обрили бороды, а также отбирали религиозную литературу, коврики для молитвы, а за неповиновение избивали. Такое отношение к мусульманам распространено в российских пенитенциарных учреждениях, указывают правозащитники, а статья об оскорблении чувств верующих используется лишь для преследования активистов.
  • Как пытают мусульман в российских колониях, редакции Кавказ.Реалии рассказали основатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин и научная сотрудница Гарвардского университета доктор наук Вера Миронова.
  • В марте прошлого года стали известны ужасающие подробности пыток в ИК-2: сотрудников учреждения обвиняют в насильственных действиях сексуализированного характера в отношении заключенного из Дагестана Магомеда Атимагомедова. Экспертиза доказала, что его насиловали туалетным ершиком, но, несмотря на доказательства преступления, защите потребовалось более полугода, чтобы добиться возбуждения дела.
  • Другой громкий скандал, связанный с насилием над осужденными, стал известен благодаря Тимуру Тангиеву. Уроженец Ингушетии пожаловался на нарушения прав заключенных сразу в нескольких исправительных учреждениях региона. Он записал видеообращение, в котором рассказал о вымогательствах, пытках, убийствах, доведении до самоубийств и о фальсификациях уголовных дел. По словам Тангиева, все нарушения совершались с ведома бывшего начальника управления ФСИН по региону Михаила Арсланова.

Форум

XS
SM
MD
LG