Ссылки для упрощенного доступа

"Судят не тех". Главные доводы защиты в деле убийства дагестанского журналиста


Хаджимурад Камалов, учредитель дагестанской газеты "Черновик"

В Южном окружном военном суде близится к завершению слушание по делу об убийстве учредителя дагестанской газеты "Черновик" Хаджимурада Камалова – свои доказательства представила сторона защиты. Кавказ.Реалии рассказывает, на основании чего адвокаты заявляют о невиновности предполагаемых киллеров.

Шуайбов и Хазамов

Хаджимурада Камалова застрелили поздней ночью 15 декабря 2011 года у здания редакции на улице Магомеда Гаджиева в Махачкале. Журналист собирался отвезти в типографию кальку нового номера газеты, но не успел сесть в такси – согласно версии следствия, на него напали глава администрации поселка Богатыревка Магомед Хазамов и его друг Мурад Шуайбов. Журналист получил не менее шести огнестрельных ранений и умер в машине по дороге в больницу.

Силовики утверждают, что Хазамова и Шуайбова в качестве киллеров нанял бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев, который "заказал" журналиста из чувства соперничества и мести.

Местоположение подсудимых и "секретной группы" не совпадает ни в день убийства, ни за два месяца до него

По официальной версии, подсудимые готовились к убийству учредителя "Черновика" с октября 2011 года. Для обсуждения своих планов они якобы купили сим-карты, оформленные на других людей – тогда в Дагестане это было легкодоступно. Два этих номера в деле называются "секретной группой" – по детализации звонков следователи выяснили, что владельцы карт вели слежку за Камаловым в течение нескольких недель, а в день убийства ждали его у редакции с 20:00 и до полуночи.

Следователи решили не делать детализацию номеров, которыми Шуайбов и Хазамов официально пользовались в обычной жизни. За них это сделали адвокаты Асад Джабиров и Кирилл Скарабевский – выяснилось, что местоположение подсудимых и "секретной группы" не совпадает ни в день убийства, ни в течение двух месяцев до него.

По данным телеком-компаний о подключениях к базовым станциям защите удалось установить, что мобильные Хазамова и Шуайбова находились на расстоянии от 3 до 45 км от телефонов "секретной группы", которая следила за Хаджимурадом Камаловым. Иногда подсудимые говорили по телефону со своими знакомыми в то же время, когда совершались звонки по подставным сим-картам.

Карта детализации звонков обвиняемых в убийстве журналиста Хаджимурада Камалова. Розовым отмечено местоположение Хазамова и Шуайбова, желтым - предполагаемых убийц
Карта детализации звонков обвиняемых в убийстве журналиста Хаджимурада Камалова. Розовым отмечено местоположение Хазамова и Шуайбова, желтым - предполагаемых убийц

В ночь убийства журналиста мобильные Хазамова и Шуайбова были подключены к ближайшим к их домам базовым станциям на расстоянии около четырех километров от редакции "Черновика". Более того, за 15 минут до убийства Хазамов говорил по телефону более двух минут, а Шуайбову позвонили приблизительно в момент преступления, и в итоге он разговаривал около пяти. По версии обвинения, оба подсудимых ожидали журналиста на месте преступления и никуда не отлучались.

То, что по телефону со своих номеров говорили именно подсудимые, а не другие люди, в суде подтвердили свидетели: близкая знакомая Шуайбова, с которой они созванивались, и работодатель Хазамова Ахмед Чилилов, который и рассказал подсудимому о смерти журналиста.

По словам Мигалина, ему удалось собрать порядка четырех томов информации. Сейчас этих материалов в деле нет  

"Алиби Хазамова подтвердил в суде также его брат Абакар. Он сказал, что 15 декабря остался у Хазамова, тот вечером никуда не выходил, а о смерти Камалова узнал из звонка Чилилова. Он тогда растерялся, потому что был в хороших отношениях с журналистом, а его жена приходилась племянницей Камалову", – сказал адвокат Асад Джабиров.

О невиновности Хазамова и Шуайбова в суде заявил и бывший следователь Алексей Мигалин, который вел дело об убийстве журналиста до его передачи в Москву. Он не только заказал детализацию звонков, но и привлек специалистов телеком-компаний и профессиональное оборудование, а также подтвердил, что подсудимых не было на месте преступления. По словам Мигалина, до передачи дела другому следователю, ему удалось собрать порядка четырех томов информации (в каждом по 250 листов). В суде выяснилось, что сейчас этих материалов в деле нет.

Экпертиза блокнота

То, что в "секретную группу" входили именно Шуайбов и Хазамов, в деле подтверждается блокнотом бывшей жены Хазамова Наиды Камаловой (племянницы журналиста Камалова). Этот вещдок появился лишь в 2018 году, через семь лет после убийства, когда сама Наида попала под уголовное преследование по обвинению в мошенничестве и покушении на убийство и два года провела в СИЗО. В блокноте были записаны подставные номера, которыми якобы пользовался Хазамов – его жена думала, что это контакты любовниц. Все записи были сделаны от руки, следователи уверяют, что их оставили в 2011 году.

Суд позволил адвокатам сделать экспертизу блокнота, но отклонил вопросы юристов о том, все ли записи принадлежат Камаловой, когда была произведена бумага, одной ли ручкой были сделаны пометки. Эксперт исследовал лишь давность записей и не смог установить, когда они были внесены. Кроме того, суд и адвокаты попытались узнать у издательства, когда был выпущен блокнот – там не смогли ответить на этот вопрос, так как в месяц убийства в его структуре происходили изменения.

"Блокнот является явно недостоверным доказательством – в 2011 году его не существовало. Сведения в нем противоречивые и недостоверные, опровергаются исследованными доказательствами. В блокноте есть записи, датированные якобы 2011 годом, которые на самом деле сделаны гораздо позднее", – сказал адвокат Кирилл Скарабевский в разговоре с Кавказ.Реалии.

В частности, на первой странице блокнота Камаловой был записан контакт дагестанской клиники "Целитель" – Скарабевскому сообщили там, что этим номером компания пользуется лишь с 2017 года.

Ранее родной брат убитого журналиста Магди Камалов, признанный потерпевшим по делу, заявил, что Наида оговаривает подсудимых взамен на послабление по своему делу – якобы после показаний Камалова она получила отсрочку наказания до достижения совершеннолетия младшим ребенком. По обвинению в мошенничестве и покушении на убийство ее приговорили к 8,5 годам лишения свободы.

Влияние следствия

По мнению защиты, Наида Камалова – не единственная, на кого силовики оказали давление во время предварительного следствия. Благодаря воздействию на свидетелей, спустя несколько лет после убийства в деле появились выдуманные истории и улики, считают адвокаты.

Благодаря воздействию на свидетелей, спустя несколько лет после убийства в деле появились выдуманные истории и улики

Так, в 2020 году ОМОН пришел с обыском в дом Гаджи Газиева, одного из свидетелей по делу – у него нашли оружие, и на причастность к незаконному формированию стали проверять всю семью: отца, мать и супругу. Тогда в ходе очередного допроса Газиев вспомнил, как Хазамов в 2011 году попросил у него пистолет и вернул после 15 декабря с претензиями, что оружие заедает. Через два года Газиев решил от него избавиться. Для этого он поехал на Старое Русское кладбище, где выбросил пистолет у одной из могил. Спустя семь лет он сумел описать силовикам свой маршрут.

Следователи выехали на место через час после допроса и рядом с указанной могилой нашли тайник со смазанным, исправно работающим пистолетом, завернутым в ткань.

Основываясь на показаниях Газиева, адвокаты решили повторить его маршрут на кладбище – они сделали видеозапись, которую суд приобщил к делу. Выяснилось, что "карта" Газиева очень неточна. Свидетель не указал, что оно имеет несколько входов, а по дороге к нужной могиле встречается несколько перекрестков. Несмотря на это, силовики смогли найти оружие – Газиева с собой на поиски они не брали.

"На наш взгляд, этой истории изначально не было, она родилась после оказанного на Газиева воздействия. Как нам кажется – мы другого объяснения не видим – эта история была разыграна. Инсценировка, которая выглядит крайне неправдоподобно", – сказал Кавказ.Реалии адвокат Асад Джабиров.

Ранее о давлении и пытках заявляли и сами подсудимые. По словам Магомеда Хазамова, сотрудники ЦПЭ в Нальчике сломали ему нос, в ИВС Ессентуков его избили несколько человек и с пакетом на голове, перемотанным скотчем, перевезли во Владикавказ. Там его пытали током и морили голодом в течение 29 дней.

Шуайбов также говорил о давлении и пытках со стороны силовиков – именно из-за этого он менял показания, то признаваясь в убийстве, то отрицая свою причастность. В качестве доказательства этого адвокатам удалось приобщить к делу экспертизу видеозаписи одного из допросов Шуайбова в 2013 году, где он подтверждает свою виновность.

На видео на его лице видны несколько ссадин. Он постоянно озирается на входную дверь в кабинете следователя за спиной, за кадром – сотрудник, который записывает показания. Эксперты пришли к выводу, что речь Шуайбова была частично подготовлена, а смысл его ответов следователь зачастую искажал. В частности, он сам назвал точную дату убийства и предложил напомнить номера автомобилей, которыми якобы пользовался Шуайбов. Проговаривая обстоятельства, силовик постоянно спрашивал: "Так же?" Подсудимому оставалось только подтверждать сказанное. Силовик также пообещал Шуайбову "вывести из дела его брата Руслана", если его устроят ответы.

На допросе в суде Шуайбов отказался от всех предыдущих показаний на предварительном следствии и настоял на тех, что дал на заседании. Он полностью отверг свою причастность к убийству.

Абигасанов

По версии следствия, задумав убийство оппонента, Шамиль Исаев обратился за помощью к Магомеду Абигасанову, который, в свою очередь, и нашел Шуайбова и Хазамова. Считается, что Абигасанов следил за Камаловым в ночь убийства и дал сигнал киллерам – его опознали несколько свидетелей, однако до задержания он убеждал брата погибшего в своей невиновности.

Магди Камалов
Магди Камалов

Магди Камалов рассказал в суде, что посоветовал тогда Абигасанову отправиться в полицию и повторить все это там. В этом же году Абигасанов был задержан. Он признался в преступлении и дал показания на всех фигурантов, поэтому сейчас во время заседаний находится в отдельном от остальных "аквариуме".

Во время судебного следствия подсудимый не высказывал свою позицию – по словам источника Кавказ.Реалии, он признался под давлением силовиков и не хочет отходить от этой линии. Однако в суде Абигасанов подтвердил, что не общался с Шуайбовым с середины 2011 по начало 2012 года из-за личного конфликта. Это подтверждается детализацией звонков – последний созвон с Шуайбовым был в июле, за пять месяцев до убийства Камалова. При этом в октябре, когда, предположительно, подсудимые встречались для согласования действий, Хазамов находился в Ставропольском крае (он вернулся обратно днем 31 октября), а 1 ноября за пределами Махачкалы находился сам Абигасанов.

Потерпевший убежден, что Абигасанов причастен к убийству его брата

Кроме того, одним из ключевых свидетелей защиты считается сосед Абигасанова Джамбулат Долгатов, который рассказал, что в ночь убийства он с семьей пришел в гости к Абигасанову. Они вместе смотрели футбол, пили коньяк и засиделись до поздней ночи – это подтвердила и супруга свидетеля.

Магди Камалов убежден, что Абигасанов причастен к убийству.

"Я считаю, что [подсудимый] действительно был у ворот редакции перед убийством, он знает реальных убийц. Возможно, ему пообещали, что [дав нужные показания] он скоро выйдет", – сказал Камалов в разговоре с Кавказ.Реалии.

Адвокаты подсудимого не смогли оперативно ответить на вопросы редакции.

Исаев

По мнению Магди Камалова, защита также опровергла доводы обвинения о том, что убийство заказал бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев. По словам Камалова, у экс-чиновника не было никакого мотива избавляться от своего родственника по материнской линии.

"Обвинение настаивало на мести и конкуренции. Но Исаев не мог стать заказчиком убийства по своей природе. Ни один довод прокуратуры не был подтвержден – в деле нет даже упоминания конкретных публикаций, на которые мог бы обидеться Исаев, потому что их просто нет", – сказал Камалов.

Бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев
Бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев

Ранее Магди Камалов сам просмотрел выпуски "Черновика" за несколько лет перед убийством журналиста – никаких текстов об Исаеве за авторством Камалова там не было.

Мотив чиновника не подтвердили также свидетели – они сообщили, что у Камалова и Исаева не было вражды, они даже иногда оказывали друг другу помощь. В частности, журналист летал в Москву, чтобы сдать кровь для матери Исаева, а чиновник, в свою очередь, просил включить Камалова в экономический совет Дагестана. Но прокуратура пытается представить это как момент соперничества.

Адвокаты Шамиля Исаева не предоставили оперативный комментарий Кавказ.Реалии.

Без человеческого фактора

Южный окружной военный суд дал защите около семи месяцев на доказательства – прокуратуре был отведен срок порядка десяти месяцев. Ранее адвокаты говорили об ограничении их прав и явной обвинительной позиции суда. В прошлом году адвокат Шуайбова Асад Джабиров и защитник Хазамова Кирилл Скарабевский заявили отвод судье. Они указали на заинтересованность суда, которая выражается в нарушении процессуальных норм, невозможности вовремя делать заявления, вмешательстве судей в допросы и унижении чести и достоинства юристов. Тогда им в заявлении отказали.

Сейчас, как отмечают юристы, такие серьезные нарушения ими замечены не были.

Это дело должно быть направлено на доследование

"Нам дали достаточно времени, чтобы мы могли реализовать все, что нами задумано, но придирок к нам было больше. Если прокурор ни в чем себе не отказывал и мог раз в месяц одного-двух свидетеля приводить или нудно читал документы, которые никакого отношения к делу не имеют, то мы должны были обосновать каждый документ, каждого свидетеля. Нас постоянно торопили, упрекали в затягивании процесса. Естественно, к обвинению таких вопросов не было. Но объективности ради надо сказать, что в целом нам дали поработать", – сказал адвокат Асад Джабиров.

Потерпевший Магди Камалов признался Кавказ.Реалии, что считает доводы защиты убедительными.

"Адвокаты предоставили суду технические факты, которые нельзя подтасовать – Хазамова и Шуайбова действительно не было на месте. [В детализации звонков] полностью исключен человеческий фактор – и судью, и прокурора это должно убедить. Я считаю, что это дело должно быть направлено на доследование", – заявил Камалов.

Южный окружной военный суд должен был завершить стадию представления доказательств защиты на заседании 20 апреля, но из-за проблем с доставкой подсудимых заседание было отложено на неделю. На нем планируется завершить допрос Магомеда Хазамова – после этого суд сможет перейти к прениям сторон.

***

Ранее Магди Камалов сообщил, что в день похорон все односельчане убеждали его в том, что именно Исаев заказал убийство брата, и вначале он действительно поверил в эту теорию. Но следствие не предоставило ему никаких доказательств – тогда Камалов начал свое расследование.

"Ход делу дали для того, чтобы посадить Исаева – у него много врагов. Но я не хочу, чтобы это было сделано моими руками. Я вижу, кто заказчик, я знаю, через кого было совершено убийство, я-то найду этих убийц, ваша честь, но потом будет неудобно, если сядут не те", – заявил на суде Камалов.

Он проанализировал отношения между подсудимыми и решил, что Исаев не мог заказать убийство Абигасанову, потому что боялся его – последний якобы был причастен к разбою на заправке чиновника. Магди Камалов заявил, что знает имена реальных преступников, но следователи не хотели его слушать и несколько лет после убийства вообще ничего не делали.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG