Ссылки для упрощенного доступа

Пугалка для Кадырова: заставят ли глав республик Кавказа отвечать за дотации


Рамзан Кадыров и Владимир Путин
Рамзан Кадыров и Владимир Путин

Эту статью можно прочитать и на чеченском языке

В Министерстве финансов России рекомендовали возложить прямую ответственность на глав дотационных регионов за снижение разрывов между доходами и расходами региональных бюджетов. Помимо оккупированных украинских территорий в этот список попали Ингушетия, Чечня и Дагестан. Выровнять их доходы планируется за счет отказа от расширения аппарата чиновников и повышения их зарплат. Сайт Кавказ.Реалии рассказывает, какие дотации федеральный центр сейчас перечисляет республикам и к чему приведет их сокращение.

Проект постановления правительства о соглашениях, предусматривающий "меры по социально-экономическому развитию и оздоровлению государственных финансов" Минфин внес на рассмотрение 17 ноября. Сейчас он проходит антикоррупционную экспертизу и находится на стадии согласования.

Инициатива министерства финансов представляет собой новый закон, обязывающий глав всех российских регионов, получающих дотации, до 18 декабря подписать дополнительные условия для их получения в 2024 году. В противном случае глава региона должен будет отказаться от федеральных средств на следующий год.

Само соглашение состоит из пяти частей. Первые три вводят дополнительные обязательства для всех без исключения дотационных регионов – в них говорится о необходимости направлять федеральные деньги прежде всего на оплату труда бюджетников и взносы в территориальные фонды медицинского страхования. Еще одна часть предполагает новые бюджетные ограничения для оккупационных властей "новых" территорий: Донецкой, Луганской, Запорожской и Херсонской областей Украины.

Отдельный пункт соглашения посвящен новым обязанностям глав трех наиболее дотационных российских республик: Чечни, Дагестана и Ингушетии. Для них устанавливают куда более жесткие правила. До 1 марта власти северокавказских республик должны будут представить специальный план "по повышению эффективности бюджетных учреждений", в частности, проанализировав, какие госорганы дублируют функции друг друга и какая нагрузка приходится на многочисленных работников этих учреждений.

Кроме того, республиканским властям хотят запретить увеличивать общую численность бюджетников и госслужащих, если только речь не идет о медицинском персонале или найме рабочих для строительства объектов по федеральным программам. Зарплаты чиновникам в этих регионах запрещается повышать выше уровня инфляции. В качестве дополнительной меры парламенты республик должны будут согласовывать с Минфином любой закон, предполагающий увеличение трат на выполнение текущих обязательств региона.

За нарушение обязательств нового соглашения главы республик будут лично привлекаться к дисциплинарной ответственности, сказано в законопроекте. Документ предусматривает лишь один возможный случай, когда с дотационного субъекта снимается ответственность за несоблюдение новых требований – отставка главы региона.

Федеральное содержание

По данным Минфина, в 2023 году из 822 млрд рублей общего объема федеральных дотаций более 143 млрд, то есть порядка 17%, пришлось на Ингушетию, Чечню и Дагестан. В 2024 году общие федеральные затраты на дотации всех регионов снизятся на четверть, до 600 млрд рублей, но доля Чечни, Ингушетии и Дагестана в них увеличится до 19%. Иными словами, каждый пятый рубль от всех дотации уйдет в эти республики.

В системе межбюджетных трансфертов существуют разные каналы, объясняет руководитель Transparency International в России Илья Шуманов. Один из них – дотации на выравнивание, когда недостающие деньги в бюджет региона добавляют с другого уровня.

Хотя правительство повышает налоги и акцизы, непонятно, откуда они возьмут деньги

"Регионы Северного Кавказа традиционно находятся на федеральном содержании. Дотации в большинстве случаев – это деньги, которые закрывают нехватку региональных средств на целый ряд направлений. И в этом смысле они не являются сколько то ни было целевыми и используются в любой сфере, где не хватает бюджета. Национальные республики находятся в числе самых крупных получателей этих средств – Дагестан, Чечня, Якутия", – продолжает собеседник.

С другой стороны, Минфин – это ведомство, которое следует бухгалтерскому подходу, его задача – обеспечение доходов в федеральный бюджет. Однако план бюджета на следующий год выглядит нереалистичным, объясняет в беседе с редакцией Кавказ.Реалии экономист, член совета фонда "Либеральная миссия" Сергей Жаворонков.

"На следующий год запланирован рост доходов федерального бюджета на 34%. Хотя правительство повышает налоги, акцизы, даже святой налог на добычу полезных ископаемых для "Газпрома", я не очень понимаю, откуда они возьмут эти деньги. В бюджет заложена не очень реалистичная цена на нефть: среднегодовая цена в 2023 году была на 20% ниже той, что заложена в бюджете на следующий год. Поэтому Минфин и пытается сократить некоторые расходы, решив, например, проблему высокой дотационности кавказских регионов", – объясняет собеседник.

Больше всего федеральных дотаций среди трех северокавказских республик в этом году получил Дагестан – порядка 86 млрд рублей. В следующем году выплаты в бюджет республики должны сократиться до 69 млрд. Чечня по сравнению с Дагестаном получает вдвое меньше – 43 млрд рублей (34,7 млрд планируется в 2024 году). Меньше всего уходит в Ингушетию – 14,4 млрд рублей, а в 2024 году эти траты планируется сократить до 11,6 млрд.

При этом глава Чечни Рамзан Кадыров в 2022 году рассказывал, что федеральный центр ежегодно выделяет Чечне порядка 300 млрд рублей. Глава республики привел распределение средств за 2020 год – по его данным, 100 млрд из них приходилось суммарно на дотации, субвенции и субсидии. На чем он основывает такие подсчеты, неизвестно.

Аргумент на вылет

Новые меры Минфина будет эффективны лишь частично: Рамзан Кадыров может проигнорировать требования соглашения и все равно получать дотации – а вот главам Дагестана и Ингушетии действительно придется ограничить себя, считает Жаворонков.

"В кавказских республиках, где высокая безработица, занятость в бюджетном и государственном секторе является для населения существенной подпоркой. Да, многие из этих чиновников и бюджетников действительно нужны, но некоторых держат на рабочем месте фактически будто на социальном пособии", – отмечает собеседник.

В апреле 2020 года специалисты "Национальных кредитных рейтингов" на основе данных Росстата подсчитали долю занятых в госсекторе в разных регионах России. Все северокавказские республики вошли в список лидеров по числу бюджетников. Чечня и Ингушетия разделили второе место после Тывы: 34% валового регионального продукта республик пришлись на государственный и муниципальный сектор, занятые в котором принесли и больше всего налогов – 69% в Ингушетии и 67% в Чечне. В Дагестане на долю госсектора в 2020 году пришлось 17% региональной экономики и порядка 37% налогов.

Федеральный центр всегда пытался влиять на северокавказские республики путем кадровой политики, отправляя руководить регионами "варягов" из Москвы, как, например, было с двумя руководителями Дагестана – действующим Сергеем Меликовым и предыдущим Владимиром Васильевым, отмечает Сергей Жаворонков. Новый законопроект Минфина – во многом "пугалка", но негативная информация по линии отчетности о дотациях может стать дополнительным аргументом для президента Путина в вопросе кадровых перемен в республике, уверен он.

"Решение о смене главы региона – это абсолютно точно не в компетенции Минфина, его будет принимать президент исходя из комплекса обстоятельств: какова в регионе ситуация с мобилизацией, с социальной стабильностью. Мы, например, недавно увидели, что в Дагестане с социальной стабильностью все не очень хорошо, учитывая недавний погром в аэропорту", – уверен он.

  • Если зарплата чиновника мало зависит от показателей управляемой им территории, у него нет нужды пытаться находить стимулирующие меры для развития региона, рассказали ранее экономисты сайту Кавказ.Реалии. Государственные программы развития дотационных республик Северного Кавказа консервируют их экономическую отсталость.
  • В 2023 году республики Северного Кавказа вновь оказались в конце рейтинга по уровню зарплат. Здесь традиционно сохраняется большой разрыв с среднероссийскими показателями, а хуже всего ситуация в Ингушетии – в рейтинге она заняла предпоследнее место, обогнав лишь Калмыкию. По мнению экспертов, это связано как с высокой долей "теневой" экономики в республиках, где зарплату принято получать в конвертах, так и чрезмерным участием государства в региональной экономики, из-за чего на рынке труда отсутствует конкуренция.
  • В руководстве Чечни в середине июля заявили о получении первого места в блоке "Экономическое развитие региона" рейтинга Министерства промышленности и торговли России. При этом, по данным Росстата, главного госоргана статистики, Чечня остается аутсайдером по безработице, росту банкротств, размеру пенсий и зарплат учителей, объему банковских вкладов и материальному благополучию населения. На этом фоне заявления из Грозного о лидирующих позициях в рейтинге Минпромторга вызывают сомнения в их объективности.
  • В октябре прошлого года жителям Ингушетии на две недели задержали выплату пенсий. Причиной, как заявил тогда Калиматов, стали нарушения пенсионного законодательства, выявленные в ходе плановых проверок в республике. Во второй половине декабря проблема повторилась. В Пенсионном фонде Ингушетии задержки в выплате пенсий объяснили "некорректно введенными данными в электронные дела заявителей".

Форум

XS
SM
MD
LG