Ссылки для упрощенного доступа

"Реагируют, когда произошла трагедия": смерть еще одного ребенка в Ингушетии


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

В конце января в Ингушетии скончалась пятилетняя девочка. По неофициальной информации, она отравилась перекисью водорода. Семья была неблагополучной, констатировала детский омбудсмен Зарема Чахкиева. К подобным случаям приводит упущение социальных служб, которые реагируют, только когда происходит трагедия, считают опрошенные сайтом Кавказ.Реалии эксперты.

В ингушской Назрани 27 января скончалась пятилетняя девочка. Детский омбудсмен республики Зарема Чахкиева заявила, что семья девочки состояла на учете в органах опеки и попечительства как неблагополучная, а детей несколько раз забирали у родителей из-за "антисанитарных" условий. Личные данные родителей Чахкиева не раскрывает. Также она не уточняет, почему после нескольких изъятий дети вновь возвращались в семью.

"Семья неблагополучная, но полная, состоит из папы, мамы и пяти детей. Родители не ведут аморальный образ жизни", – цитирует Чахкиеву новостной сайт омбудсмена по правам детей в Ингушетии.

Чахкиева сообщила, что ребенок погиб из-за "халатности матери", но не назвала точную причину произошедшего. Анонимный источник Кавказ.Реалии, работающий в одном из лечебных учреждений, рассказал, что незадолго до смерти девочка поступала в детскую больницу с диагнозом "пневмония", но после полного излечения выписалась.

Некоторые СМИ озвучили версию о том, что мать поила ребенка перекисью водорода. Источник редакции подтвердил эту версию: по его словам, девочка умерла от ожога пищевода и последующего кровотечения. "Лечение" перекисью обсуждается в родительских чатах Ингушетии в качестве популярного "народного рецепта", сетует медик.

Смерть от побоев и ампутированная рука

Детская смертность далеко не всегда связана с недосмотром родителей. За последние несколько лет СМИ рассказывали громкие истории, когда дети в Ингушетии погибали или были искалечены.

В прошлом году в республике и за ее пределами обсуждалась новость о девочке, госпитализированной с тяжелыми травмами. Четырехлетняя Самира Муцольгова поступила в больницу Малгобека 27 апреля с множественными побоями, травмой головы и отслоением сетчатки. Вскоре была задержана мать девочки, ребенок рос с ней, бабушкой, младшим братом и старшей сестрой.

Не думаю, что детдом исправит ситуацию

Одна из медицинских работниц на условиях анонимности рассказала о следах сексуализированного насилия на теле Самиры. Схожую информацию со ссылкой на врачей озвучил также известный на Северном Кавказе имам Хамзат Чумаков. 16 мая Самира умерла, согласно официальной версии, от заражения крови.

В конце августа были опубликованы результаты экспертизы врачей из Пятигорска, где указано, что изнасилования девочки не было: экспертиза утверждает, что травмы половых органов появились в результате острого лейкоза. Однако с выводами экспертизы согласились не все медики.

Следственным управлением СК РФ по региону было возбуждено уголовное дело по факту издевательств над ребенком, а мать девочки арестовали.

В декабре 2023 года адвокат Магомед Беков пожаловался в Басманный суд Москвы на отказ следователя предоставить ему доступ к материалам уголовного дела. Однако судья посчитал, что в жалобе адвоката отсутствует предмет рассмотрения.

Беков отметил, что пытается войти в дело уже около полугода и ранее никогда в своей практике не сталкивался с таким затягиванием рассмотрения вопроса. Он назвал полученные им отказы "незаконными отписками" и полагает, что следствие и суд "тянут время".

Пять лет назад стала резонансной еще одна история из Ингушетии. В одну из больниц Назрани в июле 2019 года доставили 7-летнюю Аишу Ажигову с ожогами, застарелыми рубцами от порезов, ссадинами на голове и переломами. Девочка была напугана и голодна, а ее руки были очень туго перевязаны жгутом, из-за чего развился некроз тканей. Левую руку ребенку удалось сохранить, однако правую врачи ампутировали.

Выяснилось, что после развода родителей Аиша осталась с отцом, однако де-факто она росла в семье тети по отцовской линии и подвергалась регулярным истязаниям.​ За преступление неофициальная опекунша отправилась в колонию на шесть лет по статье об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью малолетнего, а саму Аишу вернули матери.

Упущение социальных служб

По мнению адвоката Магомеда Бекова, к подобным историям приводит упущение социальных служб, которые должны ставить на учет социально неблагополучные семьи и вести работу по выявлению случаев, где возможно насилие над детьми.

Беков отмечает, что республике нужны социальные учреждения, в которых женщины и дети могли бы укрыться от домашнего насилия и оставаться под охраной государства.

"У нас не может быть круглых сирот, поскольку всегда есть родственные связи", – утверждает Беков. Но случай с маленькой Самирой показал, что родственники не всегда могут помочь, говорит адвокат.

В нормальной стране после серии громких историй ответственные чиновники сами ушли бы с работы, а у нас сидят годами

После ареста матери Самиры Муцольговой комиссия по делам несовершеннолетних передала ее сестру и брата в приемную семью. До этого дети оставались в республиканской больнице. Четверых братьев и сестер погибшей от ожога пищевода пятилетней девочки также изъяли из семьи: троих детей определили в коррекционную школу в селении Нижние Ачалуки, а одного ребенка отправили в школу-интернат в Назрани – в республике нет детского дома.

Беков сомневается, что появление детского дома, куда могли бы помещать детей из неблагополучных семей, изменит ситуацию. С ним согласен и доктор ингушской больницы, который отмечает, что эта дискуссия неоднократно поднималась в соцсетях.

"Не думаю, что детдом исправит ситуацию... Если забрать детей, их жизнь в лучшую сторону не изменится", – сказал он корреспонденту Кавказ.Реалии.

Медик полагает, что органы опеки и попечительства должны тщательнее выполнять свою работу: "Частые адресные инспекции, контроль за родителями и родственниками, живущими с детьми, строгое наблюдение за теми, кто не посещает школы или попадает в больницу".

В республике имеются системные проблемы в сфере прав защиты детей, полагает один из общественных деятелей Ингушетии, пожелавший остаться неизвестным из-за репрессивного законодательства. Он напомнил о громких историях халатности и непрофессионализма в перинатальном центре республики и о гибели детей из-за недосмотра врачей.

"Везде коррупция, отсталость и отсутствие контроля. Должности в республике продаются и покупаются. И это не только в Ингушетии – везде в России. В нормальной стране после серии громких историй ответственные чиновники сами ушли бы с работы, а у нас сидят годами. Что касается института уполномоченного по правам ребенка, то он явно не выполняет минимум возложенных на него обязанностей по защите прав детей в Ингушетии", – заключил собеседник.

С этим мнением солидарен Магомед Беков. По словам юриста, уполномоченный по правам ребенка не выполняет "надлежащим образом" деятельность по защите прав детей, а реагирует, лишь когда произошла трагедия.

****

В мае 2023 года в отношении детского омбудсмена Заремы Чахкиевой, а также органов опеки и попечительства, детских стационарных соцучреждений назначили служебную проверку, связанную со смертью Самиры Муцольговой. Советник главы Ингушетии по правовым вопросам Юлия Чернышева заявила, что соответствующие решения в отношении ответственных лиц и структур будут приняты после проверочных действий.

По прошествии более чем полугода о результатах проверки до сих пор ничего не известно. Чахкиева продолжает занимать пост уполномоченной по правам ребенка. Редакция Кавказ.Реалии обратилась к ней за комментарием, однако ответа на момент публикации материала не получила.

  • В январе 2022 года скандал вызвала история 35-летней жительницы Ингушетии Мадины Аушевой, впавшей в кому после операции в республиканском перинатальном центре в Назрани. Роженица поступила сюда в ноябре, а после рождения ребенка ее состояние резко ухудшилось. Родные рассказывают, что пациентка пять часов истекала кровью, но не получила помощи. Проверка перинатального центра началась после обращения в прокуратуру и к главе республики Махмуду-Али Калиматову.
  • В ситуацию вмешались правозащитники и федеральные СМИ. Тогда же выяснилось, что случай не уникальный: республиканское отделение партии "Гражданская инициатива" сообщило о более чем 50 обращениях женщин, которые пострадали из-за халатности врачей.
  • В Северо-Кавказском федеральном округе зафиксирована самая высокая младенческая смертность в России за январь – июнь 2023 года. Здесь на тысячу новорожденных приходится 4,7 летальных случая. Во всех регионах округа, кроме Северной Осетии и Ставропольского края, смертность детей оказалась выше средней по стране, следует из официальной государственной статистики. Сайт Кавказ.Реалии разбирался в причинах таких показателей.

Форум

XS
SM
MD
LG