Ссылки для упрощенного доступа

"Это надругательство над историей предков". В Осетии древнее село пытаются спасти от самовольных построек


Селение Дагом, Северная Осетия

Селение Дагом Алагирского ущелья считается одним из самых древних в Северной Осетии. Здесь находилось главное судилище средневековой Алании, а населяли Дагом предки последнего аланского царя Ос-Багатара. До современников дошли только руины жилых и боевых башен и поговорка: "Если дело не решится в дагомском суде, то не решится и на том свете". Однако те, кто теперь живет в Дагоме, не очень заботятся о доставшемся им наследии. Представители фамилий, которые вправе считать это место своим родовым селом, не только не заинтересованы в восстановлении древних башен, но и рушат сохранившееся, заявляют волонтеры проекта "Родовые башни". Корреспондент Кавказ.Реалии побывала в селе и выяснила, почему исторические объекты оказались под слоем песка и строительного мусора.

Разобранную стену IX века обратно не построить

Как рассказывает доктор исторических наук Феликс Гутнов, Дагом был одним из самых больших высокогорных сел, но в историю он вошел благодаря главному судебному органу Осетии – Дагомы тархондон (Дагомскому суду). Сюда съезжались из всех ущелий республики, чтобы решить самые сложные вопросы. Это было не единственный, но главный суд Осетии. На большом камне в форме скамьи здесь восседали от трёх до семи тархонлагов – в зависимости от важности рассматриваемого дела. Решения, вынесенные Дагомским судом, никто не имел права оспаривать. Это касалось и приговоров к смертной казни.

Стройка поднималась все выше и выше. В итоге наши активисты приехали и собственноручно все сломали

К началу XX века в Дагоме насчитывалось 140 дворов, которые преимущественно населяли представители 14 осетинских фамилий. Селяне занимались охотой и промыслами. Возводить башни могли только знатные фамилии: один камень для основания равнялся стоимости одного барана. Теперь у высокогорного селения только одна жительница – Альбина. Женщина в одиночку ведет большое хозяйство. У нее десятки коров, куры и порядка трех десятков собак.

"Зачем столько собак? Зимой спускаются волки и... до лета доживает лишь малая часть псов. Здесь и медведи есть, дикий лес же совсем рядом", – рассказывает Альбина. Женщина стесняется внимания журналистов и на диалог идет неохотно, а говорить о тенденции строить новые дома на руинах средневековых башен и вовсе отказывается, боязливо отмахиваясь от вопроса руками.

Из соседей у Альбины только дачники, но их дома находятся поодаль от древних руин.

"Посмотрите, вдоль горной дороги над землей проведена труба. Да, она не эстетична и возможно портит вид, но ее не разрешили закопать под землю, потому здесь большой "исторический слой". В то же время с другой стороны мы видим, как памятники архитектуры заливаются бетоном, а для того, чтобы было удобно подгонять технику, разрушаются стены. Это надругательство над историей предков, которая касается каждого осетина. Если разобрать стену IX века, обратно ты ее уже не построишь", – рассказывает руководитель проекта "Родовые башни" Заур Цаллагов.

На подходе к средневековому селу разбросаны бетонные блоки, песок и строительный мусор. Длинную каменную стену уже вряд ли удастся спасти: ее залили бетоном, чтобы сделать фундамент для новой постройки. Это здание начали строить в прошлом году, волонтеры "Родовых башен" неоднократно приезжали на место, но отговорить будущих владельцев от строительства не удалось. Тогда активистам пришлось обращаться за помощью в министерство культуры Северной Осетии и комитет по охране памятников.

"Нам обещали разобраться: позвонить, договориться, ввести санкции. Но ничего не происходило. Стройка поднималась все выше и выше. В итоге активисты нашего проекта приехали и собственноручно все сломали. Стройка прекратилась, ничего восстанавливать владельцы не стали", – рассказывает Цаллагов.

"А где нам еще строить?!"

Если пройти немного вглубь руин, можно обнаружить отлично сохранившийся жертвенник. Это своего рода святое место для осетин, туда приносили мышайнаг (пожертвование). Тут же неподалеку находятся остатки каменных оснований от большого ганаха Касаевых. Вплотную к нему представители фамилии – отец, сын и внук – строят одноэтажный дом. Из-за вмешательства одна из древних стен фамильной башни уже разрушилась.

Хозяева постройки так грамотно врезались, что никто их и не видел

"А где нам еще строить?! – негодует отец, – Я здесь родился, здесь буду строить. Для своей семьи. И никто мне не помешает, да! Мне старший фамилии разрешил. А восстанавливать… Не знаю, кто там хочет восстанавливать башню. Только на словах все".

Буквально в паре десятков метров от ганаха находится та самая Куыдзаппаран (Собачья скала). Сейчас отсюда открывается обзор на местность, а раньше это было место казни приговоренных к смерти. По традиции, чтобы избежать кровной мести, осужденного могли сбросить с обрыва только родственники. Останки казненных не разрешали предавать земле: ночью их съедали волки. Этот страшный обычай отображен в картине известного осетинского художника Махарбека Туганова с одноименным названием "Собачья скала".

"Рядом склепы десятка фамилий, которые раньше здесь жили. В пик эпидемии чумы люди уходили туда умирать. Это лишний раз подтверждает, насколько древнее это село. В Даргавсе находится только некрополь, а тут и древний город, и Дагомский суд, и Собачья скала, и склепы", – говорит Цаллагов.

Туристы в Дагом заходят не часто. По словам экскурсовода Руслана Дзодзиева, село не является "распиаренным" направлением и поэтому "находится на предпоследнем месте в списке желаемых мест к посещению". Чаще всего едут в Даргавс, Кармадон, Фиагдон, Цей и Дигорию, рассказывает экскурсовод.

Реакция властей

В республиканском комитете по охране памятников заявляют, что намерены оберегать историческую часть древнего города в Дагоме.

"Хозяева постройки так грамотно врезались, что никто их и не видел. Мы нашли сооружение, когда для будущего благоустройства выехали осматривать поляну, где заседал верховный суд Осетии. Подошли к краю и заметили эту постройку. Хозяева говорят, что все у них законно. Нам предстоит это выяснить, так как с нами продажу земельного участка никто не согласовывал. Будем разбираться с администрацией района, чтобы нам дали развернутую информацию. Если земельный участок никто не выделял, то мы направим уведомление о выявленном нарушении незаконного строительства", – заявила корреспонденту Кавказ.Реалии глава комитета Людмила Чехоева.

Глава администрации Алагирского района Арсен Бутаев также обещает решить вопрос – вместе с комитетом по охране памятников и главой сельского поселения.

"Если у них не будет документов, мы направим заявления в прокуратуру", – заявил чиновник.

***

Дагом – не единственное осетинское село, где местные жители незаконно строят дома, попутно разрушая древние памятники истории. Так, например, три года назад в Северной Осетии снесли незаконную постройку у памятника федерального значения – Дзивгисской крепости. Средневековое наскальное оборонительное сооружение датируется XII–XIV веками и является объектом культурного наследия, поэтому охраняется федеральным законодательством. Посмотреть на уникальный памятник приезжают толпы туристов. Но несколько лет назад возле крепости вновь выросли частные дома и заборы.

Смотреть комментарии (7)

XS
SM
MD
LG