Ссылки для упрощенного доступа

Война в Украине: на чьей стороне исламский мир?


Мекка, Саудовская Аравия

С момента вторжения России в Украину прошло почти полтора месяца. Западные страны сразу и безоговорочно приняли самые жесткие в новейшей истории экономические санкции в отношении РФ. США вместе с Евросоюзом также оказывают Киеву военную и финансовую поддержку. В то же время потенциальные союзники России, какими их выставляет пропаганда, – Китай, Индия и другие – воздерживаются от поддержки агрессии Кремля. Однако в разной степени Москву поддержали некоторые страны исламского мира.

Против резолюции ООН "Агрессия против Украины" проголосовали только пять государств – Северная Корея, Сирия, сама Россия, Беларусь и Эритрея; Китай, Армения, Индия, Иран, Казахстан, Киргизия, Таджикистан – воздержались. По инициативе Украины и Польши приостановлено членство РФ в Совете Европы – вместе с Москвой "против" голосовала только Армения, Турция воздержалась.

Мировой порядок меняется, и это играет на руку мусульманским странам

Для Северного Кавказа особую роль сыграла реакция исламского мира на военную агрессию в Украине. Большинство исламских стран, официально осудив войну, заняли выжидательную позицию.

"Весь исламский мир поддержал Россию в ее борьбе против вселенского зла! Ни одна из более чем 120 стран мира, в которых преобладает мусульманское население (в 53 странах мира мусульмане составляют большинство населения – Прим.ред.) не присоединилась к санкциям против России", – заявлял, например, Рамзан Кадыров.

Глава Чечни и подконтрольный ему муфтият республики неоднократно с начала вторжения объясняли необходимость войны "джихадом" – против стоящих, по их мнению, за Украиной "западных ценностей". Муфтий Салах Межиев назвал вторжение "войной за пророка и ислам", а погибших на ней – мучениками за веру.

Реальность показывает, что такая трактовка не поддержана не только российскими мусульманами, но и мировой уммой (религиозной общиной). Нейтральность исламского мира российские и украинские эксперты трактуют кардинально противоположно.

От Эрдогана до Талибана

"Слова Кадырова не беспочвенны. Ни одна мало-мальски влиятельная мусульманская страна не ввела санкции против России. Иран ее поддерживает, Индонезия отказалась от санкций в первые же дни, как и Турция, которая пытается помирить Путина и Зеленского и вложиться в российскую экономику", – указывает в беседе с Кавказ.Реалии российский политолог Камран Гасанов.

Он отмечает, что Анкара даже от зенитных ракетных комплексов С-400 не отказалась, несмотря на просьбу президента США Джо Байдена. Примечательно и то, что российско-украинские переговоры проходят именно в Турции – в самой влиятельной мусульманской стране, отмечает политолог.

Саудовцы, эмиратцы, бахрейнцы продолжают поддерживать дипломатические связи с Кремлем. В Москву уже после начала "спецоперации" приезжал также представитель МИД Катара. Саудовская Аравия ведет переговоры с Китаем о строительстве там нефтеперерабатывающего завода, который будет принимать российскую нефть, продолжает перечислять собеседник.

"Африканские прозападные страны поддержали Украину, но у них нет веса в мировой политике. Полностью за Россию – Сирия и Ливан. Для любителей экзотики скажем, что и талибы поддержали Россию (25 февраля новая власть Афганистана призвала стороны сесть за стол переговоров. – Прим.). Мировой порядок меняется, и это играет на руку мусульманским странам", – приходит к выводу Гасанов.

При этом, подытожил политолог, мусульманские страны хотят мира, потому что Россия и Украина являются крупнейшими поставщиками зерна во многие исламские страны – в тот же Египет.

Исходя из членства в Организации исламского сотрудничества, исламский мир представляет 57 стран. Есть государства, имеющие демократический опыт, есть династические модели правления, есть авторитарные и тоталитарные режимы, отмечает руководитель отдела международных отношений университета Коджаэли в Стамбуле, турецкий политолог и профессор Ирфан Кайа Ульгер.

Заявления о том, что исламский мир поддерживает Россию, не отражают действительности

По его словам, исламский мир объединяют общие точки зрения, например, по вопросу Иерусалима, по проблеме мусульманских меньшинств или исламофобии, но (условное) объединение исламских государств не действовало монолитно ни в прошлом, ни сейчас.

"Ожидание того, что интересы эмиратов Персидского залива и Албании, республик Центральной Азии или Пакистана будут одинаковыми, не соответствует реальности. Поэтому ключевой вывод – исламский мир не имеет единого отношения к войне на Украине", – подчеркивает собеседник Кавказ.Реалии.

Россия упоминает несколько стран, например Сирию и некоторые республики Центральной Азии, заявляя о поддержке исламского мира. Но такое обобщение неверно, утверждает профессор Ульгер. В случае Турции, объясняет профессор, Анкара не присоединилась к санкциям против России сознательно – из-за национальных интересов и возможных экономических сложностей.

Что касается Ирана, который сам долгое время находился под санкциями и имеет хорошие дипломатические взаимоотношения с Россией, он не выступил прямо на стороне Москвы, лишь указав на ответственность Запада в этом конфликте. Такую косвенную поддержку можно объяснить реакцией на санкции.

"Заявления о том, что исламский мир поддерживает Россию, не отражают действительности. Мнения, высказанные по каналам, транслирующим на русском языке, а также высказанные в таких пропагандистских организациях, как RT, Sputnik, не соответствуют действительности", – приходит к выводу турецкий политолог.

Кто "за", а кто – "против"?

В границах исламского мира продолжается жестокая борьба за лидерство, в основе которой лежат различные аспекты: от религиозного и этнического до культурного и исторического, говорит сотрудник Национального института стратегических исследований Украины, эксперт Николай Замикула.

Он соглашается, что исламский мир не является объединенной силой, поэтому и реакция на российское вторжение в Украину – разная. Поддержку отдельными государствами военной агрессии собеседник объясняет уровнем взаимоотношений с Западом, прежде всего США, и с Россией – как двумя полюсами глобального мира.

"События в Украине достаточно далеки от этих государств, но они помогают повысить свою ценность в глазах Москвы или Вашингтона, продемонстрировать значимость на международной арене. Именно в таком виде стоит рассматривать результаты голосования в ООН", – продолжает украинский эксперт.

В то же время прямое практическое значение для исламского мира имеет продовольственная безопасность, напрямую зависящая от поставок из России и Украины. Особенно из последней – из-за войны посевная кампания там остается под угрозой, отмечает Замикула.

По его словам, вопрос продовольственной безопасности крайне важен, так как события "арабской весны" (серия антиправительственных протестов, восстаний и мятежей в большей части арабского мира в 2010–2012 годах. – Прим.) начались в том числе из-за недостатка еды. Из-за войны в Украине нехватка зерна может дестабилизировать ситуацию в Египте и Ливане, поэтому они напрямую заинтересованы в скорейшем прекращении боевых действий и установлении мира.

По просьбе Кавказ.Реалии Николай Замикула охарактеризовал позиции ряда мусульманских стран:

  • Сформированное при поддержке ООН правительство Ливии осудило российскую агрессию. Сотрудник Национального института стратегических исследований Украины называет этот шаг логичным, так как Россия поддерживает противоборствующую сторону в ливийском гражданском конфликте, российские наемники воюют на стороне фельдмаршала Хафтара, пытавшегося установить свою власть;
  • Саудовская Аравия заняла проамериканскую позицию, как и положено одному из ведущих партнеров Вашингтона на международной арене, но не согласились с настойчивыми предложениями Белого дома о практической помощи, например, увеличением объемов добычи нефти для оттеснения России с мирового нефтяного рынка. На позицию саудитов влияет обида из-за ставших более напряженными взаимоотношений с США после прихода Джо Байдена. Причиной являются нарушения прав человека в Саудовской Аравии, операции в Йемене, убийство журналиста Джамаля Хашогги и другие факты;
  • Турция, в отличие от большинства исламских стран, имеет в регионе конфликта прямые интересы, ей важна стабильность на Черном море. При этом Анкара дорожит дружественными отношениями как с Россией, так и с Украиной. Двойственность позиции хорошо видна на примере поставок беспилотных летательных аппаратов "Байрактар". С одной стороны, они поступают в Украину и эффективно используются для обороны, в то же время МИД Турции заявляет, что поставки делает частная компания. Анкара в целом старается сыграть роль посредника в этом конфликте, используя его для усиления позиций, а также для перезагрузки взаимоотношений с США и Евросоюзом. Она может сыграть ту же роль, которую взяла на себя Москва в урегулировании карабахского конфликта 2020 года;
  • Сирийский диктатор Башар Асад удержался у власти исключительно на российских и иранских штыках, поэтому демонстративная пророссийская позиция не вызывает удивление. Контролирующий часть Сирии и полностью зависимый от Москвы в военном положении политик расплачивается за оказанную помощь;
  • Иран традиционно поддерживает высокий уровень взаимоотношений с Россией и использует антизападную риторику. Он выступил в рамках российского видения ситуации, обвинив страны НАТО. Сюрпризом стало высказывание бывшего президента Ирана (2005–2013) Махмуда Ахмадинежада, негативно высказавшегося о вторжении в Украину. Он выступает против так называемого западного империализма, но проявлением такой политики считает и агрессию России.

"Для многих исламских стран действительно близка популистская критика "неоколониалистской" политики Запада. Но они не задумываются, что российская политика является такой же неоимперской и неоколониалистской", – подытожил Замикула.

Фактор Кадырова

Глава Аналитического центра Российского общества политологов, ведущий эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко подтверждает, что подавляющее большинство стран исламского мира не занимают устойчивую проукраинскую или пророссийскую позицию – каждая из них преследует свои интересы.

Разговоры о безусловной поддержке или категорическом осуждении исламским миром событий в Украине хороши в пропагандистском дискурсе, но к реальной экономике и политике имеют слабое отношение, отмечает собеседник Кавказ.Реалии.

Кадыров крайне успешен в пропагандистской войне, здесь он успешнее официальных российских СМИ

"Никто не хочет оказаться в ловушке конкретной позиции. Каждый понимает, что все войны заканчиваются миром. Рассуждения в духе"теперь мир не будет прежним" мы слышали столько раз, а мир остается прежним. Совсем недавно говорили, что мир поменяется после ковида, но пандемия спала и ничего не произошло. Исламский мир смотрит не только на ситуацию сегодняшнего дня, не только на острую фазу конфликта, он смотрит в завтра и на то, как будут расставляться фигуры на большой доске", – рассуждает политолог.

Говоря про общественное мнение в мусульманских странах, Серенко выделяет три крупные позиции: для части жителей поддержка Украины является формой осуждения России за, как они считают, антиисламские действия в Чечне, Афганистане, Сирии. Другая часть населения по этой же причине поддерживает Россию, считая, что та в Украине воюет с "большим шайтаном" – с коллективным Западом.

Третья позиция – нейтралитет, объясняемый довольно просто: "Это не война мусульман". Присутствует и сектантский подход прикрывающихся исламской идеологией джихадистских террористических групп – пусть "кафиры" (неверные в исламе – прим.) убивают друг друга как можно больше, указывает политолог.

"Важным фактором оказался глава Чечни Рамзан Кадыров, получивший гораздо больший вес, чем губернатор одного из субъектов. Он крайне успешен в пропагандистской войне, здесь он успешнее официальных российских СМИ", – отмечает собеседник.

По его мнению, образ Кадырова, ставшего символом российского ислама, позитивно воспринимается некоторыми группами исламской молодежи в других странах и будет использоваться Россией в дальнейшем. Возможно, считает Серенко, возьмется на вооружение и предложенная главой Чечни принципиально новая модель джихада, ставшая альтернативой существовавшим ранее.

***

США внесли Россию в черный список из-за нарушений прав верующих. В связи с этим Комиссия по международной религиозной свободе призвала Вашингтон ввести санкции против ответственных лиц, из которых поименно названы двое: чеченский министр Ахмед Дудаев и судья из Краснодарского края Александр Холошин. Духовное управление мусульман Чечни обвинило Госдепартамент в "поддержке террористических организаций". Там посчитали, что "эти санкции введены против ислама и чеченского народа в целом".

С начала военного вторжения России в Украину глава Чечни Рамзан Кадыров опубликовал в своем телеграм-канале сотни постов на эту тему. В них он неоднократно угрожал украинским военным и руководству страны. Немало его записей, связанных с военными действиями, эксперты назвали фейковыми и постановочными. По мнению политологов, глава Чечни активно используется российской пропагандой как элемент устрашения, а сам Кадыров благодаря этому занимается личным пиаром.

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG