Ссылки для упрощенного доступа

Кости на сувениры. В Осетии пытаются защитить Даргавский некрополь от вандалов 


Даргавский некрополь

В Северной Осетии вместе с ростом турпотока участились случаи вандализма в Даргавском некрополе – объекте культурного наследия федерального значения. Местные власти, общественные активисты и историки всерьёз озаботились, как оградить кости предков от осквернения, но мнения разделились. Одни предлагают полностью закрыть склепы, а другие считают, что решить вопрос можно и менее радикально.

Непредумышленное надругательство

Как рассказали Кавказ.Реалии в пресс-службе МВД республики, силовики уже трижды за последние два года пытались привлечь туристов к ответственности по статье "Надругательство над телами умерших и местами их захоронения", которая предусматривает штраф в размере 40 тыс. рублей или трёхмесячный арест. Но пока ни один из вандалов по закону наказан не был, так как "доказать умышленность их действий проблематично".

Все трое вандалов заверили сотрудников полиции, что не подозревали, что оскверняют могилы

Первый случай надругательства был зафиксирован летом 2019 года, когда 18-летний житель Пятигорска выложил в свою социальную сеть фото с черепом из "Городка мёртвых". В июле этого года аналогичные снимки появились в аккаунтах других туристов. Некая Наталья Р. также использовала череп для фотосессии, а несколькими неделями позже туристка из Москвы Вероника Тюпа залезла внутрь могильника и вытащила оттуда кость. Все вандалы столкнулись с оскорблениями и угрозами от жителей республики. В ответ на них пятигорский тинейджер записал ролик с извинениями, а туристка Наталья удалила страницу из социальных сетей. Последняя нарушительница – Вероника Тюпа – призналась, что раздосадована количеством оскорблений, которые поступают ей в личные сообщения в инстаграме, и принесла "глубочайшие извинения каждому из местных жителей". Все трое вандалов заверили сотрудников полиции, что не подозревали, что оскверняют могилы, и думали, что кости – лишь муляжи, так как около некрополя якобы нет никаких пояснительных указателей. Тем не менее перед входом в "Городок мёртвых" стоит несколько информационных щитов.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Уполномоченный по правам человека в Северной Осетии Тамерлан Цгоев уверен: от осквернителей могил некрополь убережёт только неотвратимость наказания – "на вандалов просто необходимо возбуждать уголовные дела".

"Я обратился в полицию с просьбой провести объективную проверку по случаю, который был в начале месяца, но пока мне не ответили. Это не единственный в мире некрополь, открытый для доступа туристам. Вспомните про пирамиды в Египте. Просто нужен порядок. Не должны туристы лазить по могилам, таскать кости местного населения и снимать их на камеру ради лайков. В некрополе неплохая монетизация, и нужно просто выделить деньги на нормальную инфраструктуру", – сказал Цгоев.

Закрыть от любопытных глаз

В министерстве культуры республики Кавказ.Реалии пояснили, что некрополь – подведомственное учреждение Национального музея и у него есть несколько решений для того, чтобы уберечь некрополь от осквернения.

"Мы планируем установить в склепах деревянные ставни. Они изначально там были, но либо истлели, либо были утеряны. Уже изготавливают аналогичные. На это никаких федеральных дотаций не нужно, музей справляется своими силами. Камеры на территории имеются, но, когда местные поджигали траву, что-то случилось с техникой. Сейчас её восстановили. Пока охранников двое, но хотят добавить ещё несколько человек. Кроме того, группы из двух-трёх туристов не будут запускаться отдельно, а будут присоединяться к более многочисленным. А по территории их будут водить гид и охранник", – сказали в пресс-службе ведомства.

Один из лидеров молодёжного крыла общественной организации "Стыр Ныхас" ("Высший совет осетин". – Прим. ред.) Валерий Газзаев рассказал Кавказ.Реалии, что постоянно мониторит проблему вандализма в некрополе и считает, что, если закрыть усыпальницу не позволяют законы РФ, то нужно хотя бы усилить охрану.

Некрополь за июнь заработал почти 800 тысяч рублей

"Нам уже два года обещают увеличить охрану с двух до четырёх человек. Половина туристов приезжают с гидами, половина – нет. И последний случай позволяет утверждать, что там вообще часто нет никакой охраны. По документам, которые предоставил нам министр культуры, некрополь за июнь заработал почти 800 тысяч рублей: вход стоит 100 рублей с человека. За эти деньги можно было спутники запустить и через них за ним наблюдать", – сказал Газзаев.

Урбанист и общественный активист Алик Пухаев считает, что "пока мы не можем создать инфраструктуру для цивилизованного туризма, посещение некрополя нужно полностью ограничить".

"Я считаю, что мы можем возобновлять его посещение только после работ на территории некрополя, в том числе установки деревянных ставней, возведения забора вокруг, выделения необходимого штата экскурсоводов и охраны", – категорически утверждает Пухаев.

Краевед Алина Акоефф рассказала Кавказ.Реалии, что воспрепятствовать осквернению могил в усыпальницах Даргавса может усиленная охрана, введение моратория на посещение вне туристических групп и установка ставней на склепах. При этом она считает, что их можно было бы сделать не деревянными, а прозрачными.

"Решение о том, чтобы закрыть склепы ставнями, уже принято. Но насколько быстро оно будет реализовано – другой вопрос. Отдельно стоит поднять вопрос, как комплекс охраняется в ночное время. Кто-то может помешать перелезть через заборчик и попасть на территорию? Думаю, это можно было бы решить, поставив там пост полиции", – сказала Акоефф.

С установкой прозрачных ставней не согласен кандидат исторических наук, директор Музея древностей Алании Михаил Мамиев.

Готовы ли они устроить такую же демонстрацию останков в могилах своих усопших родственников?

"Я хочу задать вопрос всем, кто считает, что на склепах нужно устанавливать не деревянные дверцы, как это и было изначально, а прозрачные ставни: готовы ли они устроить такую же демонстрацию останков в могилах своих усопших родственников? За деньги, разумеется. Лично я не вижу особой разницы между тем, чтобы заглядывать в могилу и залезать туда. Раз можно глазеть и фотографировать, то почему нельзя достать череп? И то и другое – одинаковая дикость. Может, имеет смысл, наконец от этого уйти? Сам факт широкого обсуждения, нужно закрыть склепы или нет, меня удивляет", – говорит историк.

Пепельницы из черепов

Рассказы о строительстве склепов местными жителями во время бушующей в Осетии эпидемии чумы и о том, что туда якобы шли умирать целыми семьями – одна из баек для привлечения туристов, широко тиражируемая с советского времени. Тогда же Даргавский некрополь получил унизительное название "Городок мёртвых" или "Мертвый городок" и был включён в туристические маршруты.

"Во время чумы никто ничего не строит. Тем более такие дорогостоящие и технологически сложные сооружения, как склепы. Другое дело, что наверняка существовала практика, когда отдельные инфицированные люди, чтобы не подвергать опасности заражения своих близких, могли уходить в семейные усыпальницы, чтобы умереть уже там, избавив от риска заразиться тех, кто не мог оставить тело усопшего, заразного даже после смерти, без погребения. Но это единичные случаи. Склепы строились не для этого", – объясняет Мамиев.

По словам учёного, склеповый погребальный обряд появился в эпоху позднего Средневековья и максимального распространения достиг в 17–18-м веке. Даргавские склепы относятся как раз к этому, более позднему периоду. В результате развития склеповой архитектуры появились башенные склепы с пирамидальной крышей и другие наземные и полуподземные склеповые сооружения. Появление склепового обряда захоронения научно никак пока не объяснено, говорит Мамиев. Он стал угасать в начале 19-го века. Но всё это время осетины параллельно хоронили усопших и в грунте, в погребениях под названием "каменный ящик".

Заглядывать внутрь склепов и других могил, конечно, дикость и бескультурье

"Деревянные дверцы в склепах действительно были изначально, так как заглядывать внутрь погребения было святотатством. Есть склепы, в которых ставни сохранились. Но в большинстве они со временем были утрачены. Но тем не менее заглядывать внутрь склепов и других могил, конечно, дикость и бескультурье. Ещё большая дикость – неспособность закрыть лазы в склепы и прекратить затянувшееся святотатство", – заявляет Мамиев.

Масштабное археологическое исследование некрополя произошло в конце 60-х годов прошлого века. Погребальный инвентарь, обнаруженный в ходе археологических экспедиций, хранится в Национальном музее республики. Драгоценностей там не было, в основном это одежда, посуда и личные вещи. Тем не менее и они растаскивались на сувениры.

"Вплоть до того, что брали из усыпальниц черепа и делали из них пепельницы, а потом ещё хвастались этим своим знакомым. Во всех склепах костные останки в хаосе: видно, что они потревожены и большей частью отсутствуют", – говорит историк.

Мамиев рассказывает, что склепы – семейные усыпальницы, и в каждом склепе может находиться несколько десятков захоронений. Всего в Даргавском некрополе 95 склепов, и, если умножить одно число на другое, получается, что число погребённых идёт на тысячи.

"Визуально вы можете видеть, что такого количества останков уже нет. Разграбление склепов началось после того, как в них утратились дверцы. Если помните, недавно там даже хотели снимать фильм ужасов, но начался широкий общественный резонанс и снимать не разрешили", – вспоминает Мамиев.

Даргавский некрополь – самый крупный на Кавказе. В то же время, в том числе в Северной Осетии, есть и другие могильники. Однако пока они не находятся в центре туристических маршрутов.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG