Ссылки для упрощенного доступа

Как заставить дагестанских силовиков прекратить пытки

Чтобы спастись от пыток в полицейском участке, нужно нанести себе увечья и устроить шум, потому что закон не работает, считают дагестанские адвокаты.

Пока Хабиб не грянул?

Порезавший себе живот житель Рутула Аким Кулиев 1 декабря был отпущен под домашний арест. Трое его односельчан, которые, как утверждается, тоже подвергались пыткам, остались в СИЗО. Всех четверых подозревают в поджоге здания администрации Рутульского района, которое случилось в середине сентября.

Как рассказал "Кавказ.Реалии" Арсен Кулиев, отец Акима, "сын чувствует себя нормально", но "на 100% у него сломана психика". "Даже взгляд другой, - расстраивается Арсен. - Он все время чего-то боится. Раны на теле почти зажили, но до сих пор на пальцах есть ожоги от электропроводов. Это следы пыток".

Местные власти отреагировали на случившееся лишь после выступления бойца UFC Хабиба Нурмагомедова, который рассказал в инстаграме об "утопающем в несправедливости" Дагестане" и о своем друге Акиме Кулиеве.

"Знаю его как очень храброго мужчину, - подчеркнул спортсмен. – Те, кто его мучали и пытали, убедились в этом. Уверен, они удивились, насколько он мужественен. Его не первый день мучают, и во время очередных пыток он вскрыл свой живот, говоря, что не подпишется под тем, чего не делал".

Остальных фигурантов скандального дела прославленный боец упомянул, как будто между прочим, сообщив, что в правонарушении обвиняют "еще пару человек". "Если человек совершил какое-то преступление - судите его по закону РФ. В чем проблема вообще? Пусть суд рассудит, виновны они или нет", - заключил он.

ВС РД пока рассудил лишь, что Кулиев, в отличие от своих земляков, достоин домашнего ареста. Остальные рутульцы проведут за решеткой еще почти месяц - до 3 января.

Власти не хотели проблем

Адвокат Сапият Магомедова рада, что после заявления Нурмагомедова о проблеме пыток в Дагестане заговорили в Москве ("пусть даже сделал это в защиту близкого человека").

Однако юриста расстраивает избирательность – получается, что друзей богатых и знаменитых бить нельзя, а остальных можно. "О пытках ведь заявляли все подозреваемые. Но за них никто не вступился. А Хабиб писал только об Акиме", - сетует собеседница "Кавказ.Реалии".

Смягчение условий ареста Кулиеву, по ее мнению, свидетельствует о наличии в республике телефонного права и круговой поруки. Она обращает внимание на нестыковку: "Если стало возможным отпустить его домой после шумихи, то почему нельзя было сделать это до резонанса?"

Это, считает Магомедова, говорит о том, что суд даже не рассматривает основания для избрания меры пресечения, а "просто соглашается со следователем, который голословно утверждает, что подозреваемый может скрыться".

Магомедова отмечает, что в ее практике случаи перевода под домашний арест после скандала достаточно редки. Это происходит в двух случаях – когда пострадавшим удается зафиксировать побои и когда у задержанных есть влиятельные родственники.

Но огласка, соглашается адвокат, в любом случае благо, ведь силовики перестают как минимум бить доставленных в отделение. Печалит ее, однако, что ни один полицейский за все время ее работы не был наказан. Несмотря на то, например, что братья Магомедалиевы из Кизилюрта, на которых оперативники пытались повесить ограбление соседки, называли имена своих мучителей.

"Против сотрудников было возбуждено дело, но позже его приостановили из-за невозможности установления лиц, подлежащих уголовной ответственности, - возмущается защитник. - Ребята не стали добиваться справедливости, поскольку в отношении них дело об ограблении было закрыто".

По ее словам, каждый дагестанец хочет лишь одного: чтобы власти оставили его в покое, а так, мол, делайте, что хотите. Готовы даже забыть о пытках, лишь бы к ним не было вопросов.

Адвокат Исрафил Гададов полагает, что Кулиева выпустили из-за совершенного им "харакири" и последовавших за этим публикаций в СМИ.

"Человек порезал себя. Проблем не хотели ни прокуратура, ни руководство СИЗО, так как это их упущение. И без Нурмагомедова был бы такой эффект", - уверен собеседник "Кавказ.Реалии", отмечая, что "прецеденты такого рода уже случались".

"В СИЗО Махачкалы люди вскрывали вены, после чего им меняли меру пресечения. Если порезать себя и привлечь внимание, то можно чего-то добиться, - рассуждает юрист. - То есть рассчитывать надо на собственное здоровье. Режешь себя и надеешься, что не умрешь".

В условиях, когда не работают законы, нет прокурорского надзора, отсутствует должное реагирование на пытки, только собственноручно нанесенные себе увечья более-менее действуют, резюмирует Гададов.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG