Ссылки для упрощенного доступа

Жертв пыток в ингушском Центре "Э" гораздо больше десяти?

В Нальчике продолжается суд над ингушскими экс-силовиками, которые обвиняются убийстве и пытках. Потерпевшими признаны 10 человек, однако жертв, судя по всему, гораздо больше.

18 мая в Нальчикском гарнизонном суде стартовал процесс по делу сотрудников Центра по противодействию экстремизму МВД и ФСБ по Ингушетии.

На скамье подсудимых – бывший начальник ЦПЭ Тимур Хамхоев, его заместитель Сергей Хандогин, оперативники Иса Аспиев, Андрей Безносюк и Алихан Беков, экс-глава ОМВД по Сунженскому району Магомед Беков, а также оперативник ФСБ Мустафа Цороев.

Силовикам инкриминируется убийство (статья 105 УК РФ), превышение должностных полномочий с применением насилия (ст. 286), вымогательство в особо крупном размере (ст. 163), грабеж (ст. 161), похищение личных важных документов (ст. 325) и использование подложных документов (ст. 327). Своей вины они не признают.

Потерпевшими по делу признаны десять человек. Однако на пытки и угрозы со стороны бывших эшников жаловались и другие люди.

Так, в ноябре 2011 года жители станицы Орджоникидзевской заявили о похищении их родственника Исмаила Цечоева: в дом ворвались силовики в масках, вытащили Исмаила на улицу, избили и увезли в неизвестном направлении. Через несколько дней его арестовали по обвинению в незаконном хранении оружия (ст. 222 УК РФ), но поскольку мужчина был сильно избит, то он оказался на больничной койке. Позже его отпустили под подписку о невыезде.

Члены семьи пострадавшего обратились в прокуратуру и Следственный комитет с жалобой на действия силовиков. После этого на них стали давить, требуя отозвать заявление. Особенно усердствовал в этом вопросе сотрудник ведомства Тимур Хамхоев.

Идем дальше. "Кавказ.Реалии" рассказывал историю бывшего полицейского Хасана Кациева. Мужчина работал в Управлении экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК) МВД Ингушетии. В феврале 2014 года его вызвал к себе в кабинет замначальника полиции по оперативной работе, который "стал обвинять меня в вымогательстве денег у каких-то чиновников, а потом кивнул Хамхоеву, мол, забери и поработай с ним". Так об этом вспоминал сам Кациев.

Его увезли в отделение ЦПЭ, где пытали, требуя признаться в преступлении. Позже молодого человека отпустили. Пострадавший добился возбуждения уголовного дела по статье об умышленном причинении вреда здоровью (ст. 112 УК РФ), однако обвинение так никому и не предъявили.

Жителя Карабулака Ваху Котиева истязали, выбивая признание в подготовке теракта на Олимпиаде в Сочи, куда он ездил на заработки, и в участии в НВФ. Зимой 2014 года его вызвали в ОВД, откуда вывели, надев на голову пакет, после чего куда-то увезли. Молодого человека били, грозили изнасилованием и пытали током, снимая все на видео. Позже он опознал одного из участников экзекуции: это был начальник ЦПЭ Тимур Хамхоев.

Под давлением Котиев согласился сотрудничать с полицейскими, но потом сбежал из России. Его объявили в международный розыск как участника боевых действий в Сирии.

В октябре 2014 года из селения Плиево силовики увезли местного жителя Масхуда Чибиева. Родственники не могли найти его и обратились к правозащитникам.

По словам матери Чибиева, до задержания Масхуда несколько раз вызывали на допрос в ЦПЭ, где требовали признаться в изготовлении СВУ (самодельного взрывного устройства). В противном случае "обещали отправить к Тимуру, который, по их словам, заставит его говорить и взять на себя эти преступления".

Позже Чибиеву были предъявлены обвинения в участии в НВФ (ст.208 УК РФ). На суде по избранию меры пресечения Масхуд сообщил матери, что его били, и он вынужден был подписать какие-то бумаги.

На момент ареста Чибиев уже пять лет находился под следствием по делу о теракте в Назрани. По утверждению родственников, там тоже имела место фабрикация: в сентябре 2009-го 19-летнего Масхуда похитили и пытали, вынудив признать вину.

Летом 2017 года Северо-Кавказский окружной военный суд приговорил к различным срокам заключения семерых уроженцев Ингушетии, которых обвиняли и в участии в НВФ. Чибиев получил 18 лет. По данным "Коммерсанта", пятерых подсудимых, в том числе Масхуда, присяжные оправдали, однако этот приговор был отменен.

Добавим, в 2014-м на угрозы жаловался и ингушский депутат Ахмед Белхороев. После его комментария газете "Известия", где он раскритиковал действующую республиканскую власть, ему звонил с угрозами начальник ЦПЭ МВД Ингушетии Тимур Хамхоев. По его мнению, силовик действовал по приказу Юнус-Бека Евкурова. Тогда парламентарий написал письмо Владимиру Путину, в котором отметил, что пытки в полицейских участках субъекта курирует как раз Хамхоев.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG