Ссылки для упрощенного доступа

Катастрофа для Северного Кавказа. Правозащитники – о требовании властей закрыть "Мемориал"


Иллюстративное фото

Правозащитное общество "Международный мемориал" и правозащитный центр "Мемориал" (российские власти внесли организации в список иностранных агентов) могут быть ликвидированы по требованию Генпрокуратуры – соответствующие иски поданы в Верховный суд России. Правозащитников обвиняют в систематическом нарушении законодательства об "иностранных агентах". Судебное заседание состоится 25 ноября.

Параллельно прокуратура Москвы подала иск в Московский городской суд. Основанием для этого надзорное ведомство сочло "оправдание" деятельности участников экстремистских и террористических организаций. Речь идет о преследуемых верующих Свидетелях Иеговы, членах "Артподготовки" и панисламистской партии "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами". Все они запрещены в России.

Ликвидация "Мемориала" может поставить крест на 32-летней правозащитной и аналитической работе, значительная часть которой проходила на Северном Кавказе. Юристы "Мемориала" вели дела в Европейском суде по правам человека и отдельные программы по правовой поддержке преследуемых мусульман и мигрантов, работали в зонах массовых и вооруженных конфликтов.

Важным направлением деятельности "Мемориала" стала поддержка преследуемых по политическим мотивам – в списке подвергшихся репрессиям более тысячи россиян. Среди них фигуранты "ингушского дела", редактор дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумин Гаджиев, Расул Кудаев из Кабардино-Балкарии, подвергшиеся пыткам и издевательствам из-за своей ориентации чеченцы Салех Магамадов и Исмаил Исаев, экс-исполнительный директор "Открытой России" Андрей Пивоваров, похищенный из Геленджика и вывезенный в Чечню модератор чата оппозиционного телеграм-канала 1ADAT Салман Тепсуркаев, осужденный за посты во "ВКонтакте" Айтахаджи Халимов.

Удар по тысячам судеб

В работе "Мемориала" Северный Кавказ занимает особое место, говорит член правления организации, руководитель программы "Горячие точки" Олег Орлов.

"Мемориал" выиграл одни из первых дел в ЕСПЧ по Северному Кавказу по событиям второй чеченской войны. Это бомбардировка колонны беженцев на трассе "Ростов-Баку" в октябре 1999 года, убийства жителей Старопромысловского района Грозного в ходе "зачистки" в январе 2000 года, бомбардировка села Катыр-Юрт, в результате которой погибли десятки мирных жителей и больше сотни пострадали.

"Мы вели большое количество дел по похищению жителей Чечни, когда было очевидно, что их забирали и убивали представители федеральных сил. Похищения продолжались и в кадыровской Чечне, в ЕСПЧ находится дело о "расстрельном списке 27", оно касается секретных пыточных и тюрем, одна из которых открыто действует в центре Грозного", – перечисляет Орлов.

"Мемориал" проводит большую работу и в других республиках Северного Кавказа. Так, его юристы помогали отцу расстрелянных силовиками братьев-пастухов Гасангусеновых, которых после убийства попытались выдать за боевиков. ЕСПЧ признал власти России ответственными за их смерть и неэффективное расследование преступления. При поддержке юристов "Мемориала" осуждены занимавшиеся пытками сотрудники Центра по противодействию экстремизму МВД по Ингушетии.

"Приемные "Мемориала" есть во всех регионах, кроме Чечни. В Чечне мы не прекратили работу, только изменили ее формат. Надеюсь, что и в случае удовлетворения судом иска прокуратуры, что весьма вероятно, мы сможем продолжить работу. В противном случае сотни и тысячи человек окажутся без помощи. Это удар не по "Мемориалу" – это удар по тысячам людей, страдающих от беззаконных действий властей. Им просто не к кому будет обратиться, это самое страшное. Под вопросом окажутся и дела, которые мы сейчас ведем, в том числе в ЕСПЧ", – подытожил представитель "Мемориала".

Гонения властей

"Мемориал" и другие организации, такие как "Комитет против пыток", – скрепа, на которой держится правозащита на Северном Кавказе, считает председатель Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра Валерий Хатажухов.

"Я не представляю себе работу правозащитников без "Мемориала", ее просто невозможно вообразить. Она была очень многогранной – от участия представителей в процессах, консультативной поддержки до аналитических докладов, бюллетеней и мониторинга ситуации", – рассказывает Хатажухов.

Я не представляю себе работу правозащитников без "Мемориала", ее просто невозможно вообразить

Собеседник Кавказ.Реалии подчеркивает, что политологи регулярно говорят о слабом разделении властей в России, зависимости судебной ветви власти от силовиков и "телефонного права". На Северном Кавказе такое разделение не просто слабое, его фактически нет.

