Ссылки для упрощенного доступа

"Сегодня искал правду – завтра ищешь работу". Дагестанский врач против системы


Салим Халитов во время пятидневной голодовки

В Махачкале почти пять суток голодал председатель профсоюза "Альянс врачей", рентгенолог Салим Халитов. На очередной акции протеста он требовал независимой экспертизы установки томографа в Республиканском центре травматологии и ортопедии, из которого он уволился год назад с должности заведующего отделением лучевой диагностики.

После разговора с госсекретарем Дагестана Хизри Абакаровым Халитов прекратил протестную голодовку. На своей странице в инстаграме Абакаров написал, что встреча состоялась по поручению исполняющего обязанности главы Дагестана Сергея Меликова.

Решены ли проблемы, которые заставили врача выйти на площадь, и почему медики опасаются вступать в независимые профсоюзы, Салим Халитов рассказал в интервью редакции Кавказ.Реалии.

– Салим, расскажите о себе немного.

– Мне 36 лет. Я родом из Махачкалы. Учился в дагестанской медакадемии. Сейчас работаю ассистентом на кафедре лучевой диагностики и председателем профсоюза "Альянс врачей". У меня шестеро детей. Старшие двое ходят в школу, остальные – в садик.

– Много медиков вступает в профсоюз?

– Вступают. У многих есть желание. Но все боятся – административного ресурса, главных врачей и Минздрава. Говорят, если мы начнем вступать к вам в профсоюз, нас начнут ущемлять и могут выгнать с работы.

– Почему врачи боятся системы?

– Я наглядный пример того, почему нужно бояться. Потому что я сказал то, что нужно было сказать. Да, я написал заявление об увольнении по собственному желанию. Но оно было направлено исполняющему обязанности главного врача, который, по идее, не имел права увольнять и принимать на работу сотрудников. Он просто административными вопросами занимался.

После того, как я записал свое видеообращение, где рассказал о нарушениях в больнице, сюда приехали журналисты с телевидения. Им главный врач обещал, что моего увольнения не будет, что заявление не подпишут. Но меня уволили. И к моему удивлению, в тот же день из другой больницы пригласили другого работника. Мое заявление подписали и даже не оставили мне права отозвать его. Хотя в течение 14 дней я мог его отозвать.

Справка: Минздрав Дагестана сообщал, что трудовые отношения с Халитовым прекращены в соответствии с его заявлением об увольнении по собственному желанию.

– То есть вы признаете, что оно было написано на эмоциях? Вы планировали продолжать работу?

– Однозначно. Я уходить не собирался, конечно нет. Я хотел совершенствовать службу лучевой диагностики. Хотел, чтобы у меня был кабинет компьютерной томографии, в котором можно было бы комфортно пациентов обследовать. Это критический центр, куда очень тяжелые пациенты поступают. Необходимо, чтобы кабинет был полноценный, соответствующий всем стандартам.

"Пока минздрав не извинится". В Дагестане врач проводит пикет
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:48 0:00

– О проблемах вы заговорили в январе этого года. До этого момента все в больнице было хорошо?

– Нет. Ничего не соответствовало [нормам]​. Я в своем обращении указывал только лишь то, что касалось меня, в моем отделении. Все кабинеты, где были нарушения, я указал. На каждом совещании я просил и уговаривал сделать помещение, найти место, поставить соответствующим образом рентгеновское оборудование. Починить технику, которая сломана, просил привести в порядок архив, где хранится история рентгеновских снимков. Обо всем этом я говорил в течение года, но никакой реакции не было. Как только я сделал видеообращение, сразу же нашли помещение для архива, за ночь все перенесли, пока придут проверяющие. Это дало результат, но последствия тоже есть, и они тяжелые. Как говорится, искал правду сегодня – завтра ищешь уже работу. Это обо мне.

– Зачем вам это нужно?

– Мне нужно, чтобы у нас здравоохранение было лучше. Я устроил голодовку из-за неправильной установки мультиспирального компьютерного томографа.

– Близкие не говорят вам: "Салим, хватит, успокойся, оставь"?

– Во время голодовки ко мне приходил родственник, он меня чуть ли не насильно заставлял выпить кофе. Очень сильно и плохими словами ругался. Просил прекратить голодовку и уйти домой.

Во время акции подходили совершенно посторонние люди, чтобы меня поддержать. Были те, кто отговаривали: "Ты все равно эту систему не поменяешь, не голодай", другие говорили, что надо менять президента и тому подобное. Машины останавливались: "Салим, держись, брат, мы за тебя!"

– Сколько акций протеста вы провели?

– Честно сказать, боюсь посчитать, но много. Здесь я стоял с одним транспарантом, здесь – с другим. На крыше вот этого дома стоял, на площади, перед Минздравом. Наверное, около 15 раз выходил на пикет.

– Это что-то изменило?

– Никакой реакции со стороны министерства здравоохранения, никакой реакции со стороны больницы, правительства… Я даже писал письмо главе республики, Владимир Васильев на тот момент был. Прошло 29 дней после этого письма, я сам уже позвонил туда и спрашиваю: "Где мой ответ? Почему мне глава не отвечает?" Мне сказали: "А, сейчас мы будем разбираться". В итоге они только начали искать, где же этот ответ. И не могли найти. На следующий день мне на почту пришло письмо за подписью Карибова, он исполнял обязанности председателя правительства в то время. "Данные, вами озвученные, приняты к сведению, спасибо за позицию" – такого рода ответ. Отписка и все.

– Врио главы Дагестана Сергей Меликов вам предложил пойти в суд.

– Я на самом деле благодарен Сергею Алимовичу. Почему? Потому что он выполнил свое обещание и принял меня. На самом деле вопрос для него очень сложный. Думаю, в начале его работы есть много важных проблем, которые нужно решать.

Он порекомендовал обратиться в суд. У меня иск даже почти готов был, консультировался с юристами разными. И выяснилось, что я, оказывается, как гражданское лицо не имею права подавать иск к учреждению, в котором уже не работаю. Это мне подтвердили очень многие юристы.

– Суд отменяется?

– Да. Мне и сейчас говорят, что можно пойти какими-то другими путями. Например, найти человека, который пострадал здесь (в больнице. – Прим ред.). Но это они должны обращаться, не я. Это не моя борьба уже. Знаю, у кого-то есть такие попытки, если они будут действовать, я им помогу тоже, где-то советом, где-то своими знаниями.

– Когда вы голодали, к вам выходил главврач больницы, где вы работали?

– Нет. Я иногда отъезжал в мечеть на намаз. Вернулся как-то, а места для машины нет. Я припарковался у кофе-аппарата (недалеко от входа в больницу. – Прим. ред.). До этого там парковались сколько угодно машин. А когда я туда поставил машину, ко мне сразу же вышла охрана.

Все работники центра, врачи, охранники ко мне с уважением относятся, здороваются. Говорят, что вынуждены молчать. В общем, охранники подошли ко мне. "Просят сверху машину убрать". То есть главврач видел, что машина стоит, он не может не знать. Я сказал, что не буду убирать. Они передали информацию наверх (руководству центра. – Прим. ред.). Оттуда позвонили в райотдел и гаишникам сказали, чтобы они убрали мою машину. Они подошли ко мне, и мне пришлось переставить машину.

– Идет вторая волна ковида. Республика сейчас готова к ней? Мы же все помним, что было весной.

– Думаю, что удовлетворительная готовность все же есть. Уже есть опыт, протоколы лечения, которые много раз поменяли, пришли, может быть, к какому-то идеалу. Но я когда общался с коллегами, кто работает в красной зоне, они говорят, что, хоть и много раз меняли схемы лечения, оно остается на низком уровне.

***

Конфликт с министром здравоохранения Дагестана и главным врачом Центра ортопедии и травматологии у Салима Халитова начался в январе 2020 года.

Халитов записал видеообращение, в котором указал на недостатки в работе центра. В частности, он говорил, что помещение, предназначенное для установки аппарата мультиспиральной компьютерной томографии, не подходит для этого по своим параметрам. Он просил профильного министра разобраться в ситуации. Однако после визита министра здравоохранения Халитов, по его словам, вынужден был написать заявление об уходе по собственному желанию. Позже была проведена проверка в медучреждении. Минздрав частично признал то, о чем говорил Халитов.

"Помещение, предназначенное для монтажа аппарата МСКТ, представителем поставщика признано соответствующим требованиям технической документации и паспорта аппарата МСКТ… Отмечен один недостаток, связанный с технологическим проходом для персонала между элементами стационарного оборудования, который составляет 60 сантиметров, а должен быть не менее 80 сантиметров. Для устранения данного недостатка, по согласованию с поставщиком оборудования, произведены выемки с обеих сторон в стене", – указано в сообщении Минздрава Дагестана, размещенном в соцсетях 30 января. Там же говорится и о том, что проверка выявила ненадлежащее хранение снимков МРТ.

После этого Халитов провел множество акций протеста. 12 октября врач провел одиночный пикет на крыше многоэтажного дома в Махачкале, напротив здания больницы. На краю крыши он установил транспарант с надписью "Лжецам не место в медицине!".

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG