Ссылки для упрощенного доступа

Волчий билет. Бежавшие от войны украинские чеченцы жалуются на дискриминацию в Румынии


Люди, бежавшие от войны в Украине, прибывают на пароме. Пограничный переход в Румынии

В начале марта при попытке покинуть Украину на границе с Румынией была задержана 36-летняя уроженка Чечни Амина Гериханова. Ее обвинили в участии в военных действиях на территории Сирии – именно на этом основании российская сторона объявила Гериханову в розыск по линии Интерпола.

Эта история является не первым случаем задержания на границе Румынии – с конца февраля уроженцы Северного Кавказа с российским гражданством регулярно жалуются на дискриминацию по национальному и религиозному признаку местной миграционной службы. По данным правозащитников, особенно это коснулось чеченцев: им грозит депортация или арест, даже если они не находятся в официальном розыске спецслужб, а Румынию пересекают транзитом.

Кавказ.Реалии на примере двух чеченских семей рассказывает, как Румыния препятствует въезду уроженцев республики и какие последствия это может для них иметь.

"Вы задаете вопросы из-за хиджаба?"

Семья чеченки Айзы не смогла проехать в Румынию – она, ее муж Зелим и их 11-летняя дочь бежали от войны через Молдову (имена героев изменены по их просьбе. – Прим. ред.).

О том, что бывает на войне, Зелим знает хорошо: в 16 лет он вступил в один из батальонов и во время второй чеченской воевал против России. В горах он застудил почки и отморозил пальцы ног – родственники вывезли его в Ингушетию на лечение, а потом уговорили уехать за границу. Зелим жил в Германии, Турции, Арабских Эмиратах, Омане и в Катаре, а три года назад приехал с семьей в Украину, где начал бизнес в сфере сельского хозяйства. Когда началась война, Зелим решил присоединиться к чеченскому батальону и воевать на стороне Украины, но прежде – вывезти семью в Германию к родственникам.

Они, конечно, все отрицали – не пожелали "расписаться" в дискриминации

В ночь на 27 февраля Зелим, Айза, их одиннадцатилетняя дочь и многодетная семья друга, одесского дагестанца, приехали в Молдову. На следующий день они двинулись к румынской границе, где предъявили российские паспорта и вид на жительство в Германии.

"На КПП "Леушены" у нас забрали паспорта для проверки, – рассказывает Айза. – Потом начали меня опрашивать. Какое течение ислама исповедую? Молимся ли мы? Пост соблюдаем? Каких имамов слушаем? Ходим в мечеть? Работаю ли? Почему нет? Есть ли у меня брат? Чем он занимается? Больше часа прошло. Я возмутилась: "Вы из-за моего хиджаба задаете все эти вопросы?" Они, конечно, все отрицали – не пожелали "расписаться" в дискриминации".

По словам Айзы, границу спокойно проходили люди не из Чечни, даже если их внутренние российские паспорта были просрочены. В два часа ночи пограничники решили, что Зелим с дочерью и семьей друга может проезжать – Айзу в страну они не пустили. Оставив машину другу, Айза, Зелим и их ребенок вернулись на автобусе в Кишинев. Они связались с немецким консульством, но дипломаты ответили, что не могут повлиять на погранслужбу Румынии. В переполненном беженцами Кишиневе семье едва удалось найти отель на три дня.

"Как ты относишься к Кадырову? А к Путину?"

Через некоторое время Зелим нашел и арендовал в Молдове квартиру для жены и дочки, а сам поехал в Германию, чтобы устроиться там на работу. Его без проблем впустили в Румынию для проезда транзитом, но на пропускном пункте перед Венгрией его арестовали и обвинили в подделке документов.

"Я провел ночь в будке на румынской границе, прямо на автобане. В ней одна лавка на полметра, очень холодно, спать невозможно. Вещи и телефон у меня забрали – я не смог сообщить о ситуации ни семье, ни друзьям. Утром меня увезли в полицейский участок, в камере руки наручниками приковали к трубе наверху, провели обыск, заставили раздеться. В тот же день перевезли в другое место, снова в наручниках. Уже другие силовики, не назвав, из какого ведомства, сказали, что мои документы фальшивые", – вспоминает Зелим.

Его допрашивали о связи с кадыровцами – задержанный заявил, что "ненавидит их" и давно уже не живет в Чечне. У Зелима взяли отпечатки пальцев и ладоней, провели сканирование сетчатки и сделали экспертизу паспорта. После чего человек, представившийся переводчиком, принес ему телефон для связи с семьей и друзьями и велел подписать бумаги якобы о том, что задержанного отпускают.

"Я расписался, а потом понял, что переводчик неправильно переводит, – вспоминает Зелим, – это их человек. Как только я разблокировал телефон, на меня набросились пять силовиков и вырвали его, порвали мне одежду. Я кричал, требовал адвоката, просил дать мне попить воды и отправить меня в Украину. Говорил, что я политический беженец, у меня есть вид на жительство в Германии. Вечером мне сильно затянули наручники и повезли в аэропорт города Сибиу, депортировать в Россию".

Конвой опоздал на первый самолет и решил отвезти Зелима в румынский Бухарест. По дороге у них сломалась машина – на второй самолет они также опоздали. Тогда задержанному объявили, что его отправят в Молдову.

"Я почувствовал облегчение – в случае высылки в Россию меня просто могли убить", – признался Зелим.

На границе с Молдовой выяснилось, что румынские сотрудники погранслужбы потеряли паспорт уроженца Чечни. Ему пришлось почти сутки ждать решения, все время с момента задержания ему не давали есть и пить.

"Я сказал молдаванам: "Ребята, пожалуйста, пустите меня, меня уже замучили, моя семья у вас, я хочу в Украину. Мне отвечают: "Ты сумасшедший, тебя там убьют!" Я сказал, пусть меня лучше там убьют, чем терпеть эти издевательства. В Молдове меня приняли и дали поесть", – рассказал собеседник.

В случае высылки в Россию меня просто могли убить

По словам его супруги Айзы, после этого случая семья действительно пыталась вернуться в Украину, но, несмотря на вид на жительство в этой стране, им не удалось это сделать – из-за российского паспорта. В Румынии на него указали и Зелиму.

"Российский паспорт везде как волчий билет. Мы понимаем Украину, диверсантов много. Нам даже предлагали вернуться в Украину нелегально. Муж отказался наотрез: поймают, а он ничего не докажет", – рассказала Айза. Она добавила, что многие чеченцы и дагестанцы не выезжают из Украины, несмотря на обстрелы – больше них они боятся лишиться дома или быть высланными в Россию.

"Не болтайте, подписывайте!"

В то же время, в начале марта, неприятности на границе с Румынией случились еще у одной чеченской пары. Живущие в Австрии Халима и Ахмед возвращались на своем автомобиле из отпуска в Турции – на румынской стороне семью долго допрашивали, а потом без причин отказали во въезде.

"Я тогда была на пятом месяце беременности, погода жаркая, мы ждали допроса два часа. Это была та же процедура, что и пять дней назад по пути в Стамбул. Спрашивали, как мы относимся к войне в Украине, к Кадырову, к его отцу? Где работаем, сколько зарабатываем? Чем занимаются братья моего мужа, наши родители? Отдельно спрашивали о религии, шиитка я или суннитка (течения ислама. – Прим. ред.)", – рассказала Халима.

По ее словам, у нее и мужа забрали телефоны и ноутбуки. Телефон позже вернули с измененными параметрами – вместо русского там был установлен английский язык. Паре не предоставили переводчика и продолжали говорить по-английски, хотя ни Халима, ни Ахмед не знают этот язык и говорят на немецком. После допроса пограничники принесли на подпись документы, которые были составлены на румынском языке.

"Я думала, что если мы подпишем, нас отпустят, но требовала перевод. Нам сказали: "Не болтайте, подписывайте". После этого пограничник со стороны Болгарии позвал нас обратно – он узнал, что мы подписали отказ во въезде. Вся проблема якобы была в чемодане со старыми кассетами и фото, который мы везли из Стамбула по просьбе нашего немецкого друга – никаких вопросов по чемодану нам не задавали. Мы вернулись в Болгарию, оставили там машину, домой возвращались самолетом", – рассказала Халима.

Представитель чеченской правозащитной организации "Вайфонд", которая работает в том числе с чеченскими беженцами, называет политику миграционных служб Румынии радикальной дискриминацией по религиозному признаку.

"В Румынии чеченцы часто получают запрет на въезд в страну, мы знаем около десяти таких случаев. При этом россияне не из кавказских регионов с такой проблемой не сталкиваются. Еще и подписчики присылали нам немало рассказов о дискриминации на румынской границе, о том, как безосновательно ставят запрет на въезд. Двум чеченским парам поставили такой запрет пожизненно", – рассказали Кавказ.Реалии в организации.

Редакция запросила комментарий у румынского пограничного ведомства о причине такого обращения с чеченцами – в ответ пришел документ с простым перечислением проверочных мероприятий:

Как только я разблокировал телефон, на меня набросились пять силовиков и вырвали его

"Во время пограничного контроля пограничной полиции будет осуществлен и дополнительный контроль второй линии касательно вас, вашего товара и транспортного средства. Процедура может включать физические проверки, интервью, использование специального оборудования, проверка в национальных, европейских и международных базах данных. Вы можете потребовать имя и номер значка офицеров пограничной полиции, которые осуществляли дополнительный контроль второй линии, название пункта пропуска и дату пересечения границы", – сказано в официальном ответе.

Халиме, Ахмеду, Зелиму и Айзе в российском паспорте поставили штамп с цифрой "1" – принудительная депортация по решению начальника погранзаставы.

***

По данным ООН, Украину с начала войны покинули уже более пяти с половиной миллионов человек. Среди тех, кто был вынужден уехать и просить защиты в Европе, есть и жившие в Украине выходцы с Северного Кавказа – некоторых из них Россия ранее объявила в розыск через систему Интерпола по сфабрикованным уголовным делам, утверждают правозащитники. Эти люди рискуют быть высланными в Россию, где их жизням может угрожать опасность.

В частности, 13 марта на границе с Румынией при попытке покинуть Украину была задержана 36-летняя уроженка Чечни Амина Гериханова. Розыск Интерпола проводился по запросу России – беженку обвинили в участии в военных действиях на территории Сирии. Около пяти лет назад Гериханова уехала из Чечни и жила в Киеве и Львове. Ее родные и знакомые уверены, что она не имеет никакого отношения к незаконным вооруженным формированиям.

В мае этого года миграционные власти Швеции отказали в предоставлении статуса беженца чеченцу Артуру Ш. (в настоящий момент в его интересах фамилия не разглашается). Его могут депортировать в Россию, где мигранту грозит опасность, заявляют правозащитники.

В Польше по запросу России был задержан бежавший от войны в Украине 30-летний дагестанец Магомед Зубагиров. Сейчас он находится в СИЗО №4 "Медведь" в Москве. В чем его обвиняют, пока неизвестно.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG