Ссылки для упрощенного доступа

Неурегулированность прав собственности на землю приводит к распространению конфликтов на Кавказе

Вести о земельных конфликтах на Северном Кавказе все чаще просачиваются в новостные ленты. Нередко речь идет о дележе земли колхозов и совхозов еще советского времени, чьи ресурсы оказались в неопределенном правовом статусе. Серьезные баталии разворачиваются и в тех случаях, когда делят резко вздорожавшие городские земли.

В многонациональном регионе, где разные народы проживают бок о бок, земельные разногласия предсказуемо приобретают межнациональный характер. В Дагестане, к примеру, последние месяцы протестовали кумыки, требуя вернуть им землю, отторгнутую у них, по словам их лидеров, в середине прошлого века. Время от времени возобновляются земельные споры и в Кабардино-Балкарии, в которых кабардинская и балкарская общины республики винят друг друга в незаконном захвате земель.

Одной из отличительных черт земельной политики в республиках Северного Кавказа является ограничение на приватизацию земель. Управление земельным фондом было отдано государству под маской заботы о справедливом распределении общественной собственности еще в начале 1990-х, но реальным распорядителем земель стало не абстрактное государство, а конкретные госчиновники. Это обострило земельные конфликты, а не способствовало установлению справедливости.

Распределение земли по типу владения по республикам Северного Кавказа
Распределение земли по типу владения по республикам Северного Кавказа

Тем не менее, рыночные отношения постепенно проникают в регион, даже если они не всегда регулируются на законодательном уровне. В своей новой книге "Северный Кавказ. Модернизационный вызов" Денис Соколов с соавторами сравнивают курортные зоны Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. В первом случае, отмечают авторы, условия для бизнеса менее благоприятны, в частности, из-за того, что в регионе существует мораторий на приватизацию земель, чем во втором.

Любопытно, что рыночная цена на землю в Приэльбрусье (Кабардино-Балкария) установилась в размере 20-30 тыс. евро за сотку, в то время, как в соседнем Домбае (Карачаево-Черкесия) цена значительно ниже – 10-20 тыс. евро за сотку. На деле распределение земель зачастую происходит между гражданами поселения. Окончательно фиксировать зрелость института собственности можно будет тогда, когда вторичный рынок земли заработает в полную силу и на него сможет выйти внешний инвестор, пишут авторы исследования.

В настоящее время, отмечают авторы, "горнолыжная индустрия в Приэльбрусье и на Домбае – во многом этнический бизнес". Кроме того, этот бизнес также имеет семейный характер, что позволяет снижать издержки и побеждать в конкурентной борьбе с пришлыми инвесторами. В то же время, в регионе наметилась тенденция на приглашение внешних управляющих, утверждают исследователи. Возможно, это связано с тем, что и семейственность имеет свои негативные стороны – например, в коллективе родственников сложнее поддерживать трудовую дисциплину и увольнять нерадивых родственников.

Надо сказать, что и внешняя конъюнктура благоприятствует развитию местного бизнеса, поскольку централизованные вложения в развитие горнолыжных курортов Северного Кавказа постепенно сокращаются и, возможно, в скором времени вовсе сойдут на нет. Рыночные отношения в сфере оборота курортных земель могли бы помочь регионам Северного Кавказа перенести этот опыт на земли сельскохозяйственного назначения, но пока серьезных подвижек в этой сфере не видно.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG