Ссылки для упрощенного доступа

Свидетель по делу ингушских эшников рассказал о комнате пыток в ЦПЭ

В Нальчике продолжается суд над ингушскими экс-силовиками, которые обвиняются убийстве и пытках. Потерпевшими признаны 10 человек.

Ужас за ковром

Так, Зелимхан Муцольгов, которого склоняли к признанию в нападении на правоохранителя, рассказал суду о комнате пыток, где его держали пять суток.

Силовики похитили мужчину утром 5 августа 2010 года. Почти неделю он провел в помещении, в котором его били наполненной водой пластиковой бутылкой, вешали на трубу, заломив руки и ноги. И все это с черным полиэтиленовым пакетом на голове.

В ходе следственного эксперимента дверь в комнату пыток была завешана ковром. Однако Муцольгов знал – за этой дверью то самое кошмарное место. Когда он прикоснулся к ковру, у него провалилась рука. Тогда следователи сняли палас и обнаружили "пыточную".

Также в суде были допрошены оперативники ЦПЭ Ингушетии, имеющие статус свидетелей. На стадии предварительного расследования старший оперуполномоченный Центра "Э" Алан Хамхоев (родственник начальника ЦПЭ Тимура Хамхоева) заключил соглашение с властями.

Именно он рассказал сыщикам, как его коллеги Андрей Безносюк и Сергей Хандогин истязали Марем Далиеву – заливали ей в рот водку и пытали током. Об этом ему стало известно, когда он вышел из отпуска.

Алан подтвердил: при пытках убитого впоследствии Магомеда Далиева присутствовал Тимур Хамхоев. На самом же заседании силовик ушел в отказ, сославшись на "отсутствие памяти".

Аналогичную позицию занял экс-сотрудник ЦПЭ Бекхан Тамасханов. В связи со "срочно потерянной памятью" были зачитаны показания, данные им ранее. По примеру товарищей "соскочить" попытался водитель начальника ЦПЭ Хасан Осмиев. Судья Лазарев потребовал от них не превращать процесс в цирк.

"Орал, что все равно достанет меня"

Потерпевшая Патимат Юсупова уверена: многие сотрудники, проходящие свидетелями, являются соучастниками пыток. "Я знаю, что именно Безносюк, Хандогин и еще некоторые лица присутствовали в день убийства моего брата, – рассказала она. – А Безносюк требовал не приобщать мои показания к материалам дела, поскольку я не говорю, откуда получила эти сведения".

По словам водителя Хамхоева, Осмиева, за Алиханом Бековым, который сообщил, что Далиев умер, через две-три минуты вышел Безносюк. "На заседании я обратила внимание на то, что Безносюк пытался ввести суд в заблуждение, настаивая, что его там не было ", – рассказала "Кавказ.Реалии" Юсупова.

Женщина также сообщила суду, что, находясь на свободе, Тимур Хамхоев приходил к Алихану Бекову, единственному оперативнику, который обвиняется в убийстве (ст.105 УК РФ), чтобы убедить его родных, что "ситуация под контролем", и "он его вытащит".

"Об этом мне рассказали мама и сестра Бекова, – отмечает собеседница. – Когда обнародовала эти данные на суде, Тимур Хамхоев подскочил и начал орать на родственников Бекова, поскольку они якобы нарушили какой-то договор".

Юсупова указывает и на угрозы со стороны экс-начальника ЦПЭ, который сказал ей, что "отсидит 10-20 лет, но все равно достанет меня". "Мол, это я собрала группу потерпевших, – разводит руками Патимат. – Адвокат Хамхоева пыталась его успокоить".

Допрос свидетелей обвинения продолжится сегодня, 30 мая.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG