Ссылки для упрощенного доступа

"Игры в песочницу". Почему практика публичных извинений неэффективна?


Глава Чечни Рамзан Кадыров и карта Чечни, архивное фото

Одной из ярких отличительных черт Чечни под управлением Рамзана Кадырова стала трансляция публичных извинений и унижений. Первые громкие сюжеты с покаянием перед главой республики появились на ЧГТРК "Грозный" в 2015 году. С тех пор количество таких видеоизвинений перевалило за сотню. Но ключевой задачи – формирования сакрального образа власти и тотального страха сделать "неправильное" – они уже не создают, считают эксперты.

Список извинявшихся обширен. Попасть в него можно за сломанный забор, просьбу о помощи или резкое высказывание соцсетях не только в отношении Кадырова, а вообще любого представителя власти в Чечне, от министра до рядового полицейского. Практика распространилась и на соседний Дагестан, где могут публично просить прощения за лезгинку "не в том месте", и на Северную Осетию – за критику силовиков.

Теперь обкатанный в Чечне опыт поддержан на федеральном уровне – к нему все чаще прибегают полицейские, особенно при задержании участников резонансных историй. В июне член комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Виталий Милонов и руководитель группы в Общественной палате России по борьбе с фейками Александр Малькевич поддержали введение видеозаписей извинений правонарушителей. Объяснили это именно важностью унизить человека.

"Ты как бы десакрализируешь этого бывшего героя, суперчеловека из GTA, показывая, что на самом деле это всё пустышка", – отметил Милонов.

"Неужели не знаешь, что здесь творится?"

18 декабря 2015 года ЧГТРК "Грозный" показал извинения социального работника Айшат Инаевой, пожаловавшейся на низкий уровень жизни в Чечне. Тогда жительницу села Гвардейское отчитал Рамзан Кадыров, а история вызвала федеральный резонанс.

Накануне Инаева отправила в мессенджере аудиосообщение на чеченском языке, рассказав об удерживании денег с зарплат, тяжелом материальном положении рядовых жителей и роскоши окружения главы республики. "Рамзан Ахматович, неужели ты не знаешь того, что здесь творится?" – поинтересовалась автор молниеносно распространившейся в регионе и активно обсуждавшейся чеченцами записи.

На встрече с главным адресатом своего обращения Айшат Инаева, не отрывая взгляда от пола, отказалась от своих слов.

При этом низкий уровень жизни в Чечне – известный факт. Республика, как правило, оказывается в аутсайдерах социально-экономических рейтингов. К примеру, в свежем исследовании о доходах населения у Чечни 72-е место из 85, по доступности жилья она 79-я (предпоследняя на Северном Кавказе), по уровню безработицы регион находится на 83-м месте (ниже только Ингушетия и Тыва).

20 декабря 2015 года в сети появилось видео, на котором житель села Автуры Адам Дикаев без штанов идет по беговой дорожке под песню Тимати и Саши Честа "Мой лучший друг – это президент Путин". Перед этим он осудил Кадырова за видео, где последний запечатлен бегущим под эту же песню: ролик был приурочен к годовщине начала первой чеченской кампании.

"Я понял, что я никто. С этих пор Путин – мой отец, дед и царь", – извинился Дикаев на чеченском языке.

Публичные покаяния в Чечне имели место и раньше, но носили единичный характер и не тиражировались через телевидение. После историй с Инаевой и Дикаевым власти республики оценили действенность этой практики в обществе, где популярны соцсети. В результате количество таких записей нарастает как снежный ком. Согласно изданию "Кавказский узел", который ведет хронологию публичных извинений на Кавказе, в 2016 году их было пять, в 2017-м – 15, в 2018-м – шесть, в 2019-м – 33 (из них 10 вышли в ноябре-декабре), в 2020-м – уже порядка 70, за первые шесть месяцев 2021 года – 25.

Извиняющихся меньше не становится

Юрист правозащитной организации "Комитет против пыток" Абубакар Янгулбаев полагает, что такая практика призвана показать: любого человека могут привезти в отдел полиции, избить и заставить извиняться на камеру. Говоря об участившихся за последние пару лет случаях публичного отчитывания, к примеру, подозреваемых в колдовстве, собеседник Кавказ.Реалии отмечает: несмотря на религиозность значительной части населения Чечни, такая практика вызывает у большинства жителей нейтральное отношение.

"Верующие люди убеждены, что занимающиеся оккультизмом должны быть наказаны. Но не таким образом: для этого нужен шариатский суд. А тут все это гипертрофировано, намешаны сразу несколько правовых полей – шариат, адаты, понятия, российское уголовное право. Настоящая каша. Человек, например, не может уйти от уголовной ответственности, если скажет, что в него вселился джинн. В Чечне это серьезный аргумент, значит преступление совершил не он, мотив совершения отсутствует", – продолжает собеседник.

Янгулбаев подчеркнул, что если религиозные люди могут как-то осуждать обращение к темным силам, то в российском праве регламентирующих подобную деятельность норм нет. Тем более нет оснований для доставления в отдел полиции клиентов гадалок и целителей. Однако в сегодняшней Чечне это реальность.

Тот факт, что поток "извиняющихся" не кончается, ясно говорит: такое наказание не имеет того эффекта, на который рассчитывают кадыровцы

Представитель оппозиционного нынешним властям Чечни телеграм-канала 1ADAT в разговоре с Кавказ.Реалии причиной регулярных извинений на камеру назвал запугивание и назидание, направленное на то, чтобы каждый критик системы знал, что его ждет в случае жалоб на несправедливость.

"Это достаточно болезненные для чеченского общества методы, но все со временем приедается. Поэтому сейчас, когда чуть ли не половина республики побывала на ЧГТРК, напугать этим не всегда получается. Конечно, определенное воздействие такие методы имеют, но тот факт, что поток "извиняющихся" не кончается, ясно говорит: такое наказание не имеет того эффекта, на который рассчитывают кадыровцы", – уверен собеседник, попросивший не называть его имя из соображений безопасности.

Так, перспектива публичных покаяний не отпугнула многочисленных участников флешмоба #КадыровШайтан, в рамках которого в мае-июне этого года подростки – по большей части из российских регионов вне Чечни – стали выкладывать в тик-ток записи с оскорблениями чеченского политика. Нескольким участникам пришлось-таки извиняться.

Отсутствие возмущения живущих в республике публичными унижениями представитель 1ADAT объясняет тем, что подобным в Чечне сложно удивить. Местные жители часто указывают на куда более серьезные беды: похищения силовиками, пытки, фабрикации уголовных дел и внесудебные казни.

"Ситуация ужасающая. Но это то, что мы имеем, и то, с чем мы боремся и призываем бороться", – считает собеседник.

Извинения с точки зрения психолога

"Новость живёт два часа, скандал живёт сутки, трагедия существует неделю. Большинство извинений не являются скандальными или трагичными, поэтому их воздействие на общество по силе равно инфоповоду местного СМИ, описывающего работу местных властей. То есть эффективность воздействия на общества, в основном, крайне мала", – считает медицинский психолог и социальный философ Олег Долгицкий.

С точки зрения психоанализа причина такого поведения властей – в авторитарных установках, отмечает эксперт: "Уровень развития навыков общения многих людей находится на этапе трех-семи лет. Это структура детско-родительских отношений, где есть только родитель и ребёнок. Извиняющийся становится в позицию ребёнка, а принимающий извинения – взрослого. Иными словами, тот, кто требует извинений, самоутверждается через позицию родителя, унижая другого".

С точки зрения "пацанской этики, тюремных понятий и бытового общения", это унижение для того, кто извиняется, перед его социальным окружением. Поэтому вся процедура требования извинений подобна "игре в песочнице", рассуждает психолог: только дело в том, что извиняющийся в итоге её покидает, а вот тот, кто требует извинений от окружающих, остаётся в ней навсегда.

"Все эти процедуры публичных извинений – результат отсутствия идеологии в России. На мой взгляд, если бы она имела место, люди в своём развитии выходили бы из уровня общения 3–7 лет в эпоху младшего подросткового возраста 12–14. Это совершенно другой уровень общения, в рамках которого могла бы формироваться политика государства, далеко за пределами песочницы дошколят", – подытожил Долгицкий.

Закон предписывает полиции извиняться

В такой форме признания ответственности за ситуацию, как извинение, нет ничего зазорного, уверена директор Amnesty International в России Наталья Звягина. В ситуации, когда имеет место несправедливость и ошибка, а не преступление, корректного извинения может быть достаточно для закрытия вопроса во взаимовыгодной форме. Кроме того, умение приносить извинения – важный дипломатический навык, добавляет эксперт: извинения способны предотвратить войну, санкции и разрыв отношений с партнерами.

А в России извинения – не только неформальный ритуал, но и прямо предписанная законом "О полиции" мера: согласно документу, "полиция приносит извинения гражданину, права и свободы которого были нарушены сотрудником" ведомства. С 2011 года случаев применения этой нормы было много, уточняет собеседница.

Мол, раз нас начальство вынуждает извиняться, так и вы, товарищи-граждане, извиняйтесь!

"Есть у меня подозрение, что прорастающая культура принуждения к публичным извинениям – одна из форм сопротивления этому требованию закона со стороны силовиков. Мол, раз нас начальство вынуждает извиняться, так и вы, товарищи-граждане, извиняйтесь! Ребячество какое-то. Как могут выворачивают и обесценивают. И Рамзана Ахматовича этой же волной подхватило сначала. Уже позже его замашки требовать извинений превратились в самодостаточный мем, и, кажется, ему самому это нравится", – рассуждает представитель Amnesty International.

В то же время заставлять людей публично каяться – значит унижать их человеческое достоинство, констатирует Звягина. И эффект от неискренних извинений зачастую нулевой: "И извиняющимся полицейским не верят, и кающимся блогерам сочувствуют, и над Кадыровым хихикают".

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Не без извинений в Чечне проходит и месяц июль. Так, школьного учителя истории в чеченском селе Алхан-Кала Магомеда Джабраилова не только обязали просить прощения на ЧГТРК "Грозный", но и привлекли к принудительным работам за жалобу о том, что вместо вакцины его коллегам вкололи "витамины". А на днях извинился житель Курчалоевского района Рустам Агуев – за то, что пожаловался на невозможность пасти скот.

На "унизительные видеопризнания" жителей Чечни в апреле этого года обратила внимание Комиссия США о международной религиозной свободе. Авторы исследования рекомендовали Вашингтону ввести санкции против министра печати и информации Чеченской республики Ахмеда Дудаева.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG