Ссылки для упрощенного доступа

В этом году Дагестан оказался в лидерах среди российских регионов по количеству преступлений террористического характера. В республике зафиксировали 424 подобных правонарушений.

На втором месте расположилась Чечня с 207 преступлениями, а на третьем - Кабардино-Балкария, где данное число 121.

Кроме того, в первой десятке оказались Москва, Ингушетия, Татарстан. Только в 11 регионах России не было зарегистрировано ни одного аналогичного преступления.

Речь не идет о терактах, но преступления террористического характера включают в себя более широкий формат уголовных дел, связанных так или иначе с терроризмом. В Уголовном кодексе России в названиях статей, предусматривающих ответственность за совершение ряда преступлений террористического характера, написано, что именно включает в себя это это понятие.

В первую очередь, это ст.205 (террористический акт); ст. 206 (захват заложника); ст. 208 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем); ст.​ 205-1 (содействие террористической деятельности); ст.​ 205-2 (публичные призывы к осуществлению такой деятельности или публичное оправдание терроризма); ст. 211 (угон судна); сюда же относят и ст .277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля); под это понятие подпадают ст. 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти), ст. 279 (вооруженный мятеж) и ст. 360 (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой).

Другими словами, возможности применения данных статей безграничны в условиях Северного Кавказа, пережившего две военные кампании в Чечне, где перманентно активно вооруженное исламистское подполье, наблюдается рост экстремизма и национализма, усилением различных исламских течений, относимых в России к террористическим.

По мнению старшего научного сотрудника МГИМО Ахмета Ярлыкапова, не следует полностью списывать и само последствие вооруженного исламистского подполья. С 2016 года снова наблюдается рост жертв конфликта в Дагестане и Чечне.

Несмотря на то, что основная инфраструктура ИК ("Имарата Кавказ") разрушена, а ИГ ("Исламское государство") не успел развернуть свою сеть, тем не менее, ИГ сейчас делает ставку на тактику "одиноких волков", тех, кто организационно и финансово с ними не связан, но отождествляет себя с ними.

На самом деле, продолжающая активность в области террористической направленности, связана из-за введения статей в Уголовном кодексе РФ активизацией уголовного преследования жителей Чечни, выехавших для участия в деятельности международных террористических организации в Сирию и Ирак, кто помогал финансово боевикам в Сирии, или за нахождение книг или песен, запрещенных как экстремистские на территории страны.

XS
SM
MD
LG