Ссылки для упрощенного доступа

Дальше расстрелы? Как военных из южных регионов судят за побег из части


Заседание военного суда в России. Иллюстративное фото
Заседание военного суда в России. Иллюстративное фото

С начала 2023 года суды Южного военного округа рассмотрели уже десятки дел в отношении солдат, которые покинули часть из-за отказа воевать против Украины или желания отдохнуть. Если раньше за это зачастую наказывали условным сроком, то теперь мобилизованные и контрактники отправляются в колонию на пять-шесть лет. Столько же могут дать, например, за разбой, получение взятки или изнасилование. Правозащитники отмечают: ключевая задача подобных жестких приговоров – запугать остальных, чтобы солдаты даже не думали отказываться от участия в войне.

"Предостережение" от побега

Проблема бегущих из части солдат была всегда, но даже после начала вторжения в Украину суды какое-то время выносили достаточно мягкие приговоры виновным, поскольку преступление относилось к небольшой тяжести. Зачастую им назначали условные сроки или вовсе ограничение по военной службе – временный запрет на повышение в звании с удержанием небольшой части зарплаты.

Например, контрактник из Дагестана Азамат Магомедов, которого не было на службе с конца февраля по начало мая 2022 года, получил год условно, а военный одной из частей в Северной Осети Ариф Баладжиев приговорен к году ограничения службы. Аналогичное наказание получили военнослужащие из Карачаево-Черкесии Владимир Кутулин, Чечни – Кураш Гереев, Тимофей Шабуров, Артем Демичев и Загид Магомедов из Владикавказа.

Изменения в Уголовный кодекс вводились для того, чтобы устрашать людей

Если раньше оставление части на срок до десяти суток вообще не предусматривало лишения свободы, после изменений, которые ввели 24 сентября, за это могут дать пять лет колонии. За отсутствие на службе до месяца грозило максимум до трех лет – сейчас наказание подняли до семи. Тех же, кто отсутствовал более месяца, ждет от пяти до десяти лет реального лишения свободы.

"Изменения в Уголовный кодекс для того и вводились, чтобы устрашать людей и так противостоять самовольным оставлениям части. Очевидно, что в условиях ведения боевых действий больше военнослужащих хотят сбежать", – отметила координатор "Движения сознательных отказчиков" Елена Попова.

Этой же цели, добавила правозащитница, служит вынесение приговора в присутствии личного состава части или информирование их о наказании. Зная о самом инциденте, сослуживцев так "предостерегают" от побега.

От смерти – в колонию

В середине марта в Ставропольском крае к пяти годам колонии общего режима приговорили мобилизованного Даниила Песцова – его не было на службе с начала октября по середину декабря. Еще один мобилизованный Виталий Маткин 26 сентября не явился в пункт дислокации части и отсутствовал в течение месяца. Все это время он подрабатывал таксистом, пока его не задержала полиция. Ставропольский гарнизонный суд назначил Маткину за это пять с половиной лет колонии. Защита попыталась оспорить приговор, сославшись на статус ветерана боевых действий подсудимого и его участие в российско-чеченской войне, но срок беглецу не снизили.

Суд во Владикавказе в этом апреле приговорил контрактника Сергея Осипова к шести годам колонии за оставление части в аннексированном Крыму – 10 июня без разрешения командира он на машине брата покинул подразделение и вернулся к службе только в середине декабря. Следствие разделило время оставления части на два периода: до 24 сентября и после этой даты, когда статью на побег уже ужесточили. За первые три с половиной месяца отсутствия Осипов получил год лишения свободы, а за два с половиной месяца после объявления мобилизации – пять с половиной лет.

В том же месяце Сочинский гарнизонный суд признал виновным контрактника Александра Кондратьева также по двум частям статьи за отсутствие на службе с 24 июля до конца сентября и с 24 сентября до декабря. По первой части он получил год, а по второй пять лет колонии. В приговоре говорится, что в середине апреля Кондратьева отправили на фронт, а летом он уехал на попутных машинах в поселок Афипский под Краснодаром, где проводил время с семьей.

Пять лет колонии Майкопский гарнизонный суд назначил и Гургену Акопяну, который прошлым летом заключил трехмесячный контракт с Минобороны. В начале ноября, когда срок договора закончился, он подал командиру рапорт об увольнении и, считая себя свободным, покинул часть. Акопян планировал перевестись в часть в Дагестане или Чечне, но по возвращении в Краснодарский край его задержала полиция – оказалось, что военный был в розыске.

Контрактники в положении крепостных

Сейчас полной картины по приговорам, которая позволит говорить о тенденциях, в открытом доступе нет – суды публикуют только малую их часть, рассказал сайту Кавказ.Реалии Иван Чувиляев из движения "Идите лесом", которое помогает избежать мобилизации

С 2022 года военные существуют в жестких рамках: смерть в Украине, лишение свободы или эмиграция

"К правозащитникам обращаются те, кто хочет избежать тюрьмы, а не те, кто в ней уже сидит. Хотя в нашей практике была история, когда за помощью обратилась супруга мобилизованного – вместе с другими резервистами он протестовал против условий в пункте дислокации, из-за чего их перевели в часть с еще более худшими условиями, а после того, как они из нее ушли, осудили", – сообщил Чувиляев.

По мнению собеседника, ужесточение наказания за самовольное оставление части и неисполнение приказа в условиях войны преследует такую же цель, как и остальные запретительные меры. С сентября 2022 года военнослужащие существуют в жестких рамках: смерть в Украине, лишение свободы или эмиграция.

"А дальше что, расстрелы? Запретительные меры могут усугубляться сколько угодно, но их эффект от этого не будет меняться. Тот, кто не хочет участвовать в войне, становиться убийцей, насильником и мародером, будет дезертировать вне зависимости от того, будет ему грозить за это год, пять лет или пожизненное", – считает Чувиляев.

С начала мобилизации в России был принят целый ряд ограничительных мер, ставящий военнослужащих в положение крепостных, заявил руководитель правозащитной организации "Гражданин и армия" Сергей Кривенко. Например, военным до конца мобилизации – то есть на неопределенный срок – запрещено увольняться из армии даже по окончании контракта.

"Более года военнослужащие участвуют в боевых действиях, порой без положенных отпусков и ротации. Некоторых после краткосрочного возвращения в пункт постоянной дислокации во второй и третий раз отправляют на фронт. Именно поэтому вводятся такие драконовские репрессивные меры, иначе бы поток бежавших из частей оказался бы более массовым", – объясняет правозащитник.

Ужесточение законодательства и жесткие приговоры, подытожил Кривенко, свидетельствуют о системной проблеме с отсутствием мотивации среди военных, которую пытаются решить запугиванием.

Всего в военные суды российских регионов поступили 536 дел по ужесточенным после мобилизации статьям – из них 471 о самовольном оставлении части. Почти в половине случаев уже вынесены приговоры, подавляющее большинство которых не выкладывают в открытом доступе. Больше всего уголовных дел поступило в суды Московской области (40), Калининграда (27), Самары (23) и Ростовской области, следует из вышедшего в конце марта исследования "Медиазоны".

Сайт Кавказ.Реалии писал, что солдаты из регионов юга России и Северного Кавказа все чаще отказываются воевать в Украине и возвращаются домой. За это их, как правило, увольняют из-за "неспособности к боевой службе". В такую ситуацию, к примеру, попали 115 сотрудников Росгвардии из Кабардино-Балкарии, 50 контрактников из Владикавказа и сотрудники роты ОМОН "Пластун" в Краснодарском крае. Еще около 300 военных российской базы в самопровозглашенной Южной Осетии смогли избежать наказания за самовольное возвращение из Украины.

  • Контрактники 136-й мотострелковой бригады из Дагестана отказались выполнять приказы командования в ходе войны в Украине и вернулись в пункт постоянной дислокации подразделения в Буйнакске. Это стало известно из материалов административного дела военнослужащего Заура Батырханова, который жаловался на увольнение со службы. Точное число вернувшихся с ним из Украины контрактников не называется.
  • В Астрахани завели уголовное дело на мобилизованного Сулеймана Стамгалиева, который сбежал из части. Сам обвиняемый заявил, что его призвали на войну против Украины незаконно: у него есть непогашенная судимость. 4 ноября 2022 года в закон внесли изменения, позволяющие призывать судимых резервистов, за исключением осужденных по экстремистским и террористическим статьям. Но мобилизация к тому времени официально закончилась, следовательно, призывать людей с неотбытым наказанием не могли.
  • Контрактники 136-й мотострелковой бригады из Дагестана отказались выполнять приказы командования в ходе войны в Украине и вернулись в пункт постоянной дислокации подразделения в Буйнакске. Это стало известно из материалов административного дела военнослужащего Заура Батырханова, который жаловался на увольнение со службы. Точное число вернувшихся с ним из Украины контрактников не называется.

Форум

XS
SM
MD
LG