Ссылки для упрощенного доступа

"Кадырову указали на его место". В Москве не поддержали запрет на упоминание национальности преступников


Российские полицейские патрулируют станцию метро в Москве, 13 июня 2018 г.

Правительство России не поддержало инициированный парламентом Чечни и его спикером Магомедом Даудовым ("Единая Россия") законопроект о запрете упоминания национальности и вероисповедания преступников. Согласно отзыву, в действующем законодательстве и так есть все необходимые для регулирования этого вопроса механизмы.

"Законопроект Даудова" был направлен в Госдуму в ноябре 2021 года на фоне волны публикаций о драке в Новой Москве, в которой СМИ изначально обвинили "кавказцев". Впоследствии выяснилось, что трое из четырех напавших – граждане России.

В правительстве сочли, что действующая редакция закона "О СМИ" уже содержит запрет на распространение порочащей гражданина информации, запрещает разжигать межнациональную и межрелигиозную вражду. Кроме того, новое ограничение "будет означать произвольное ограничение конституционных прав и свобод".

Попытка № 2

Чеченские депутаты не так часто выступают инициаторами законодательных инициатив. Например, на сайте Госдумы указана только одна предложенная ими поправка – об уголовной ответственности за оскорбление чувств ветеранов и распространение заведомо ложных сведений о Великой Отечественной войне. В 2018 году она была отклонена, но принята видоизмененной спустя три года.

В 2015 году парламент Чечни уже вносил в Госдуму законопроект, запрещающий указывать религию и национальность террористов, но он также был отклонен. Тогда профильный комитет по информационной политике Госдумы пояснил, что в действующем российском законодательстве уже содержатся нормы, регулирующие отношения в сфере распространения информации и защиты основных прав и свобод человека.

Руководитель мониторингового центра по свободе информации и правам журналистов Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Александр Алымов признает, что сегодня "запретить СМИ можно практически всё, хоть определенные буквы алфавита. Другой вопрос – практичность данного запрета".

"Если СМИ, по их оценке, упоминанием национальности преступника провоцирует экстремизм, то вопрос должен решаться в рамках уже действующего антиэкстремистского законодательства. Ответа на вопрос "зачем?" мы не видим", – рассуждает Алымов.

Собеседник соглашается, что есть примеры, когда национальная тематика СМИ специально выделяется и подчеркивается, но такой вопрос выходит за рамки правового поля и может рассматриваться, например, общественной коллегией по жалобам на прессу.

Проблема муссирования журналистами национальности преступника встречается, но решать ее нужно другим способом

"Невозможно любое слово в СМИ пропускать через призму Уголовного кодекса. Не спорю, проблема муссирования журналистами национальности преступника встречается, но решать ее нужно другим способом – проводить разъяснительную работу. Она эффективна, не обязательно сразу угрожать и запрещать", – подытожил Алымов.

Удар по таблоидам

Закон "О СМИ" уже включает статью 51, запрещающую порочить людей по национальному, религиозному, расовому и другим отличительным признакам. Соответственно, предложенная норма избыточна – все, что необходимо, может реализоваться через действующие законы, рассказывает эксперт Фонда защиты гласности Роман Захаров. Именно поэтому при каждой попытке введения новых ограничений и юристы, и представители властей, и эксперты, и журналистское сообщество активно выступают против.

"Понятно, что инициатива парламента Чечни могла быть использована властью для блокировки СМИ во внесудебном порядке. Но власть также сочла данный механизм избыточным, у нее достаточно инструментов для давления на СМИ", – полагает собеседник Кавказ.Реалии.

Медиаэксперт указывает, что защита от упоминаний в СМИ идет не из-за того, что вследствие этого могут пострадать люди, а потому что необходимо ограничить упоминание конкретных национальностей.

Руководство некоторых республик делает все, чтобы показать – некоторые национальности "более равны"

"При этом руководство некоторых республик делает все, чтобы показать – некоторые национальности "более равны" в Российской Федерации. Поэтому попытка запретить СМИ упоминать национальность преступников не имеет никакого отношения к межнациональному согласию и разворачивается не в интересах людей, а в интересах руководителей регионов, их имиджа. Они сами активно разыгрывают национальную карту и извлекают из нее выгоду", – уверен представитель Фонда.

Также несостоятелен, по его мнению, и аргумент, что именно СМИ являются инициаторами и источниками межнациональных конфликтов – исследования показывают, что СМИ являются лишь их катализаторами, они идут на поводу сложившихся стереотипов и уже имеющихся противоречий. Кроме того, "желтые" заголовки и неправильные характеристики использует лишь некоторая доля СМИ, среди которых много провластных.

"Речь идет не о прямой ксенофобии, СМИ разжигают ее не целенаправленно, а для повышения читательского интереса. Это старый газетный трюк, игра на низменных человеческих чувствах. При этом большинство таких СМИ являются если не напрямую провластными, то очень близкими к тому, чтобы поддерживать режим. Зачем властям свои же популярные СМИ запрещать? А если запретить эту тему, о чем тогда они будут писать, как наращивать просмотры и рейтинги?" – отметил Роман Захаров.

По его мнению, принятие предложенных парламентом Чечни поправок еще более сузило бы информационное поле в России. Так, после введения статей об оскорблении чувств верующих и запрете ряда религиозных организаций многие СМИ вообще перестали писать о религии, вычеркнув эту тему из своей повестки. Они опасались, что статьи могут быть по-разному интерпретированы и стать поводом для преследования, приводит пример Захаров.

Кадырову указали на место

Сейчас легко принимаются ограничения для СМИ, которые политически выгодны, а этот проект пользы властям не несёт, говорит директор информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский.

"Инициатива эта просто ошибочна: конечно, часто упоминание этничности, в том числе в какой-то косвенной форме, имеет целью возбуждение враждебности к соответствующей группе. Но не всегда же, – констатирует он. – По общему правилу, детали в репортаже указываются те, которые значимы для сути дела, а не те, что просто пришли в голову автору. Это профессиональное требование, а не этическое и не юридическое".

В комментарии Кавказ.Реалии Верховский согласился, что обычно этничность преступника не важна для описания и понимания инцидента, но бывают и случаи, когда она значима, потому что является непосредственной причиной конфликта, который привел к преступлению. Классический пример: жулики выдавали себя за дипломатов одной из африканских стран. Здесь в описании важно указать цвет их кожи.

Запрет невозможно сформулировать так, чтобы его нельзя было обойти

"Кроме того, запрет невозможно сформулировать так, чтобы его нельзя было обойти. И это приведет только к более корявому или даже превратному изложению фактов с одной стороны и произвольному правоприменению с другой. По перечисленным причинам такие законопроекты и отклоняются", – подытожил директор центра "Сова".

Политолог Андрей Гусий соглашается, что законопроект может расцениваться как попытка чеченских властей ввести цензуру на территории всей страны.

"Очень странное желание чеченских властей могло привести к расколу в обществе, дополнительному напряжению. Однако федеральный законодатель не стал идти на поводу у одного из 85 регионов. Это индикатор для Рамзана Кадырова, кто и где принимает решения в России", – отметил Гусий.

Другой федеральный политолог, ввиду специфики чеченской тематики попросивший не указывать его имени, подчеркнул в беседе с Кавказ.Реалии, что отказ правительства поддержать законодательную инициативу властей Чечни в очередной раз демонстрирует сложившуюся систему сдержек и противовесов: Москва разрешает Рамзану Кадырову делать практически все, что он хочет, причем не только внутри республики, но и в отношении чеченцев в других регионах и странах, но ограничивает его влияние на федеральную повестку. Другими словами, повторно отказав в запрете на упоминание национальности преступников, Кремль указал Кадырову на его место.

***

Сразу три республики Северного Кавказа – Северная Осетия, Чечня и Карачаево-Черкесия – вошли в "красную зону" по ограничению свободы интернета в России в 2021 году. Такие данные приводит проект "Сетевые свободы", собравший в открытых источниках все упоминания случаев административного и уголовного преследования за публикации в интернете, насилия к авторам публикаций и блокировки сайтов по судебным решениям.

В 2020 году "Левада-центр" выяснил отношение россиян к представителям других национальностей и мигрантам. Говоря про чеченцев, 26% респондентов выбрали ответ "не пускал(а) бы их в Россию", еще 18% готовы их пускать, но временно. Только 9% респондентов были готовы видеть чеченцев среди членов своей семьи или близких друзей. Также многие россияне ксенофобски относятся к народу рома (44% заявили, что не пускали бы их в страну), африканцам (28%), выходцам из Средней Азии (26%), китайцам (22%) и украинцам (19%).

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG