Ссылки для упрощенного доступа

"Надо не дать заболеть тем, кто остался"


Пикет дагестанского врача Салима Халитова

Бывший завотделением республиканского центра травматологии и ортопедии Салим Халитов на днях провел очередной одиночный пикет в Махачкале.

Надпись на длинном транспаранте, который медик развернул перед входом в медучреждение, где раньше работал, гласила: "Лживый министр хуже коронавируса!".

"Кавказ.Реалии" узнал у врача, для чего он вышел на пикет, нарушив режим самоизоляции, и что он думает о ситуации в Дагестане с коронавирусной инфекцией. По данным на 11 мая, в республике в общей сложности насчитывается 2772 заболевших. Регион лидирует по числу больных на Северном Кавказе.

- Для чего вы вышли на пикет?

- До меня дошла информация что персонал центра травматологии заболел и несколько отделений закрыли, а аппарат компьютерной томографии не работает. Сходил проверить и если правда, то вывесить. Оказалось, что правда.

- Сколько заболевших среди персонала?

- Несколько случаев подтвержденных и около 10 случаев пневмоний. И много персонала находится на больничном.

- Аппарат компьютерной томографии работает?

- Работает только для тех пациентов, кто лежит в центре. И то без получения соответствующей документации из Роспотребнадзора, дающей право ввода в эксплуатацию.

- Почему именно такая надпись для пикета?

- Потому что необеспеченность средствами индивидуальной защиты персонала, который сталкивается с больными коронавирусной инфекцией, противоречит официальной позиции Минздрава. Они твердят, что во всех учреждениях все есть.

Еще одна причина - Минздрав лгал ещё в январе о том, что аппарат КТ правильно устанавливается. А население Дагестана остро нуждается теперь в этом аппарате.

- Почему в Дагестане сложилась такая обстановка с коронавирусом, как считаете?

- Я думаю, что этого и стоило ожидать, видя то, как неуверенно вели себя на начальном этапе власти республики. Считаю, что необходимо было с первых же дней принимать более решительные меры реагирования.

- Министр здравоохранения в начале марта ведь говорил, что все нормально, что мы готовы.

- Да, говорил. Но мы сегодня видим, что не готовы. Реальность оказалось иной. Думаю, что это невладение ситуацией. И его слабость. У него был достаточный срок, чтобы поработать с главврачами на местах, чтобы понять кто чего стоит, кому можно доверять а кому - нет.

- Сейчас отовсюду идёт помощь. Минздрав, правительство, меценаты, благфонды, блогеры. Но по ощущениям, этого всего все равно мало. Каждый день тот или иной район просит помощи. Вы, как бывший работник медучреждения, можете объяснить, как до этого работали больницы?

- Могу сказать, например, по поводу того же самого травмцентра. Я говорил, что в основном своем дорогостоящее оборудование используется для оказания платных услуг, мое обращение в тот раз не было услышано. Соответственно, платные услуги продолжались оказываться. С января месяца центр заработал на платных услугах чуть больше или меньше двух миллионов рублей. Можно было бы использовать эти средства и защитить персонал. Но увы этого не было сделано.

- На ваш взгляд, как-то можно улучшить ситуацию сейчас?

- Только очень жесткими мерами, строгим соблюдением мер безопасности.

- А как решать проблему нехватки медиков?

- Защищать имеющиеся кадры. Тот персонал, который заболел, он выздоровеет, надо не дать заболеть тем, кто остался.

XS
SM
MD
LG