Ссылки для упрощенного доступа

"Следят за каждым шагом". Чеченец из Грузии – о решении ЕСПЧ по убитому сыну


Малхаз Мачаликашвили
Малхаз Мачаликашвили

Эту статью можно прочитать и на чеченском языке

Европейский суд по правам человека признал неэффективным расследование дела о гибели чеченца-кистинца Тамирлана Мачаликашвили в ходе спецоперации в Панкисском ущелье в 2017 году – его семье назначена компенсация в 25 тысяч евро. При этом версия властей о попытке убитого взорвать гранату показалась суду "правдоподобной". Родные же Мачаликашвили утверждают, что он был смертельно ранен в постели, а граната ему подброшена уже после спецоперации.

Спецназовцы тяжело ранили 19-летнего Мачаликашвили в его собственном доме 26 декабря 2017 года. Спустя две недели он умер в больнице. По версии силовиков, он пособничал чеченскому боевику Ахмеду Чатаеву, а при появлении спецназа якобы пытался оказать сопротивление. В решении ЕСПЧ указывается, что доказательств виновности властей в гибели кистинца недостаточно, а компенсация назначена за "неэффективное расследование". В деле практически исключена версия о том, что ручная граната может быть подложена Мачаликашвили, заявил замминистра юстиции Грузии Бека Дзамашвили.

Расследование гибели Тамерлана Мачаликашвили прокуратура засекретила. Вместе с тем решение Европейского суда должно стать основанием "для повторного открытия и расследования дела на национальном уровне", цитирует представлявший интересы семьи Мачаликашвили неправительственный "Центр социальной справедливости" грузинский сайт Civil Georgia.

Следствие не нашло состава преступления в действиях бойца спецназа, выстрелившего в Тамерлана Мачаликашвили. Как заявляют власти, в результате "всестороннего" расследования подтвердилось, что сотрудник действовал в рамках самообороны, а его решение было обусловлено защитой своей жизни и жизни окружающих. Именно так прокурор Давид Гумберидзе обосновал постановление Генпрокуратуры прекратить следствие по делу о гибели кистинца.

В течение почти трех лет Малхаз Мачаликашвили в любую погоду ночевал в палатке возле здания грузинского парламента, требуя наказать виновных в смерти сына. Одним из виновников, по словам Малхаза, являлся Иосиф Гогашвили, на тот период – заместитель начальника службы госбезопасности Грузии (СГБ). В 2019 году против самого отца убитого кистинца начали расследование – его обвиняли в планировании нападения на здание СГБ. Мачаликашвили опроверг эти обвинения.

В интервью Кавказ.Реалии Малхаз Мачаликашвили рассказал о том, как он оценивает решение Европейского суда, почему считает сына невиновным и как его историю воспринимает грузинская общественность.

– Вам удалось восстановить ход событий?

– Всю нашу семью держали на втором этаже дома [во время спецоперации]. Что происходило в комнате у Тамерлана, никто не знает. К нему ворвались и убили спящего в постели, но потом увидели диплом сына, прочитали фамилию Мачаликашвили и поняли, что убили не того, за кем шли. Силовики поняли, что совершили тяжкое преступление, и начали уничтожать доказательства. Нас заперли и три часа не давали нам выйти.

Я разбил палатку возле парламента Грузии, добиваясь расследования. 1130 дней я протестовал против убийства

Они придумали положить ему в руки неработающую лимонку (ручная граната. – Прим. ред.). На ней не было отпечатков пальцев Тамерлана. Ни одной капли крови не было на этой лимонке, а постель, телефон и наушники были в крови. Дело пытались закрыть, очернив моего сына, и я разбил палатку возле парламента Грузии, добиваясь расследования. Три года жил на площади. 1130 дней я протестовал против убийства.

– Как представители грузинских властей реагировали на вашу ситуацию?

– Несколько раз спецслужбы пытались уговорить меня, чтобы я оттуда ушел. Если я уйду с палаткой, они якобы признают, что убили сына по ошибке. Попытки подкупа начались буквально сразу. Высокопоставленные чиновники приходили ко мне, предлагали деньги за то, что я остановлю протесты. Но мне и триллион не нужен, мне дороже мой сын, я не тот человек, чтобы меня можно было купить. Потом они поняли, что это со мной не сработает, и начали запугивать. Но меня было не остановить, я продолжал свое дело. И до сих пор продолжаю.

– Как вы восприняли вывод Европейского суда о том, что версия событий, изложенная государством, выглядит правдоподобно?

– В Грузии сейчас творится хаос, бывший президент [Михаил Саакашвили] сидит в тюрьме. Европейский суд не сказал прямо, что грузинское государство нарушило закон. Возможно, судьи были не готовы напрямую обвинить Грузию. Но они учли, что у меня и у моих адвокатов не было доступа к засекреченным материалам следствия. Из-за секретности дела мы не могли максимально подробно написать заявление в Европейский суд, мы были ограничены в аргументах. А прокуратура приостановила дело, когда стало ясно, что я не пойду на сделку со следствием.

Тем не менее Европейский суд пришел к выводу, что неприемлемо, когда дело расследуется той же структурой, чьи сотрудники могут быть замешаны в убийстве. Они не могут сами себя расследовать. Они могут написать что угодно. Таким образом, прокуратура теперь обязана провести объективное расследование, изучив дело повторно. После чего его снова рассмотрят в большой палате Европейского суда.

Мне известно, что один из судей в нижней палате ЕСПЧ, где рассматривалось дело, выступал за то, чтобы признать ответственность властей Грузии за гибель Тамерлана.

– Расскажите о вашей семье. Как вы живете и как изменилась ваша жизнь после гибели сына?

– Я родился в Панкисском ущелье, в селе Дуиси – где родились мой отец и мой дед. У меня был один сын [Тамерлан], еще у меня есть две дочери. У обеих высшее образование. Одна работает в школе, она педагог. Вторая окончила экономический факультет, сейчас она замужем. Старшая тоже планировала создать семью, но ждала, что Тамерлану исполнится 19 лет. Но его убили, и она все еще живет дома с нами.

Жена работает воспитательницей в детском саду. Я всегда занимался мелким бизнесом, но после убийства сына уже пятый год нигде не работаю, посвятил себя расследованию.

Сейчас силовики следят за каждым моим шагом, я бы и не смог нигде работать. Я в довольно сложном состоянии нахожусь. Все, что я накопил за пятьдесят лет, и все, что было у моей семьи, я потратил на попытки этого расследования. В долги влез, чтобы добиться справедливости. За пять лет я потратил огромные средства.

– Как политическое руководство Грузии реагирует на ваш протест и есть ли силы, которые вас поддерживают?

Я пойду в политику и куда угодно, если придется. Но моя главная цель – чтобы звери, совершившие это преступление, были наказаны

– Чеченцы живут в Грузии уже 250 лет и мирно соседствуют все это время. Георгий Квирикашвиши, который был премьер-министром Грузии в 2017 году, сказал, что я первый человек из числа кистинцев, который так упорно добивается справедливости и показывает, что он полноценный гражданин Грузии. Я знаю, что больше половины грузинского общества на моей стороне.

Тролли и боты писали, что Мачаликашвили в политику пошел, сына продал, душу продал. Что только не говорили! Но я отвечал, что я гражданин этой страны, я здесь живу и отстаиваю свои права. Идут разговоры, что Мачаликашвили такой человек, он должен быть в парламенте, его действия не только за своего сына, но и за других юношей из Грузии, он и их защищает, он должен сидеть в парламенте. Я пойду в политику и куда угодно, если придется. Но моя главная цель, чтобы звери, совершившие это преступление, были наказаны. И по воле Аллаха я этого добьюсь.

–​ Как силовики связали вашего сына с делом Чатаева?

–​ Я уверен, что история Чатаева – это тоже дело рук спецслужб. До этого правительство Саакашвили посадило Чатаева. А следующая власть его отпустила, дав ему выехать, после чего он отправился в Сирию.

По моей информации, в день убийства Тамерлана спецназовцы должны были зайти не в наш, а в один из соседних домов, где жили связанные с Чатаевым люди. Об их нахождении там знало все ущелье. ​

–​ Что вам говорили прохожие, когда вы много дней протестовали в своей палатке в центре Тбилиси?

– Народ Грузии ко мне отнесся хорошо, по-человечески, уважительно и тепло. Я очень благодарен за это. У нас отличается религия, а в остальном я чувствую общность. Мне в палатку люди приносили пирожки, хачапури. Приходили по десять-пятнадцать человек в день. И пенсионеры, бывало, получали пенсию и приносили мне пятьдесят лари, сто лари. А власти только противодействовали, задерживали и убить меня пытались. Грязь на меня лили, все методы свои грязные на мне испытали.

Вы верите, что при нынешней власти возможно объективное расследование убийства вашего сына?

– Пять лет я настаиваю на справедливом разбирательстве и намерен идти до конца. Выйду на новый протест, если понадобится. Силовики всегда добивались своих целей в Панкиси. Моих земляков запугивали или подкупали деньгами. Но со мной так не вышло. У нас много людей признали, что я сильный и непримиримый. Я бы хотел, чтобы не было такого несправедливого отношения к отцам и матерям. Я хочу, чтобы прекратились расправы над невиновными.

***

В ходе спецоперации в Панкисском ущелье служба госбезопасности Грузии задержала местных жителей Зураба Горнакашвили, Руслана Алдамова, Рамаза Маргошвили и Бадура Чопанашвили. 19-летнему Тамирлану Мачаликашвили обвинения предъявить не успели – он скончался в больнице 10 января 2018 года, не приходя в сознание.

ЕСПЧ опубликовал решение по делу Мачаликашвили 19 января. Заявителями являлись родители, сестра и бабушка Мачаликашвили. Суд признал процессуальное нарушение статьи 2 Европейской конвенции по правам человека – "право на жизнь", но не установил нарушение статьи в материально-правовом аспекте. В частности, ЕСПЧ пришел к выводу, что версия событий, представленная властями Грузии, является правдоподобной.

"Суд счел, что имеется недостаточно доказательств, на основании которых можно сделать вывод, вне всяких разумных сомнений, что Т.М. умер при обстоятельствах, влекущих ответственность государства", – сказано в решении.

При этом в ЕСПЧ считают, что государство не смогло обеспечить эффективное и тщательное расследование обстоятельств смерти Мачаликашвили. Также суд не установил нарушения статьи 3 Европейской конвенции, "запрет на пытки", в отношении членов семьи Мачаликашвили.

ЕСПЧ постановил, что власти Грузии должны выплатить заявителям 10 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда и 15 тысяч евро в качестве судебных издержек.

  • Справка: Кистинцы – этнические чеченцы, живущие в ущелье Панкиси еще с XIX века. Большинство из них хорошо интегрированы в местное общество, знают грузинский язык. Панкисское ущелье находится недалеко от границы с Россией (вблизи Итум-Калинского района Чечни). В нескольких селах в ущелье живут около семи тысяч человек. Во время чеченских войн туда перебирались многие из участников сопротивления, получившие ранения, или прекратившие участие в войне против России.

Форум

XS
SM
MD
LG