Ссылки для упрощенного доступа

"Меня насиловала власть". Уроженец Дагестана – о пытках в полиции от имени Путина


Алимпаша Амаев
Алимпаша Амаев

77-летний уроженец села Эндирей в Хасавюртовском районе Дагестана Алимпаша Амаев несколько лет живет в Германии. За границу он уехал после пережитых в России пыток и сексуального насилия со стороны сотрудников МВД и ФСИН, а также многолетнего срока за преступление, которое, как заявляет пострадавший, он не совершал. Выйдя на свободу уже глубоким стариком и полностью слепым, Амаев попытался добиться справедливости, за что ему угрожали силовики.

Жизнь Алимпаши разделилась на "до" и "после" в конце апреля 2006 года, когда перед ним остановился автомобиль ВАЗ с чеченскими номерами, а вышедшие из него сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью отдела МВД Хасавюрта силой забрали мужчину и увезли в отдел. Они требовали от Амаева сознаться в похищении бывшего руководителя дорожного управления администрации Хасавюртовского района и бизнесмена Эльдархана Кандаурова, совершенном якобы ради получения крупного выкупа.

Почему силовики задержали именно Алимпашу? Вероятно, поводом для них стали предыдущие судимости жителя Дагестана.

"Пытки и как с ними бороться"

"Меня били по всем частям тела ногами, кулаками… После избиения привели в кабинет начальника УБОП города Хасавюрта. В кабинете начальника на меня неоднократно одевали противогаз. От этого я несколько раз терял сознание", – во время допроса в мае 2006 года Амаев так описывал произошедшее с ним.

Это оказалось только началом. Несколько дней потерпевшего держали в отделе полиции, систематически избивая руками и ногами, а также пластиковой бутылкой, душа противогазом. По его словам, следователь прокуратуры Арслан Арслаханов требовал подписать документы, а в ответ на отказ заставил другого задержанного, Солтана Ибиева, изнасиловать Амаева. Силовики фотографировали происходящее, угрожая показать снимки родственникам пострадавшего, односельчанам и в месте будущего заключения.

В тюрьме я перенес два инсульта и был на грани смерти, полностью ослеп

По версии следствия, члены преступной группы похитили Кандаурова, требуя у родственников выкуп в размере трех миллионов рублей. В итоге экс-чиновник был застрелен на федеральной трассе, но похитители продолжали требовать деньги.

"При обыске в тайнике в доме Амаева помимо оружия милиционеры обнаружили самиздатовскую брошюру "Пытки и как с ними бороться", содержащую рекомендации и методы противодействия следствию", – писали в 2007 году СМИ.

В итоге так и не признавший вину Алимпаша Амаев был осужден на 25 лет колонии, а проходившие с ним по делу Солтан Ибиев и Джабраил Арзумханов получили 22 и 25 лет. Еще пять лет суд назначил бывшему мулле села Эндирей Калсыну Акамову, в доме которого якобы удерживали похищенного Кандаурова.

Амаев не признал вину и пытался защитить свои права еще во время отбывания наказания, за что также подвергся пыткам и насилию в хакасской колонии.

В 2012 году после неоднократных попыток возбуждения уголовного дела на сотрудников УБОП Хасавюрта и отказов следствия Европейский суд по правам человека признал Амаева потерпевшим, присудив ему 2500 евро. После этого, в 2013 году, он был признан потерпевшим в рамках уголовного дела, возбужденного Следственным комитетом России, но с тех пор расследование так и не продвинулось, не установлены личности пытавших мужчину силовиков.

Корреспондент Кавказ.Реалии поговорил с Алимпашой Амаевым о его истории и борьбе за права. Сейчас он живет в центре для беженцев в Германии, ожидая рассмотрения вопроса о получении гражданства.

– Как давно вы уехали из России?

– По приговору мой срок заканчивается в 2031 году – мне дали 25 лет. Хотя на тот момент я уже был пенсионером, инвалидом второй группы и подвергся страшным пыткам. Это было показательное заказное дело.

Меня освободили по болезни, как говорится, "актировали". В тюрьме я перенес два инсульта и был на грани смерти, полностью ослеп. Вернувшись домой, начал жаловаться – обращения под мою диктовку писала племянница. Ей и мне стали поступать угрозы. В прокуратуре в присутствии жены прямо сказали: прекрати жаловаться, иначе тебе хана. После этого был вынужден формально развестись с женой, чтобы ее не трогали.

У меня в доме провели обыск по делу о каком-то преступлении начала 2000-х, хотя был 2018 год. После этого я уехал из страны. Потому что знал, что могут прийти люди в масках и застрелить, а я не смогу защититься, даже не увижу их. Через Ростов уехал в Харьков, хотел получить политическое убежище в Украине. Оттуда улетел в Израиль, потом были Грузия и Турция, через Беларусь и Польшу попал в Германию. Здесь я живу с декабря 2019 года.

– Вы надеетесь добиться наказания для пытавших вас силовиков?

– Надежда у человека остается до самой смерти, она не пропадает. Все эти годы я бьюсь со стеной – обращался в администрацию президента, направляли письма лично пресс-секретарю [главы государства Дмитрию] Пескову, в Генпрокуратуру и все инстанции. Обращения в Москву возвращают в руки моих мучителей в Хасавюрте. По федеральному закону нельзя отправлять жалобу тем, на кого жалуются, в моем случае это игнорируется.

Мое дело интересно тем, что доказывать ничего не нужно – все уже доказано и установлено. Еще в 2013 году я был признан потерпевшим, есть документ из Генпрокуратуры, который подтверждает: в ходе расследования в отношении Амаева применено насилие работниками МВД. Изначально дело расследовалось в республиканском следственном управлении, потом прокурор Сабир Кехлеров передал его в межрайонный следственный отдел по Хасавюрту – в руки людей, которые заинтересованы в том, чтобы оно не продвинулось.

Почему прокурор так сделал? Если докажут пытки, то сфабрикованное дело, по которому я получил 25 лет, распадется, а все они за него получили "звездочки".

– Что нужно сделать, чтобы виновные все-таки были наказаны?

– Вопрос же не во мне одном, в России пытки следователями и в тюрьмах – система. Причем с откровенно садистским сексуальным характером. Вспомните, как в Хакассии насиловали осужденного палкой; в иркутском СИЗО в заднем проходе сироты во время пыток взорвался кипятильник; пытки в туберкулезной больнице Саратова и ростовской МОТБ №19 – это только дошедшие до СМИ примеры.

Творящие такое – нелюди, они звери. У собаки есть хозяин. И пока он не скажет "фас!", дрессированная собака не кинется на жертву. Только после приказа хозяина "фу!" пес остановится, до этого будет рвать, разрывать, кусать… Все понимают, кто "хозяин" в России, от кого это исходит. И я понимаю. Поэтому обращаюсь с просьбой к этому "хозяину", который всем руководит: пожалуйста, скажи своим собакам "фу!", останови пыточный конвейер, накажи всех виновных. Зачем тебе мучать этих людей? Иначе, когда умрешь, что Богу скажешь?

Когда мне сломали руку и ноги, сексуально насиловали, это было 9 мая, в День Победы и день моего рождения, они сказали: это тебе подарок от Путина

Я не только жертва систематических пыток и сексуального насилия, я свидетель таких пыток и убийств в отношении других лиц. Сколько людей замучено, и все скрыли... В тюрьме Хасавюрта человеку засунули в задний проход колючую проволоку, она там застряла. Сотрудники хотели это скрыть, но заключенные подняли бунт, и его перевели в больницу на операцию. В итоге суд присяжных его оправдал. Это только один из множества примеров. Со всей ответственностью делаю заявление о жестоких преступлениях, ФСИН России считаю организованным преступным сообществом.

Когда я отбывал наказание, полковнику Сагалакову (ныне начальник управления ФСИН России по Иркутской области, генерал-майор. – Прим.) от начальства пришло распоряжение: вы плохо работаете с Амаевым, он смеет постоянно жаловаться. После этого начались пытки, меня избивали, в заднее отверстие начали вливать кипяток. В любой колонии есть "тюрьмы в тюрьме", это штрафной изолятор, в который никто из проверяющих не заходит. Ужас, который там творится, зафиксировать практически невозможно.

– Почему сотрудники МВД готовы применять пытки?

– Они все выполняют команду "фас!", не задумываясь. Одни делают это, чтобы выслужиться перед начальством. Другим – и их немало – подобное доставляет извращенное удовольствие. Самое главное тут, что государство дает им на это право, прикрывает садистов.

Когда в УБОП Хасавюрта просил прекратить пытки, сотрудники отвечали: мы выполняем внутренние инструкции. А когда мне сломали руку и ноги, сексуально насиловали, это было 9 мая, в День Победы и день моего рождения, они сказали: это тебе подарок от Путина. Это то, что я слышал своими ушами. Конечно, Путин, может, и не знает обо мне. Но они говорили правду, потому что в его полномочиях прекратить это. И он ничего не делает.

– Вы рассказываете о сексуальном преступлении в отношении вас. Жертве такого насилия всегда сложно вспоминать и публично делиться пережитым. Как вы решились на это?

– Было бы стыдно, если бы изнасиловали какие-то мужчины один на один. Но меня насиловала власть, люди в погонах и от имени Российской Федерации. Они поломают любого. Меня насиловали со сломанными рукой и ногой, закованного в наручники. Мог подписать [явку] с повинной, тогда меня бы никто не тронул. Но я не согласился, ведь я этого [преступления] не совершал.

Если не рассказывать об этом, то я должен физически устранить этих насильников. То есть пойти на преступление. И такие случаи в Дагестане были. Например, в моих пытках участвовал начальник межрайонного отдела по борьбе с организованной преступностью полковник Сайгидсалим Забитов. Когда я терял сознание, он брызгал водой и возвращал в чувства, чтобы продолжить. В июне 2006 года его убили. Официально сообщили, что это нападение ваххабитов, но его убили именно за такие пытки.

– Что сегодня дает вам силы продолжать борьбу?

– Если бы у меня не было мечты наказать пытавших, я бы, наверное, давно "загнулся". С первого дня моего заключения я борюсь за правду. Но я не один. Друзья, знакомые, другие подвергшиеся пыткам бывшие осужденные поддерживают меня. Их слова вдохновляют бороться дальше.

– Надеетесь когда-нибудь вернуться в Дагестан?

– Сейчас я в Германии, потому что моя мать по документам немка, я хочу получить тут гражданство. Но Дагестан я никогда не забывал. Там осталась семья – жена, дочь, мой сын, брат.

Конечно, при теперешней власти не смогу вернуться в республику. Мало того, что некоторые участвовавшие в пытках и покрывавшие их все эти годы остаются при власти, сама система не терпит жалоб на себя. Даже если поеду туда, меня убьют.

Я хотел бы обратиться еще к находящимся сейчас в российских тюрьмах. Поступает достоверная информация о том, что им обещают помилование в обмен на согласие ехать убивать в Украину. Пожалуйста, не соглашайтесь на это. Вы знаете, как эта власть обманывает. И сейчас она обманет вас. Вас никто не помилует, этой системе нельзя доверять.

***

  • За почти 20 лет работы филиала "Команды против пыток" на Северном Кавказе юристы получили около 50 сообщений о пытках в полиции, но им ни разу не удалось добиться осуждения сотрудников правоохранительных органов, рассказала Кавказ.Реалии руководитель северокавказского филиала Екатерина Ванслова. Единственное дело, которое удалось довести до суда, – по заявлению Юлдуз Курашовой, которую подозревали в сбыте наркотиков. В рамках разбирательств по делу выяснилось, что экс-полицейские Рамазан Сайпулаев и Шамиль Алиев могли его сфальсифицировать.
  • Одна из причин массового применения пыток сотрудниками ФСИН и МВД (именно эти ведомства почти половина россиян считает самыми "пыточными") – безнаказанность. Привлечь сотрудников силовых структур к ответственности удается лишь в единичных случаях и только после общественного резонанса и огласки в СМИ. При этом зачастую им назначают минимальное наказание.
  • Например, в апреле во Владикавказе изменили приговор шестерым бывшим полицейским, признанным виновными в пытках Владимира Цкаева, который умер после задержания. Их освободили от ответственности за истечением сроков давности. Вдова погибшего три года добивалась суда над сотрудниками МВД.
  • В марте этого года Верховный суд России утвердил отказ чеченских следователей в возбуждении уголовного дела по заявлению о пытках 14 жителей Курчалоевского района: силовики два месяца незаконно удерживали их сначала в местном отделе полиции, а затем пытали в подвале 2-го полка ППС имени Ахмата Кадырова.
  • На избитого полицейскими краснодарца Евгения Ластина возбудили дело о краже нескольких станков в магазине. При этом размер якобы похищенного (сам обвиняемый и защита настаивают на невиновности) меньше квалифицированного размера для кражи. В то же время Следственный комитет России не спешит возбуждать уголовное дело на избивших его силовиков.

Форум

Рекомендуем участникам форума ознакомиться с разъяснением законодательства РФ о "нежелательных организациях".
XS
SM
MD
LG