"Остальная Россия только приходит к ситуации, в которой годами живет Северный Кавказ. И здесь крайне важна работа правозащитников, – констатирует Хатажухов. – Но возможности и ресурсы местных общественных объединений ограничены, мы не получаем российских грантов, нам сложно во всех отношениях. При этом мы знали, что "Мемориал" в любое время рядом, по любому вопросу он придет на помощь".

Правозащитный центр восполнял те вещи, которые не делало государство: если он будет ликвидирован, для Северного Кавказа и его жителей "это самая настоящая катастрофа", заключает Хатажухов.

"Мемориал" – одна из ведущих и самых главных правозащитных организаций, которая помогала жителям Чечни, соглашается юрист "Комитета против пыток" Абубакар Янгулбаев.

Их смогли вытеснить из Чечни в последнюю очередь, и произошло это после открытых гонений со стороны власти

"Он мониторил нарушения прав и свобод человека, оказывал юридическую помощь, проводил расследования пыток и казней, эвакуировал людей, подавал жалобы в ЕСПЧ от чеченцев и проводил психологические тренинги, – перечисляет собеседник. – Их смогли вытеснить из Чечни в последнюю очередь, и произошло это после открытых гонений со стороны власти. Кадыровцы никогда не любили "Мемориал".

Правозащитники мешали местным силовикам похищать и убивать людей, говорит Янгулбаев, поэтому за свою работу представители "Мемориала" постоянно подвергались давлению со стороны властей Чечни. Их оскорбляли и ложно обвиняли в преступлениях, травили через подконтрольные СМИ, похищали и убивали.

15 июля 2009 года сотрудницу представительства "Мемориала" в Грозном Наталью Эстемирову похитили рядом с ее домом, вывезли на границу с Ингушетией и там расстреляли. 31 августа ЕСПЧ принял решение по делу "Эстемирова против России". С одной стороны, суд признал неэффективность расследования резонансного убийства правозащитницы и журналистки, но с другой – не увидел неопровержимых доводов причастности к этому преступлению властей Чечни. Между тем суд постановил выплатить сестре убитой 20 тысяч евро.

В январе 2018 года в Чечне был задержан 60-летний Оюб Титиев – руководитель офиса "Мемориала" в Грозном. Его осудили по обвинению в хранении марихуаны. Правозащитники признали дело сфальсифицированным.

"Попытки закрыть "Мемориал" – первый шаг для ликвидации правозащиты в России", – добавляет Янгулбаев.

Когда государство не защищает

Деятельность реальных правозащитных организаций важна для Северного Кавказа, "Мемориал" очень долго и плотно работал в регионе, соглашается с предыдущими спикерами президент центра "Кавказ. Мир. Развитие" Саида Сиражудинова.

"Стоит отметить квалификацию и профессионализм юристов и экспертов, которые делились своими знаниями с северокавказскими правозащитниками. Работа сильной некоммерческой организации важна для людей, которые не знают, к кому обратиться за помощью и поддержкой. В случае ликвидации "Мемориала" они лишатся ее", – признает собеседница.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Назрановский офис "Мемориала" принял тысячи человек, которые приходили к правозащитникам за помощью тогда, когда государство либо выступало в лице нарушителя их прав, либо просто бросало на произвол судьбы, вспоминает председатель отделения партии "Яблоко" в Ингушетии Руслан Муцольгов.

"Люди приходили в "Мемориал" с абсолютно разными проблемами. Это и похищения, внесудебные расправы, необоснованное уголовное преследование и несправедливые приговоры, пытки и издевательства над задержанными, вопросы восстановления попранных гражданских прав", – продолжает политик.

Мы помним и погибших коллег из "Мемориала", и сожженный офис в Назрани, и многое другое. И это нельзя расценивать никак, кроме как месть за защиту прав простых людей

Среди тех, кто получал помощь правозащитников, вынужденные переселенцы, заключенные, жертвы произвола силовиков и чиновников, а также их родные. Огромная работа проводится "Мемориалом" и по защите прав человека с использованием международных правовых институтов, указывает собеседник.

"Государство из гаранта соблюдения прав и свобод давно фактически превратилось в притеснителя. Защита прав человека сопряжена с высокой степенью опасности, и здесь речь идет не только о преследовании и давлении, мы помним и погибших коллег из "Мемориала", и сожженный офис в Назрани, и многое другое. И это нельзя расценивать никак, кроме как месть за защиту прав простых людей", – говорит Муцольгов.

Он подчеркивает, что "Мемориал" – это локомотив всего правозащитного сообщества России и на Северном Кавказе его заслуги бесценны. Попытка закрыть организацию – это удар в первую очередь по интересам простых жителей России, которые находили помощь и поддержку у правозащитников центра.

Общество "Мемориал" существует более 30 лет, оно было создано в 1989 году. Главным направлением его деятельности первоначально было увековечение памяти жертв советских репрессий, впоследствии добавились другие историко-просветительские и правозащитные проекты. В реестр "иностранных агентов" организация внесена в 2016 году.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG