Ссылки для упрощенного доступа

Нарты, Кадыров и Донбасс: интервью с поборником осетинской веры


Осетинское святилище "Реком"

В последние годы в Северной Осетии становится всё больше приверженцев так называемого ассианства – якобы традиционной религии осетин. Один из её постулатов заключается в том, что это одна из самых древних религий в мире.

Политолога и блогера Алана Мамиева в Северной Осетии знают как человека, который присоединился к донбасским сепаратистам, а вернувшись на родину, занялся возрождением и продвижением ассианства.

Также Мамиев известен тем, что публично осуждал творчество всемирно признанного скульптора-соотечественника Владимира Соскиева, привлекался по статье за "распространение фейков о коронавирусе", поднял волну негодования против археологических раскопок в Нузале. Месяц назад Мамиев был задержан отделом по борьбе с экстремизмом за разжигание ритуальных костров возле святилища.

В своём интервью Кавказ.Реалии Алан Мамиев рассказал про то, сколько человек должна была убить женщина, чтобы получить право зачать ребёнка, какую роль в распространении ислама в Северной Осетии сыграл Рамзан Кадыров и про то, почему он поднял скандал из-за археологических раскопок в горном селе.

– Что послужило толчком для отъезда в [сепаратистский] Донбасс? Сколько вы там пробыли?

– По зову сердца поехали. Думали ненадолго, а оказалось на пару лет. А Олег Мамиев (руководитель просепаратистского батальона, уроженец Осетии. – Прим. ред.), с которым мы поехали, там погиб. Мы нашему командиру слово дали, что будем с ними до конца, думали-то, что этот конец наступит через пару месяцев. А война всё не заканчивалась. Сейчас бы уже в качестве ополченца не поехал. Там сейчас чужие интересы, больше похожие на бизнес.

Я много чего знаю про эту войну, чего среднестатистические люди не знают. Но живой до сих пор, потому что язык за зубами держать умею, большинства тех, кто там "светились", в живых-то уже нет.

Я столкнулся напрямую с силами мира невидимого, и они стали для меня миром видимым

В "Тихом Доне" Шолохова идёт речь про тот же самый регион, про те же самые события. Брат на брата, сын на отца. Очень страшная вещь – гражданская война. Но именно на Донбассе у меня произошёл сильный духовный рост. Там я столкнулся напрямую с силами мира невидимого, и они стали для меня миром видимым. Именно поэтому у осетин было принято отправлять на пять лет парней в балц (поход. – Прим. ред.) или на войну. Человек с войны всегда возвращается другим. Но я и сейчас рискую и хожу по краю, многим не нравится правда, которую я стараюсь доносить. За идею можно и жизнь отдать, ведь самый короткий путь "на небо" – это подвиг.

– Как считаете, почему лишь немногие принимают ассианство, которое вы называете "традиционной для осетин религией"?

Алан Мамиев
Алан Мамиев

– Она была ранее свойственна всей Евразии. Те, кто исповедует древнюю веру асов, – это не два-три безумных человека. Только около святилища в Цее этой зимой собрались несколько сот человек. Нас с другом в тот день вообще задержали сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом. Нас поддержали в тот день тысячи людей от Алтая до США, все, кто считает себя потомками асов. В тот день горели сотни костров по всему миру. Мы же деньги никому не раздавали за участие в обряде и никого не призывали приехать, у людей в их сердцах что-то отозвалось. Меня вообще убить обещали. Человека, который тему нартов и древней религии поднимал в Кабардино-Балкарии, прямо дома, 10 лет назад расстреляли радикальные мусульмане.

– Вы же раньше были атеистом. Почему сменили веру?

– Был в детстве крещеный, потом был атеистом. А в возрасте 30 лет был, как говорится у Пушкина, "духовной жаждою томим". Был в Индии, где только не был, всё изучал, читал. И понял, что истина – она дома, не надо было никуда идти, нам предки всё оставили.

– Продолжите фразу "Осетины – это…"

– Это маленький осколок большого, некогда единого индоевропейского мира. Наши прямые предки – скифы, сарматы и аланы, позднескифские племена. Если взять гены осетин и кубанских и донских казаков, то они будут схожими, как и у сванов в Грузии, и у карачаевцев. У тех же казаков много обычаев, но они не помнят, откуда они. У них есть воинское звание хорунжий. Откройте осетинский словарь, и там увидите "хъаруджын", что в переводе означает "сильный, отважный воин". Это были донские аланы, но потом туда зашла другая культурная матрица.

Душа приходит на землю уже с определённым опытом и предназначением

Казаки также ребёнку делают "кахц" по достижении им года (ритуал для определения его предназначения в жизни. – Прим. ред.), они так же кладут три предмета, но не знают зачем, просто остался обычай. По традиции асов, душа приходит на землю уже с определённым опытом и предназначением. И на "кахце" оно определяется: пришёл ли ребёнок воином, жрецом или тружеником. И соответствующим образом его потом воспитывали. Его даже могли отдать в другую семью: если в семье жрецов родился воин, например. А сейчас отдают в суворовское училище. Но зачем "кахц" делают те, кто считает, что душа в ребёнке растёт постепенно? Если не опираться на наше древнее мировоззрение, которое нам говорит, что душа приходит уже осознанная, с миссией, то нет смысла и "кахц" делать.

– Центром системы ценностей осетин является агъдау. Что такое агъдау? Когда вы сами к этому пришли? И где можно найти его первоисточник?

– Агъдау – это этика, базирующаяся на нашем религиозном мировоззрении. Любая этика всегда отвечает на три вопроса: что можно, что должно и чего нельзя делать. Агъдау в отрыве от религиозного мировоззрения не работает и превращается в бессмысленные правила, которые никто не понимает. У мусульман есть своя этика и у них свой агьдау. Есть православный агъдау, есть светский агьдау, у советского человека тоже был свой агъдау, кодекс строителя коммунизма. Почитать про агъдау осетин можно в книгах, которые продаются в Осетии.

– В детстве что-то делали не по агъдау? Получали замечания от родителей?

– За несдержанность могли ругать: требовали громко не смеяться, громко не кричать, вести себя достойно. Осознанности учили. Нормы агъдау каждому из нас прививают с детства старшие.

– Где грань между осознанностью и подавлением, зажиманием?

– Тонкая грань, да. Без рукоприкладства должны учить сдержанности.

– В одном из своих видео вы провокационно разделили людей на осетинскую элиту, людей с самоограничениями, и "фос" (в переводе с осетинского – "скот". – Прим. ред.), людей с внутренними свободами.

– Это тот самый нетравматичный способ побудить людей меняться в лучшую сторону. Думаю, когда им станет неприятно, что их так называют, они задумаются и захотят что-то в себе изменить. Общество должно воспитывать: родителям часто некогда, они работают, и школа не воспитывает. По сути, детей учат интернет, телевидение и улица.

– Какие права и обязанности есть у осетинской женщины?

Нельзя от женщины-воина требовать быть домохозяйкой, если она другая по духу

– Когда мне говорят, что женщина должна дома сидеть, в платке ходить, я их спрашиваю: "Люди, а вы точно себя потомками сармат считает?!" Знаете, что у сармат женщина не имела права зачать ребёнка до тех пор, пока не убьёт трёх людей в бою? Вспомните Томирис (царица иранского кочевого народа – массагетов. – Прим. ред.). Как в таком случае одно с другим стыкуется? Женщины точно так же, как и мужчины, рождаются для исполнения своего предназначения. Нельзя от женщины-воина требовать быть домохозяйкой, если она другая по духу. Наши предки больше всего ценили дух свободы и право каждой личности на исполнение своего предназначения в этой жизни.

– То есть осетины были за равноправие полов?

– Да, все равны перед волей неба. Потом пришли авраамические религии, которые сейчас захватили почти весь мир. Там был первичный Адам и созданная из его ребра Ева. Мифологическим языком особо акцентировано внимание на том, что женщина вторична по отношению к мужчине. Но была и другая цивилизация: индоевропейская, из которой выросли мы. Там был другой подход. У нас Хуыцау сотворил первого нарта Сауассу из света огня, а из земли всех нечестивых. В одних людях есть свет, в других – нет. Асы были как раз хранителями этого света, небесного огня. Посмотрите, например, сериал "Викинги", они тоже считают себя потомками асов, как и осетины. Там женщины воюют наравне с мужчинами. Знаете, что девочкам у сармат в детстве прижигали правую грудь, чтобы было удобнее стрелять из лука? До сих пор, говорят, она у их современных потомков меньше, чем левая. Во время сарматской свадьбы между женихом и невестой был поединок. Кто побеждал, тот был хозяином в семье. Позднее это уже трансформировалось у осетин в танцевальный поединок. Это как осколок того старого обычая. И как ты воительнице скажешь, что она не имеет права с тобой за один стол сесть или права слова не имеет, если она, например, воин более достойный или уважаемый, чем ты.

– При этом за современным столом в Осетии очень трепетно соблюдают обычай, что женщины должны сидеть отдельно.

– Потому что мировоззрение во многом изменилось, как и сократилось количество воительниц. Традиции народа всегда вырастают из мировоззрения. Я часто говорю: "Вы православными христианами себя считаете, но ставите на стол варёную голову жертвенного животного и три пирога для молитвы. Это ритуалы совсем другой цивилизации, скифской, где другая картина мира". В голове каша получается, и люди находятся в каком-то потерянном состоянии из-за смешения разных мировоззрений.

– Когда, на ваш взгляд, это пришло в Осетию?

Нашим предкам, в отличие от многих народов, удалось сохранить свою культуру, обряды и мировоззрение

– Тогда же, когда и на территорию Руси. В 14–15 веке активно истребляли русских, исповедовавших свою религию, загнали староверов в Сибирь. Шла долгая религиозная война. Восстание Пугачева, восстание Болотникова. Религию несли огнём и мечом. Религия – часто способ захвата территории, вспомните те же Крестовые походы. Когда завоеватель приходит, то истребляет всю местную культуру или, по крайней мере, старается это сделать. Высшая форма власти – над сознанием людей, а форма этой власти – как раз культура и мировоззрение. Нашим предкам, в отличие от многих народов, удалось сохранить свою культуру, обряды и мировоззрение.

– Ваша супруга была редактором популярного глянцевого журнала "Модный Владикавказ". Он же пропагандировал гламурную жизнь, а не обычаи.

– Всё должно соответствовать времени. Я считаю, что нужно смотреть в будущее и брать лучшее из прошлого. Мы можем сейчас решить носить традиционные черкески, а какую обувь под них подобрать? Туфли или кеды? Смешно. Сапоги? Нет, не подойдёт, это обувь для всадника, а мы на машинах неадекватно будем выглядеть. Современная кавказская мода должна идти в ногу со временем, но с опорой на вековую традицию, нашу древнюю одежду можно и нужно делать модной. Традиционализм без опоры на современность – архаика, к ней я абсолютно никакого отношения не имею.

– Вместе с тем ряд наших топовых блогеров как раз это и пропагандируют среди нашей осетинской молодежи.

– Они за традиционный ислам. Рамзан Ахматович Кадыров очень высоко поднял знамя ислама, и вслед за ним многие тоже стали его поднимать. Идёт популяризация ислама, Турция также вкладывает в это колоссальные деньги. В СКФО одна Осетия – не исламская республика.

– Как считаете, правильно ли, что у нас могут подойти к незнакомому человеку, чаще девушке, и сделать замечание, что она что-то делает "неправильно"?

– Культурно можно, но я обычно не лезу со своими замечаниями. Когда мне меньше лет было, то старшие могли сделать замечание за поведение на улице. Какая-то дисциплина должна быть в обществе, иначе это не общество, а стадо. Если ты стоишь и на асфальт плюешь или мусоришь, то я могу подойти и сказать, что это некультурно.

А если девушки касается? Не так давно девушку, танцевавшую на празднике в университете, потом преследовали и заставляли извиняться на камеру.

У нас даже пленных не унижали на войне, не то что своих женщин

– Мода на угрозы и извинения на камеру к нам опять же пришла. У нас так не делали. Если наши традиции брать, то у нас никогда с девушкой не разбирались мужчины. Если она совершила какой-то очень недостойный поступок, то разговаривали с её отцом или братом. У нас даже пленных не унижали на войне, не то что своих женщин. Унижать другого человека – унижать себя, так как каждый из нас проявление всевышнего.

– Многие осетины, якобы почитающие агъдау, злоупотребляют спиртным за традиционным осетинским столом. Это совмещается с агъдау?

– Алкоголь является частью нашей культуры. Шатана, великая мать нартов, первая сварила пиво, и с тех пор мы молитвы возносим с чашей пива.

Раньше хистаром ("старший" в переводе с осетинского. – Прим. ред.) был не старый, а уважаемый человек. Им можно было стать и в 30 лет, если ты заслужил. А сейчас подмена мировоззрений произошла. И в центр стола сажают просто самого старого. Агъдау подразумевает контроль языка, контроль мысли, контроль своего желудка. Я помню, как ещё дед говорил, что много есть за столом неприлично, и надо приходить уже сытым. Застолье у нас – ритуал, как литургия. За столом возносят молитвы.

– В начале пандемии вы не верили в коронавирус и даже были привлечены к ответственности по статье за распространение фейков о коронавирусе. Спустя год ваше мнение насчёт вируса как-то изменилось?

– Сейчас я так же, как и тогда, считаю, что вирус имеет искусственное происхождение и является биологическим оружием. Если Вадим Чельдиев утверждал, что он несерьёзный, то я, наоборот, говорил, что суперсерьёзный. Цель – сокращение численности населения.

– Кстати, что в итоге что со штрафом по той статье? Удалось опротестовать?

– Верховный суд меня полностью оправдал.

– В том году вы публично нелицеприятно отозвались о творчестве скульптора Соскиева. Не было желания извиниться? Не допускаете мысль, что может до чего-то в искусстве "недоросли"?

– Я считаю, что он изображает демоническую энергию, далимонов, существ из нижних миров. Художник видит мир в этом срезе, инфернальном, его право. Но я не навязываю никому свою точку зрения, каждому своё.

– Зачем вы делали замечание археологам по поводу шорт, когда велись раскопки в Нузале? Они были очень напуганы вашим визитом на место раскопок.

Я ничего не боюсь, когда я прав, в правде сила

– Замечание им сделали по делу, они копали могилы наших предков, представителей царского аланского рода. Я не понял тогда испуга представителя епархии, который курировал проведение раскопок. Нас было человек шесть, их больше. Может, они что-то за собой чувствовали? Я ничего не боюсь, когда я прав, в правде сила. Мы просто попросили приостановить работы, к тому моменту уже было выкопано более 30% могил.

– Почему? Это же в научных целях.

– Вопрос был не в раскопках, а в останках. Их собирались похоронить в общей яме на сельском кладбище. Нас возмутило только это. Мы хотели их перезахоронить на том же месте, провести ритуал и попросить прощения.

– При этом на конференции по теме раскопок сторонники этой позиции вели себя очень агрессивно.

– Тема "горячая" была. У кого-то прямые предки там захоронены. Это для нас сакральное место, это была некая духовная битва. В итоге мы все останки перезахоронили рядом в отдельных гробах.

***

Сейчас в осетинском сегменте интернета есть несколько групп, участники которых занимаются филологическими изысканиями и пытаются доказать происхождение русского языка и других европейских языков от осетинского.

На страницах Мамиева в соцсетях речь идёт в основном о международной политике: об отношениях России с Украиной, Белоруссией, Турцией и Азербайджаном.

Смотреть комментарии (12)

XS
SM
MD
LG