Ссылки для упрощенного доступа

Обещали 15 лет тюрьмы. Черкесский активист Кочесоков – о суде и приговоре


Мартин Кочесоко

2 марта Урванский районный суд в Кабардино-Балкарии приговорил черкесского активиста Мартина Кочесокова к трем годам условно с испытательным сроком в один год. Суд признал его виновным по делу о наркотиках, сам активист заявил: запрещенные вещества ему подбросили при задержании сотрудники Центра по противодействию экстремизму МВД по Кабардино-Балкарии.

До задержания Кочесоков занимался общественной деятельностью в КБР: возглавлял черкесскую организацию "Хабзэ", которая выступала за сохранение национальной культуры и резко критиковала закон о добровольном изучении родных языков.

Активиста задержали в Кабардино-Балкарии 8 июня 2019 года. Адвокатам удалось выяснить, что понятые, которые присутствовали при изъятии у него наркотиков, состояли на учете в республиканском психоневрологическом диспансере.

В интервью Кавказ.Реалии Мартин Кочесоков рассказал о своем отношении к приговору и обстоятельствах задержания.

– Как вы оцениваете приговор?

– Я надеялся на справедливое решение, надеялся только на оправдательный приговор. Считаю, что судья не учел все аспекты, прозвучавшие в ходе судебного процесса. Естественно, мы будем обжаловать это решение в вышестоящей инстанции. Не остановимся, пока не добьемся справедливости.

Надеялся только на оправдательный приговор

– Какие выводы вы для себя сделали после этой истории?

– Перед тем, как началось это дело, я не мог себе представить, что правоохранительная система в нашей стране настолько плохо работает, что законы России не исполняются в должной мере даже правоохранительными органами. То, что мы можем наблюдать со стороны в отношении правоохранительных органов, и то, что творится внутри, – это две большие разницы, и, к моему большому сожалению, [отличие] далеко не в положительную сторону.

Я столкнулся с тем, что органы, входящие в систему исполнительной власти, прикрывают друг друга. Для меня было удивительно, когда мне говорили представители власти, что они все понимают и даже где-то в душе поддерживают, но ничего не могут поделать, так как боятся такой же несправедливости в отношении себя, из-за чего вынуждены быть звеном в этой цепи.

Ничего не могут поделать, так как боятся такой же несправедливости

Я не ожидал, что будет такая поддержка со стороны обычных людей, общественников, правозащитников, представителей разных стран, национальностей, убеждений. Люди видят и понимают несправедливость, которая вокруг происходит. Поддержка, которую мне оказали, показывает отношение общества не только ко мне, но и к системе, к которой у людей нет доверия.

– Поступали ли вам угрозы еще до задержания в 2019 году?

– 16 мая 2019 года представители "Демократического конгресса народов России" в Кабардино-Балкарии, научные деятели, общественники, правозащитники провели в Нальчике круглый стол в офисе организации "Хабзэ" на тему "Кризис федерализма в Российской Федерации". После этого, 19 мая 2019 года, мы выложили на сайте "Хабзэ" статью, где высказали свою позицию по вопросам федерализма, о которой и говорили на том круглом столе.

В тот же день к моим родителям пришел заместитель главы Баксанского района Ахобеков Анзор. Он сказал им, что если я не прекращу заниматься общественной деятельностью или не сбавлю активность, то для меня "приготовили 15 лет тюрьмы" или меня "вообще не найдут".

Буквально на следующий день в телеграм-каналах появились публикации, порочащие участников круглого стола, в том числе и меня. В них пытались дискредитировать меня, называя "наркоманом", "агентом иностранной разведки", "анашистом".

Мы написали открытое письмо к врио главы Кабардино-Балкарии Казбеку Кокову. В нем рассказали об угрозах, которые мне поступали.

25 мая я был участником круглого стола в Москве по инициативе "Демократического конгресса народов России" на тему "Кризис федерализма и низовая активность". Там я тоже рассказал об угрозах в мой адрес.

Потом я вернулся домой в КБР, и 7 июня сотрудники Центра по противодействию экстремизму подбросили мне наркотики. После этого меня задержали.

– Чем на тот момент занималась организация "Хабзэ"?

– Восстановлением исторической памяти народа, его добрых традиций, сохранением языка и культуры – на эти темы проводили разные мероприятия.

Последние несколько лет я занимал активную гражданскую позицию по ряду вопросов местного самоуправления: это и борьба с коррупцией, и вопросы усиления контроля за распределением бюджетных средств. Эту деятельность я вел открыто, исключительно в рамках закона и ни в коем случае не призывая к какому-либо насилию и незаконным действиям.

– Вас называли "кавказским Голуновым". По-вашему, повлияло ли это на относительно мягкий приговор, по сравнению с другими делами о подбросе наркотиков активистам и журналистам (например, дела Жалауди Гериева, Оюба Титиева, Руслана Кутаева. – Ред.)?

– Да, и очень сильно. На митингах в защиту Ивана Голунова (Голунов был задержан летом 2019 года по обвинению в попытке сбыта наркотиков, однако на фоне общественного резонанса дело против него было вскоре прекращено в связи с недоказанностью вины. – Ред.) люди выходили и с плакатами про меня. Были пикеты и в Черкесске, и в Дагестане, и в Европе, и в Москве, и за границей, где есть черкесская диаспора. В зале суда собралось более 200 человек.

– Что вы планируете делать дальше?

– Будем обжаловать приговор и добиваться справедливости.

***

Изначально прокурор требовал для Кочесокова наказание в виде четырех лет условного срока с испытательным сроком в три года. Из смягчающих вину обстоятельств он указал явку с повинной.

Смотреть комментарии (10)

XS
SM
MD
LG