Ссылки для упрощенного доступа

"Она истекала кровью пять часов". В Ингушетии семья роженицы добивается расследования


Иллюстративное фото

Жительница Ингушетии Мадина Аушева поступила в Республиканский клинический перинатальный центр в Назрани вечером 29 ноября. Через три часа она родила мальчика, а на следующий день оказалась в коме, из которой не выходит уже почти два месяца. Родные Аушевой считают, что ей была оказана некачественная медицинская помощь, врачи центра это отрицают.

После родов Мадина позвонила мужу и сказала, что и малыш, и она чувствуют себя нормально, вспоминает сестра Аушевой Патимат Бекова. В 1:40 Мадина позвонила другой сестре, Розе, и сообщила, что у нее началось кровотечение. Родственница сразу же приехала в роддом.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

"Когда я приехала, – рассказывает Роза, – мне сказали, что роды принимала Лиана Хулагова, и велели ждать. Я очень долго сидела внизу, ко мне никто не спустился. Тогда я снова обратилась в приемную, они еще раз позвонили наверх, и ответила уже главврач Людмила Халухаева, которая сообщила, что им не удается остановить маточное кровотечение. Она спросила, что важнее для нас: женщина или матка".

Роза начала звонить Мадине, та ответила, что кровотечение не останавливается, врачи ей сказали, что "ничего не выходит", и повезли на операцию.

Она спросила, что важнее для нас: женщина или матка

"У нее был очень испуганный голос, – продолжает Роза. – Позже нам сообщили, что операция по ампутации матки закончилась, но сестра в очень тяжелом состоянии. С тех пор вот уже месяц, как она в коме, мы толком не знаем, что там случилось".

Врачи рассказали другой сестре Мадины Патимат Бековой, что у нее случилась остановка сердца на три секунды, что привело к кислородному голоданию мозга, а после – к коме. Но Патимат в эту версию не верит.

"Я считаю, это было ненадлежащее исполнение дежурными врачами центра своих обязанностей, что привело к причинению тяжкого вреда здоровью моей сестры. Я общалась с дежурившими в ту ночь сотрудниками, они мне рассказали, что ее врач очень халатно отнеслась к работе и сестра истекала кровью пять часов", – делится Бекова.

По ее словам, в это время доктор не уделяла Мадине должного внимания. Когда врач наконец пришла, давление у пациентки было очень низкое, но при этом ей дали наркоз, чтобы провести удаление матки. Наркоз обрушил давление еще сильнее, и у нее остановилось сердце.

Противоречивые свидетельства

"За время, что моя сестра в коме, я столкнулась и с врачебным безразличием, и с враньем, и с тем, что у докторов разнятся показания, – перечисляет Патимат Бекова. – Более того, я уверена, что они заменили ее медицинскую карту. Теперь в ней, возможно, отражены не все манипуляции. Сразу после того, как Мадина впала в кому, врачи защищали каждый сам себя, и у них были разные свидетельства о том, что случилось в ту ночь. Теперь же они повторяют одну и ту же версию".

По ее словам, первая нестыковка в том, что врач Лиана Хулагова говорит, что ее сестра родила в 22:45, в то время как сама Мадина Аушева звонила мужу и сестре в 22:04 и 22:08 и сообщила о рождении сына. Это подтверждает журнал вызовов в телефоне.

За время, что моя сестра в коме, я столкнулась и с врачебным безразличием, и с враньем, и с тем, что у докторов разнятся показания

Бекова провела собственное расследование и утверждает со ссылкой на слова акушерки, что у сестры было обильное кровотечение. По ее мнению, оно говорит о том, что Аушевой делали выскабливание матки, в то же время врачи проведение этих манипуляций отрицают.

При поступлении в роддом сестра чувствовала себя нормально и давление было в норме, однако доктора утверждают, что Аушева поступила с давлением 140 на 90, добавляет Бекова.

Корреспондентка Кавказ.Реалии обратилась за комментарием к врачу Лейле Доскиевой, которая наблюдала Мадину Аушеву во время беременности. Медик на запрос не ответила. Патимат Бекова сообщила, что в разговоре с ней доктор подтвердила, что беременность протекала нормально.

Бекова предоставила редакции аудиозапись, на которой слышно, как женский голос, представившийся Людмилой Халухаевой (главврач перинатального центра), говорит, что у Аушевой кома третьей степени и потеря литра крови, но при этом невропатологи ставят кому первой степени. Через несколько минут на аудио слышно, как в кабинет входит еще один доктор, которого присутствующие представили как врача-реаниматолога. Он заявляет Бековой, что у ее сестры так называемая "предкома".

При этом в медицинском заключении, которое сделал врач-реаниматолог МНИЦ нейрохирургии им. академика Бурденко, говорится, что Мадина Аушева находится в коме второй степени после потери 2900 миллилитров крови.

Еще одна нестыковка: врачи перинатального центра сообщили Патимат Бековой, что остановка сердца у ее сестры продолжалась всего три секунды, в то время как в заключении врача-реаниматолога говорится, что она длилась не менее трех минут.

"Естественная усталость роженицы"

Мадина Аушева в ту ночь родила здорового ребенка, и с ней поначалу было все в порядке. Но минут через 15 у нее началось слабое маточное кровотечение, сообщил Кавказ.Реалии на условиях анонимности медработник перинатального центра.

"Лиана Хулагова провела ей ручную ревизию матки, но эффекта от этого не было. Как говорит акушерка, она неоднократно звала ее к пациентке. Врач каких-то назначений не делала, а кровь потихоньку текла. Кровь – это же не вода, это жизнь человека уходит. Мадине было хуже и хуже. К полуночи пришла Людмила Халухаева и сделала выскабливание матки", – говорит сотрудница центра.

В тот вечер на обескровленное тело и измученное сердце анестезиолог дал наркоз: сделали спинальную анестезию

После выскабливания у Аушевой упало давление, но врач расценила это как "естественную усталость роженицы", продолжает собеседница. Однако кровь не останавливалась, и матку было решено ампутировать.

"В тот вечер на обескровленное тело и измученное сердце анестезиолог дал наркоз: сделали спинальную анестезию, которая резко обрушила давление, и у нее остановилось сердце. И не на три секунды, как они говорят, а гораздо дольше", – рассказывает медработница.

Корреспондент Кавказ.Реалии обратилась к Лиане Хулаговой, дежурившей в ту ночь. Она комментировать произошедшее отказалась, ссылаясь на врачебную тайну, но сообщила, что данный случай – это "медицинское осложнение".

"От этого, к сожалению, никто не застрахован, – сообщила Хулагова. – Медицинская помощь пациентке была оказана на максимально высоком уровне, но в данном случае этого оказалось мало. Официальный разбор проводится компетентными независимыми органами, только после этого можно будет судить об объективных причинах, приведших к такому результату".

Остальные члены медицинской бригады, дежурившей в ту ночь, не ответили на запрос с просьбой прокомментировать ситуацию.

"Мадина будет всю жизнь лежать"

Патимат Бекова подала заявление в прокуратуру. Она требует, чтобы было проведено полноценное разбирательство, а также чтобы правоохранительные органы провели выемку записей с видеокамер в родильном зале.

Перед Новым годом Бековой позвонила главврач центра и пригласила ее посмотреть видео из родзала. Патимат согласилась, но с условием, что ей дадут копию видеозаписи. На что получила отказ.

"Прошел уже месяц, за это время можно целый фильм смонтировать, поэтому я попросила копию для экспертизы. С этим условием мне видео показывать отказываются", – сообщила Патимат. Она записала видеообращение к главе Ингушетии, в котором просит разобраться и наказать виновных.

За эти полтора месяца родственники пострадавшей неоднократно обращались в Минздрав, но там, по словам сестер, просто перестали отвечать на телефонные звонки.

"Прихожу лично – все время отвечают, что министра и замов нет на месте. Я звонила также заместителю министра Лемке Кациевой на личный телефон, она меня заблокировала. Моя сестра находится в коме. Я хочу, чтобы виновных наказали, а сестре оплатили реабилитацию", – жалуется Патимат.

Говорят нам: "А что она этих детей столько нарожала"

Корреспондентка Кавказ.Реалии обратилась за комментарием к заместителю министра здравоохранения Лемке Кациевой и заместителю главного врача перинатального центра по амбулаторной помощи Макке Тангиевой, дежурившей в ту ночь врачу-анестезиологу Сюзанне Теркакиевой и акушерке Валентине Комиссаровой – никто из них на просьбу прокомментировать ситуацию не ответил.

Дома Мадину Аушеву ждут шестеро детей, старшему из которых 13 лет, а младшему нет и двух месяцев. Мать малышу все это время заменяет Патимат.

"Врачи говорят, Мадина будет вот так всю жизнь лежать, но сознание к ней не вернется. И обвиняют мою же сестру. Говорят нам: "А что она этих детей столько нарожала". Если спросить у меня, то сестра виновата только в том, что пошла именно в этот перинатальный центр", – заключила Роза.

***

Когда этот материал готовился к публикации, стало известно об инспекции перинатального центра, которую инициировал Росздравнадзор. Также сообщается о начале доследственной проверки.

Это не первый случай, когда некачественная медицинская помощь, оказанная роженице в Ингушетии, приводит к коме. Местное издание "Фортанга" сообщает, что в 2018 году в перинатальном центре впала в кому мать шестерых детей Макка Хамуратова. Она до сих пор парализована, несмотря на лечение в клиниках Москвы и Франции.

Кавказ.Реалии рассказывал об истории Тамары Экажевой и еще нескольких женщин, которые полагают, что халатность главврача перинатального центра Людмилы Халухаевой привела к ампутации матки и проблемам со здоровьем. Прокуратура Ингушетии в течение года бездействовала, несмотря на обращение, и начала проверку только после выхода материала. В результате жалобам Экажевой нашлись подтверждения, а главврачу вынесли предупреждение о недопущении подобных случаев в дальнейшем.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (9)

XS
SM
MD
LG