Ссылки для упрощенного доступа

"Кукловоды" и терроризм по-дагестански


Можно ли говорить о победе над терроризмом в республике, которая занимает первое место по числу террористических преступлений?

На прошедшей в четверг пресс-конференции Владимира Путина гендиректор РИА "Дагестан" Магомед Магомедов задал президенту вопрос, касающийся терроризма. Первым делом он отметил, что в 1999 году Путин был в Дагестане, где "мы победили вторжение международных террористов в республику", а сейчас "практически то же самое произошло в Сирии".

"Но терроризм, я думаю, не разгромлен. Сегодня в мире ваша персона выглядит лидером, руководителем государства, противостоящим терроризму, к сожалению, тот опыт, который демонстрируют американцы, ни к чему не приводит. Какие перспективы найти и уничтожить «кукловодов» вот этих террористических компаний? В данном случае это был ИГИЛ. Не появится ли завтра новая организация?", - спросил Магомедов.

В ответ президент высказался, что для борьбы с террором в целом нужно повышать уровень образования и благосостояния и устранять исторические несправедливости, а также важно, чтобы у глобальных участников этого процесса не было соблазна использовать различные террористические, группировки для достижения своих политических целей.

Вопрос, с которым дагестанский журналист обратился к Путину, удивил и многих местных жителей, и экспертов.

Так, программный директор по России Human Rights Watch Татьяна Локшина отмечает, что выступление Магомедова по меньшей мере странно: гендиректор РИА "Дагестан", у которого появляется возможность задать вопрос президенту Российской Федерации, не обсуждает проблемы республики, а просто рассуждает о том, что Россия и Дагестан победили у себя терроризм, а американцы всем плохи, и спрашивает, будет ли Путин уничтожать каких-то абстрактные "кукловодов".

"В Дагестане тяжелейшая ситуация с коррупцией, остается напряженной ситуация с безопасностью, сложнейшие экономические проблемы – это дотационная республика, там нет работы, то есть море проблем, которые РИА «Дагестан» могло бы обсудить с президентом, осведомиться о планах федерального центра в содействии с решением этих проблем. Но единственное, что вызвало интерес главы госиздания, - это некие внешние «кукловоды»", - говорит правозащитница.

При этом собеседница отмечает, что если сопоставить частоту столкновений силовых структур с джихадистами в последнее время с частотой таких случаев, к примеру, в 2012 году, то нынешние цифры окажутся меньше, но рассуждать, что проблема полностью решена, не приходится: за Дагестаном до сих остается первое место по числу таких инцидентов.

Республика действительно лидирует по количеству террористических преступлений в стране.

По данным на ноябрь этого года, в республике зафиксировали 424 подобных правонарушений. На втором месте – Чечня с 207 преступлениями, на третьем - Кабардино-Балкария, где совершенно 121 преступление террористического характера.

В прошлом году Дагестан также оказался на первом месте: в 2016-м в республике зафиксировали почти тысячу случаев террористического характера.

Правозащитница из Дагестана Светлана Исаева в свою очередь высказала опасения, что после окончания операции в Сирии на Кавказе станет еще неспокойнее, поскольку власти вновь переключат внимание на регион.

"Я бы не делала поспешных выводов о победе над терроризмом в Дагестане. Даже если смотреть по СМИ, в последнее время все больше статей о преступлениях террористической направленности. Когда началась война в Сирии и российская армия туда вошла, про нас как бы забыли, да и большой отток молодежи был туда из нашего региона", - говорит Исаева.

По словам правозащитницы, вроде бы все стихло: "Но сейчас выводят войска и возвращаются люди, в основном, конечно, женщины с детьми, и мне кажется, все начнется сначала. Никакого покоя и мира у нас не будет, поскольку в этом есть заинтересованность на местах, так уж получается, что в основном все беды у нас исходят от властей предержащих"

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG