Ссылки для упрощенного доступа

Скромное обаяние кадыровцев


Глава Чечни Рамзан Кадыров, депутат Госдумы Адам Делимханов и спикер парламента ЧР Магомед Даудов

Зачем кадыровцы выставляют напоказ свою красивую жизнь, а декларируют гроши

Чеченские депутаты отчитались о доходах за 2018 год. Если верить обнародованным документам, то живут кадыровцы на одну зарплату. Но в том же Instagram можно увидеть, чем на самом деле богаты местные руководители. Они и их дети не стесняются демонстрировать дворцы и автомобили S-класса.

Красиво жить (врать) не запретишь

Как писал "Кавказ.Реалии", спикер парламента ЧР Магомед Даудов заработал в прошлом году всего 6,1 млн рублей. Он лишился своей (формально) единственной иномарки Mercedes-Benz AMG 63, которую приобрел в 2017-м.

В остальном все по-старому: два дома в пользовании (350 кв.м. и 718 кв.м.) и два земельных участка (1216 кв.м и 3982 кв.м.). Одна из этих вилл, та, что побольше, записана на жену Даудова, которая в 2016 г. была оформлена его помощницей.

У других народных избранников с доходами все еще хуже. Первый зампредседателя парламента Салман Закриев принес в дом, площадь которого 447 кв.м, только 1,7 млн рублей. Его супруга Зулай Кадырова, родная сестра главы Чечни, может похвастаться 946 тысячами. У нее, кстати, есть свой особняк в 902 кв. м. Автомобиля у четы нет.

Скаковые лошади Рамзана Кадырова зарабатывают в три раза больше, чем он сам
Скаковые лошади Рамзана Кадырова зарабатывают в три раза больше, чем он сам

Четвероюродный брат Кадырова, 49-летний депутат Госдумы Адам Делимханов, тоже официально скромный. Весь 2018 год он тянул своих несовершеннолетних детей, коих у него четверо, всего на 4 млн 769 тысяч рублей.

Собственного "железного коня" у него нет. Зато ему полагается служебная машина, которую он не вправе использовать в личных целях. Так что, вероятно, для поездок с детьми ему приходится вызывать такси или трястись в общественном транспорте. Судя по тому, что до сих пор никто не выложил в Instagram фото Делимханова в маршрутке, он предпочитает все же такси.

К категории "безлошадных" относится и его коллега по думской фракции "Единая Россия" Ахмед Догаев: ни у него, ни у его супруги автомобиля нет. Он заработал около 4,8 млн рублей. Все его имущество – две квартиры (64,7 кв.м и 86,5 кв.м) – оформлено на жену. Из новой декларации, к слову, выведен ребенок Догаева, которому, согласно документу за 2017 г., принадлежит сорокаметровая квартира. Скорее всего, депутатский ребенок достиг совершеннолетия.

Сам Кадыров-мл., разжившийся пару лет назад почти 7 млн рублей, держит интригу – за прошлый год до сих пор не отчитался. Но мало кто сомневается, что все будет "чётенько".

Не лишним будет напомнить, что минувшей осенью международная антикоррупционная организация "Трансперенси Интернешнл" выпустила расследование о лошадях, которыми владеет Кадыров-мл. По их данным, у регионального руководителя 128 животных. За последние четыре года прибыль от их участия в скачках составила 98 миллионов рублей, но эти доходы не были задекларированы.

Чечня – не исключение, а лишь подтверждение общего правила

Согласно последним результатам опроса "Левада-центра", в достоверность информации, указанной в декларациях чиновников и членов парламента, не верят 88% граждан РФ.

Российские толстосумы от казны, как правило, стараются не высовываться. Об их миллиардах общественность узнает либо из журналистских расследований, либо от их жен, которые спешат похвастаться в Instagram новеньким Mercedes Gelandewagen.

В ситуации же с Чечней с удочкой сидеть не нужно – кадыровцы сами весьма охотно публикуют свидетельства своей dolce vita.

Антикоррупционные инструменты не работают не в Чечне, а в России, настаивает заместитель гендиректора "Трансперенси Интернешнл – Россия" Илья Шуманов.

"Чечня – не исключение, а лишь подтверждение общего правила, – объясняет он. – Население все видит и относится к декларированию как к формальному институту, который используется для поддержания формальной части обязательств государства перед обществом. Мол, смотрите, мы кого-то увольняем из-за недостоверных сведений, вы не можете сказать, что не реагируем. Но высокопоставленный чиновник обычно уходит от ответственности".

Эксперт приводит статистику: 98% изгнанных со службы по статье "утрата доверия" – это чиновники класса B и С. То есть сельские депутаты и мелкие клерки вроде сотрудников ГИБДД. Для статистики отбрасывается самый хвост.

При этом, отмечает он, "в Чечне перекос сильнее, чем в условной Москве", поскольку "нет гражданского общества и демократических традиций".

"Говорю о системе открытости власти, – уточняет Шуманов. – В республике существуют некие клановые устоявшиеся модели, которые едва ли способствуют поддержанию или самоподдержанию демократических институтов. Таких как прозрачная и ответственная власть, которая стремится к самому главному – доверию населения".

Институт декларирования – это в первую очередь о доверии, а не о подотчетности, подчеркивает собеседник: "Чтобы люди верили в то, что доход чиновника не превышает его официальную зарплату. Так они смогут воспринимать его как честного человека, пришедшего на госслужбу с чистыми руками".

По его мнению, северокавказские политики не противились введению декларирования, поскольку "строгость закона, а именно – увольнение с занимаемой должности либо обращение дохода и имущества в казну, компенсируется необязательностью его исполнения".

Что касается излишней тяги Кадырова к демонстрации богатства, то, обращает внимание Шуманов, ему "с точки зрения политической конъюнктуры бояться нечего".

"У него стопроцентный контроль за избиркомами, судами и т.д. Это султанат. Он самый главный человек в республике, – продолжает он. – Пару-тройку лет назад мы в рамках своего антикоррупционного расследования обращались в надзорный орган Чечни, указывая на конфликт интересов. Ни на одно из наших заявлений прокурор ЧР не ответил".

"Самый дурной и оголтелый все равно попадается"

Если же говорить о членах Госдумы, Совета Федерации и региональных заксобраний, то тут все еще изощреннее: решать, нарушил ли депутат антикоррупционное законодательство, должны его коллеги.

"У них своя комиссия, состоящая преимущественно из единороссов. Очевидно, что их корпоративная солидарность едва ли пойдет на пользу обществу, – добавляет деятель. –​ Работает это так: парламентарий понимает, что если сегодня он сдаст 'проштрафившегося' коллегу, то завтра тот 'сольет' его".

Шуманов констатирует: фактически система контроля за госслужащими отсутствует. Во-первых, им ничего не мешает записать имущество на мать, тещу, брата и др. совершеннолетних членов семьи. Во-вторых, они вполне спокойно могут "продать" свой земельный участок, например, родственнику – чтобы получить кэш. В-третьих, подав недостоверные сведения, можно отделаться дисциплинарным взысканием в виде выговора (увольнение – крайняя мера).

Несмотря на вышеперечисленное, институт декларирования нужен, убежден эксперт: "Если у нас выборы часто фальсифицируют, их что, отменить надо? Или суды у нас не такие, отказываться от них теперь, что ли?"

Заместитель гендиректора "Трансперенси Интернешнл – Россия" призывает не забывать об очевидной пользе деклараций, которые зачастую становятся предметом расследования.

"Самый дурной и оголтелый все равно попадается, – резюмирует Шуманов. – Люди так или иначе интересуются обнародованными суммами, сравнивают их. Чиновник, понимая это, заполняет декларацию с оглядкой. Ибо сегодня он в фаворе, а завтра окажется в опале и его подтянут как раз за липовую декларацию".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG