Ссылки для упрощенного доступа

"Убийство Джабиева - результат беззакония". Оппозиционный депутат – о кризисе в Южной Осетии


Давид Санакоев

Самопровозглашенная Южная Осетия переживает социально-политический кризис. Он усилился в конце августа, когда в изоляторе временного содержания умер местный житель, 28-летний Инал Джабиев - как полагает следствие, от пыток. Джабиев был задержан по подозрению в покушении на министра внутренних дел республики Игоря Наниева.

Смерть Джабиева спровоцировала протестные акции, на его похороны 31 августа собрались около пяти тысяч человек. Участники протестов требовали отставки президента Анатолия Бибилова и генпрокурора Урузмага Джагаева. Бибилов же отправил в отставку правительство и главу МВД, но сам остался на своем посту, пообещав наказать всех виновных вне зависимости от должностей. По подозрению в причастности к убийству Джабиева задержаны и допрошены восемь сотрудников милиции.

Отставки генпрокурора добивались не только на народных сходах. Ряд парламентариев приостановили свою работу, настаивая на его уходе. В ответ Джагаев заявил о готовности сложить полномочия при условии, если сложат мандаты те депутаты, которые инициируют митинги в Цхинвали.

Депутат парламента Южной Осетии Давид Санакоев, представляющий оппозиционную партию "Ныхас", в интервью Кавказ.Реалиям рассказал об истоках проблемной ситуации в республике.

Граница была закрыта для народа, не для чиновников

- Как давно в Южной Осетии назревал кризис? Зрело ли недовольство на фоне пятимесячного режима внешней самоизоляции из-за коронавируса, когда границы были закрыты со всех сторон?

- Этот кризис назревал давно, практически сразу же после избрания Анатолия Бибилова президентом, когда он сосредоточил все ветви власти в своих руках – законодательную, исполнительную, судебную. Практически с первого дня он начал этой властью злоупотреблять. Карантин и закрытие российского участка границы, безусловно, усилили напряженность в обществе. Почти сразу же начался продовольственный кризис, цены на товары первой необходимости рванули вверх, и эта проблема никак не решалась. А все потому что эти вопросы не были проработаны президентом и правительством заранее. Усиливала напряженность невозможность пересечения границ. Хотя по большому счету карантин у нас был избирательным. Для граждан Южной Осетии он был строгим, люди покорно сидели дома. Многие родители не могли вывезти в Россию своих детей на лечение. В то же время военные и некоторые высокопоставленные чиновники спокойно пересекали границу, о чем народ прекрасно знает. Где была гарантия, что никто из них не мог завезти вирусную инфекцию?

- Бытует мнение, что многомесячный карантин был вынужденной мерой, поскольку медицина Южной Осетии не была готова встретить пандемию коронавируса в худшем ее проявлении.

- Не могу упрекнуть наших медиков в непрофессионализме или недостаточной квалификации. Справедливости ради скажу, что эпидемиологическая ситуация у нас складывалась по благоприятному сценарию. Иначе говоря, в мягкой форме. Но это, скорее, элемент везения, удачного стечения обстоятельств. Коронавирус был выявлен у 89 жителей республики, и все они переболели в легкой форме. Да и то большинство – студенты и курсанты российских вузов. Из Владикавказа их везли в Цхинвали на одном транспорте, а этого было достаточно, чтобы они перезаражали друг друга.

О пытках арестантов до Джабиева и покушении на главу МВД

- Смерть Инала Джабиева после пыток в ИВС стала последней точкой кипения?

- Смерть Инала Джабиева не случайность, а закономерное следствие “работы” системы, выстроенной в республике президентом Бибиловым, прокурором Джагаевым и бывшим главой МВД Наниевым. Депутатский корпус не раз ставил вопрос о пытках арестантов и задержанных. В прошлом году, получив сигнал из цхинвальской тюрьмы, мы посетили ее, а на следующий день заключенных жестоко избили. Да так, что они начали вскрывать себе вены. Мы ставили вопрос о вотуме недоверия Наниеву и главе минюста Лалиевой, но президент и его партия в нарушение регламента парламента "заволокитили" этот вопрос. А прокурор в присутствии депутатов заявил, что берет ответственность за избиения на себя. Убийство Джабиева – результат всех этих процессов, беззакония и безнаказанности, достигших у нас при нынешней власти небывалых масштабов.

- Но ведь факты избиения жителей республики со стороны силовиков практиковались еще при предыдущем президенте Леониде Тибилове и до этого, когда во главе республики стоял Эдуард Кокойты, а вы, к слову, при нем были уполномоченным по защите прав человека.

- Подобные факты случались. Но мы реагировали на них, и такой вседозволенности, как сейчас, не было. Не было случаев, чтобы своего же забили до смерти.

- Августовским событиям предшествовало покушение на главу МВД Игоря Наниева. Кому оно было выгодно? И почему так настойчиво выбивали показания у Джабиева?

- Мне сложно предполагать, это дело следствия. Если оперативно-следственная группа очертила круг подозреваемых, то – пожалуйста, работайте с ними. Но работайте в правовом русле. Соблюдайте закон. На деле же получилось так, что задержанным по делу о покушении на Наниева даже не избрали меру пресечения, то есть фактически их похитили. Нас пытались заверить, что Джабиева и Цховребова задержали 27 августа. На деле же их забрали из дома с 23 августа. И об этом говорили их родные. На это указывают и понятые. Все это силовики пытались скрыть.

  • Справка Кавказ.Реалий: 17 августа в Цхинвали на одной из центральных улиц города неизвестные обстреляли автомобиль главы МВД. Министр и его водитель не пострадали. Генпрокуратура возбудила уголовное дело. Вскоре следствие отчиталось, что 22-23 августа в ходе оперативных мероприятий было изъято оружие, взрывные и наркотические вещества, задержанные доставлены в правоохранительные органы.

О президенте Бибилове и генпрокуроре Джагаеве

- В день начала протестов, 28 августа, президент Бибилов принял отставку правительства. Не кажется ли вам, что это была какая-то ритуальная жертва, принесенная в попытке снять растущую напряженность?

- Отставка правительства была одним из требований участников народного схода. У депутатов немало претензий к работе кабинета министров, и главная из них – провалы инвестиционной программы в 2018-2019 годах. В конце прошлого года исполнительная власть отчиталась о полном выполнении инвестпрограммы. Однако на самом деле значительная часть средств из российской финансовой помощи так и не была освоена. По сути в прошлом году эта работа была провалена.

- Среди прочих требований участников митингов оппозиции – отставка Бибилова. Но понимаете, что Москва не позволит ему уйти?

- Часть вины в произошедшем (убийстве Джабиева – ред.) мы возлагаем на него. Сразу после покушения на главу МВД он заявил о том, что берет расследование под личный контроль. Получается, все это произошло при его попустительстве или недостаточном контроле? Однако главным нашим требованием является справедливое расследование этого убийства. Мы настаиваем на отставке генпрокурора Джагаева, потому что с ним мы не видим перспектив объективного расследования. Он будет пытаться прикрыть фигурантов уголовного дела.

- Вместе с группой депутатов вы объявили о временной приостановке работы до тех пор, пока не будет уволен генпрокурор. Насколько долго готовы следовать этому?

- Я уже говорил, что это наше основное требование. Наше решение было взвешенным, оно было сложным, и мы понимаем его последствия. Но то, что президент не исполняет закон, не отвечает на принятые парламентом решения, еще больше нас тревожит. За отставку генпрокурора проголосовало подавляющее большинство депутатов. Анатолий Бибилов пообещал в течение 10 дней принять решение, хотя откуда он взял эти 10 дней, я не знаю. Законом такой срок не предусмотрен. Прошло уже почти две недели, а Урузмаг Джагаев продолжает возглавлять генпрокуратуру. Однако народ и депутаты уверены, что при нем уголовное дело не будет расследовано объективно. С первого дня Урузмаг Джагаев начал вводить нас в заблуждение, а потом и вовсе попытался шантажировать депутатов. Мы видим, как до сих следствие пытается вывести из-под удара некоторых высокопоставленных лиц. Нам это не нравится. Так что будем стоять на своем и настаивать на справедливом расследовании. Это важно для будущего нашего государства.

- Ответ Генпрокуратуры не заставил себя ждать. Урузмаг Джагаев заявил о том, что готов сложить полномочия, если вы, а также еще двое ваших коллег – вице-спикер Александр Плиев и депутат Дзамболат Медоев - откажетесь от депутатских мандатов, а вместе с тем и неприкосновенности, чтобы правоохранительные органы могли привлечь вас к делам по различным статьям уголовного кодекса. Что вы об этом думаете?

- Если бы у Генпрокуратуры реально были реальные основания для возбуждения уголовных дел в отношении нас, то они давно были бы возбуждены. Мы ждали ответа на свое требование от президента. Но вместо него нам отвечает генпрокурор, который почему-то выдвигает нам какие-то нелепые условия. От своих депутатских мандатов мы не откажемся, потому что нас избрал народ, который поддерживает нас и сейчас. Но возникает вопрос: кто принимает решения в республике – президент или генпрокурор? Народ требует от Анатолия Бибилова реакции на случившееся, освобождения генпрокурора от должности и уголовно-правовой квалификации действий Джагаева и Наниева.

***

Помимо гибели Джабиева, другим недавним громким делом в республике стало тройное убийство 16-летней давности. По подозрению в его совершении 10 сентября был задержан родной брат лидера оппозиционной партии "Ныхас" Алана Гаглоева, Александр Гаглоев. Расследование дела было возобновлено в июле этого года, когда в окрестностях Цхинвали были случайно обнаружены останки убитых в 2004 году двух дальнобойщиков из Дагестана и одного местного жителя.

Незадолго до задержания Гаглоева генпрокурор, чьей отставки добивается оппозиция, заявил, что имеет вопросы к лидеру партии "Ныхас" об обстоятельствах тройного убийства тех лет.

Текст может содержать терминологию и топонимы, используемые в самопровозглашенной республике Южная Осетия

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG