Ссылки для упрощенного доступа

"У Ичкерии есть перспектива независимости". Украинский генерал в отставке – о кадыровцах и будущем Чечни


Игорь Романенко, бывший заместитель начальника Генштаба Вооруженных сил Украины. Киев, 17 сентября 2018 года
Игорь Романенко, бывший заместитель начальника Генштаба Вооруженных сил Украины. Киев, 17 сентября 2018 года

Эту статью можно прочитать и на чеченском языке

С началом полномасштабного вторжения России на территорию Украины глава Чечни Рамзан Кадыров неоднократно грозился захватить Киев и допускал применение ядерного оружия. По данным американского издания The Wall Street Journal, президент России Владимир Путин еще перед началом войны приказал Кадырову убить президента Украины Владимира Зеленского.

В августе 2022 года Служба безопасности Украины начала расследование в отношении главы Чечни, его подозревают в ведении агрессивной войны, посягательстве на территориальную целостность государства и оправдании вооруженной агрессии. Как утверждает СБУ, в начале вторжения Кадыров лично руководил разработкой и планированием отдельных операций, а подчиненные ему подразделения причастны к убийствам мирных жителей Украины.

В интервью сайту Кавказ.Реалии бывший заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины (2006–2010 гг.), военный эксперт Игорь Романенко рассказал о роли кадыровцев в российском вторжении, о конфликте самого Кадырова с руководством Министерства обороны России и о параллелях чеченских кампаний с войной в Украине.

– Когда, по вашему мнению, закончится война?

– Многое станет ясно после применения российской стороной стратегического резерва в 300 тысяч человек, который сейчас готовится и начал вводиться в действие. Мобилизация [в России] продолжается. Уже до 200 тысяч было заведено на фронт, и сейчас это ощущается. На линии фронта – это 1 100 километров – войска Российской Федерации наступают по четырем направлениям.

Кадыровцы – своеобразная национальная частная военная компания

Россия не поднимает вопрос переговоров, потому что хочет легитимизации захваченной территории, а Украина на это не пойдет. Так как обе стороны занимают здесь крайние позиции, конфликт разрешится, только когда Россия исчерпает свой резерв или Украина добьется своих позиций. Может быть, освобождение земель, захваченных в прошлом году, будет поэтапным. Но цель – выйти на международно признанные границы 1991 года.

– Как в целом вы оцениваете потери России?

– Цифры Генерального штаба [армии Украины] – 125 тысяч только убитыми (данные по состоянию на конец января, на 8 февраля – более 134 тысяч. – Прим. ред.). По мировой статистике ведения войн, необходимо учитывать потери раненых, контуженных и так далее, то есть умножать эту цифру на три. Запад дает несколько иные цифры. Но более 100 тысяч потерь у России – и по западным отдельным оценкам. И это количество ежедневно увеличивается, потому что идут ожесточенные бои.

– В российских некрологах с осени ежедневно упоминаются наемники "ЧВК Вагнера". Что вы можете сказать об их подготовке?

– Эти части в начале войны были в одном состоянии, а сейчас – в другом. Они понесли серьезные потери в стратегической наступательной операции, "блицкриге" на севере Украине, после чего были выведены, и началась вторая наступательная операция на востоке и юге. Я предполагаю, что сейчас будет уже третья.

Хотя у [руководителя "ЧВК Вагнера" Евгения] Пригожина было достаточно денег, и он добивался на определенном этапе существенных поставок вооружения, этого не хватало. Известен эпизод, когда "ЧВК Вагнера" жаловалась начальнику Генерального штаба [армии России] на отсутствие боеприпасов. Это было уже другое состояние "ЧВК Вагнера". В то же время по сравнению с кадровыми военными частями российской армии они выглядели лучше, были лучше экипированы, лучше оплачивались. Плюс работали установленные Пригожиным тюремные законы: если кто-то отступает или уходит, их расстреливают. Или используют кувалду. Создаются особые условия боевой дисциплины. Но, несмотря на это, из-за колоссальных потерь обостряются противоречия между структурами, которые задействованы Российской Федерацией в военных действиях: это и части так называемой "ДНР", фактически входящие в состав ВС РФ, и кадыровцы, и вагнеровцы.

Начал формировать "частную военную компанию" и [Сергей] Шойгу – министр обороны [России]. Это вообще нонсенс. Есть информация о нескольких десятках частных военных компаний. Все готовятся к перспективе. ЧВК в первую очередь должны отстаивать интересы своих создателей.

– Как можно объяснить, что вагнеровцы экипированы лучше регулярной российской армии?

– Туда больше денег заводится, так как Пригожин добился права работать с иностранными поставщиками оружия и экипировки – сказывается его приближенность к Путину. Он добился многих преференций себе. Но его, как и Кадырова, старые кадровые военные воспринимали как инородное тело в системе безопасности Российской Федерации. В итоге [начальник Генштаба армии РФ Валерий] Герасимов и Шойгу добились, что всё централизованно политически подчиняется Шойгу, а в военном плане – Герасимову.

– Лапин, Суровикин, Герасимов… Меняется российское командование, а что изменяется вместе с ними?

– Это представители разных группировок. [Генерал Сергей] Суровикин входит в группировку с Кадыровым и Пригожиным. И сейчас они в борьбе с кадровым военным руководством – Шойгу и Герасимовым – потерпели клановое поражение, в результате чего Суровикина сдвинули на роль заместителя со всеми вытекающими последствиями, а [Александра] Лапина вернули из небытия после того, как повесили на него всю ответственность за [украинские] контрнаступательные харьковские и херсонские операции осенью.

С военной точки зрения кадыровцы себя особенно не проявили

Шойгу с Герасимовым последние 10 лет формировали высший состав Вооруженных сил – расставляли своих людей в генералитете. В последнее время стало очевидно, что они не сдались, устояли и сейчас "отдают долги" Пригожину и пригожинцам.

Но над ними довлеет необходимость выполнять задачи: мы предполагаем, что Путин поставил цель до марта забрать в административных границах Донецкую и Луганскую области. 24 февраля – годовщина [с начала полномасштабного российского вторжения], а у Путина сакральное восприятие подобных дат. Поэтому мы видим, что, не дожидаясь подготовки следующих 300 тысяч стратегического резерва, начались пополнения войск и попытка перехватить инициативу, потерянную группировкой ВС РФ в осенних действиях.

– Вы упомянули Кадырова. Как глава российского региона стал одной из важных фигур в этой войне?

– Как известно, кадыровцы с военной точки зрения – своеобразная национальная частная военная компания. В своем большинстве это легкая пехота, которая действует в составе Национальной гвардии [РФ]. Зачастую ее функция – выступать как карательные отряды, которые не дают возможности отступать. Перед ними стоит в таком случае задача уничтожать своих же.

Кадыров объяснял отсутствие мобилизации в Чечне тем, что он ее уже давно провел, показывал соответствующие цифры. Кадыровцы – это своеобразная частная армия. Кадыров, учитывая его отношения с Путиным, ведет себя достаточно свободно, показывая, какие у него есть возможности и для внутреннего потребления, в Чечне, и в Российской Федерации. В этом они схожи с Пригожиным. Просто Кадыров делает это на национальной основе.

– Известно ли вам о военных преступлениях кадыровцев?

– С военной точки зрения кадыровцы себя особенно не проявили, а с точки зрения военных преступлений – более чем достаточно. Причем и по отношению к гражданскому населению, не только к украинским военным.

Кроме того, [со стороны кадыровцев было] достаточно много преступлений и по отношению к военнослужащим кадровых частей Вооруженных сил РФ. Это случаи с применением оружия и в центрах подготовки, и на фронте.

– Уроженцы Чечни сражаются и на стороне Украины. Насколько ощутима от них польза?

– Безусловно, она ощутима. У нас есть не только чеченские, но и белорусские, и другие национальные формирования, которые доказывают, на что они способны в боевых действиях. Это мотивированные военнослужащие. Они знают, за что воюют, в отличие от многих российских военнослужащих, особенно "частично мобилизованных".

– Не все из этих национальных батальонов входят в состав ВСУ. Почему?

– Как правило, это легкая пехота, которая необязательно входит в Вооруженные силы Украины. Это может быть и Национальная гвардия, и другие структуры.

– Изменилось ли как-то отношение к мусульманам в Украине сейчас? С одной стороны, многие знают о преступлениях кадыровцев, с другой – мусульмане наравне с коренными украинцами защищают свою страну.

– У нас многоконфессиональное государство, есть и мусульмане, и иудеи, и католики. Такого рода плюрализм может и должен существовать в рамках действующего законодательства, пока это удается сочетать в интересах нашего государства и в интересах борьбы за освобождение нашей территории от оккупантов.

– Много ли военнопленных из регионов Северного Кавказа в Украине?

– Я не обладаю точной цифрой. Я знаю, что они есть. У нас занимается обменом служба безопасности, разведка. Для большей эффективности эта информация должна быть закрытой до последнего момента.

В Чечне была в основном война с партизанскими формированиями, а здесь воюет государство

К сожалению, и с нашей стороны остается еще много в плену. Но мы показываем условия, в которых содержатся российские военнопленные. Это отдельные, согласно законодательству, учреждения, куда допускается "Красный Крест" и другие [международные] организации. Но мы не знаем, как содержатся наши военнопленные в России, так как "Красный Крест" туда не пускают.

С российской стороны есть серьезные нарушения выполнения требований международного законодательства, так как она установила приоритет внутреннего. Это нужно в интересах Путина и его авторитарного режима и игнорирует большинство международных правил ведения войны.

– Во время чеченских войн в зону боевых действий приезжали матери, которые искали своих попавших в плен сыновей. Приезжают ли сейчас родные российских военных в Украину?

– В начале войны были какие-то отдельные случаи. Однако мы отстаиваем ту точку зрения, что это (выдача пленных. – Прим.) должно быть официально, с заявками, оформлением и так далее.

– Какие сходства и различия между чеченскими кампаниями и войной в Украине видите вы?

— Сходство – это проявление имперской позиции Российской Федерации, за которой стоит "российский император" Путин. А отличие – в том, что Чечня в той или иной степени – субъект Российской Федерации.

По своим масштабам, по применению войск и вооружений война в Украине – уровня Второй мировой, поэтому здесь есть особенности. В Чечне была в основном война с партизанскими формированиями, а здесь воюет государство. Это надо четко понимать.

Путин сформулировал задачи этой войны как денацификацию – уничтожение украинского народа как нации – и демилитаризацию – уничтожение сил обороны Украины, а значит, и ее государственности. Мы понимаем, что это экзистенциальная война со всеми вытекающими последствиями.

– В России с помощью населения собирают деньги на фронт, закупают все от трусов до квадрокоптеров. Почему Россия начала войну, будучи не готовой к ней?

– Потому что рассчитывала на быструю победоносную войну, которая не реализовалась. Предполагалось, что ресурсов для блицкрига на севере Украины будет достаточно, но он был разбит.

С другой стороны, очень много разворовывается. Мы знаем, что некоторые военные начальники застрелились, получив задачу использовать технику и имущество, средства на приобретение которых были украдены.

– Верховная рада Украины признала геноцид чеченского народа, а Чечню – временно оккупированной территорией. Что вы думаете по этому поводу?

– Я думаю, что у Ичкерии есть определенная перспектива независимости. Мы боремся за свою независимость и считаем, что у народов Российской Федерации есть право вести себя так же и, несмотря на многолетнюю колонизацию, определять свою будущность и нынешнее состояние. Но для достижения этого нужна победа Украины, которая даст этим народам возможность реализовать свое право на независимость и суверенитет.

***

  • 28 января в интервью крупнейшему французскому кабельному телеканалу LCI премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий заявил, что Чечня могла бы получить независимость.
  • Глава Чечни Рамзан Кадыров резко отреагировал на заявление Моравецкого. Он обвинил страны Европы в отсутствии поддержки Ичкерии во время двух войн. Болезненная реакция Кадырова связана с пониманием того, что идея независимости Чечни на фоне войны в Украине становится популярнее, считают собеседники сайта Кавказ.Реалии.
  • 20 июня 2022 года в Верховной раде Украины появилась депутатская группа "За свободный Кавказ". В ее первоначальный состав вошли десять депутатов как от правящей партии, так и от оппозиционных.
  • Сторонники независимости Чечни воюют на стороне Украины с 2014 года, когда Россия аннексировала Крым, а на Донбассе были созданы самопровозглашенные "ДНР" и "ЛНР". С началом полномасштабного вторжения в 2022 году численность ичкерийцев в рядах украинской армии значительно увеличилась. Сейчас в состав Интернационального легиона Вооруженных сил страны входят три батальона из числа чеченцев, еще один воюет в качестве добровольческого подразделения.

Форум

XS
SM
MD
LG