Ссылки для упрощенного доступа

Кадыров против "Новой газеты": почему Кремль остался в стороне и что будет дальше


Рамзан Кадыров

Главная тема в Чечне – расследование журналистки "Новой газеты" Елены Милашиной со свидетельствами казней и пыток в полку имени Ахмата Кадырова. Подробности о внесудебных расправах впервые рассказал очевидец – силовик Сулейман Гезмахмаев.

Реакция из Чечни последовала мгновенно. Уже 17 марта состоялся митинг, участники которого требовали закрыть газету, потому что в ней пишут "гадости про Чечню". Общественная палата республики обратилась к президенту России Владимиру Путину с тем же требованием. Присоединились и служащие в кадыровском полку: они записали видеообращение, в котором пожаловались на "Новую газету".

Кремль с ответом был сух и короток: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков посоветовал обращаться не к Путину, а в суд. В ответ возмутился глава Чечни Рамзан Кадыров, заявив, что граждане имеют полное право обращаться к президенту – как к гаранту соблюдения их конституционных прав.

Такой бурной реакции не ожидали и в самой "Новой газете", признаются ее сотрудники.

Будут и подкупы, и репрессии

В издании ждали предсказуемый ответ из Чечни. Всё закончится на проклятиях в социальных сетях словами "шайтаны из газеты" и "псевдожурналисты", считал редактор отдела политики "Новой газеты" Кирилл Мартынов.

"Но в этот раз чеченские власти – люди, которые делают вид, что представляют чеченское общество, – пошли дальше, – сказал Кавказ.Реалии Мартынов. – Начались и массовые митинги, и какие-то военные сборы, посвящённые нам, и прямые требования к президенту России закрыть нашу газету, потому что мы публикуем какую-то неудобную для них информацию. Если мы работаем непрофессионально, то почему нужно требовать какого-то опровержения? Обратитесь в суд, устройте разбирательство. И непонятно, с чем связаны претензии к родственникам бывшего кадыровского полицейского. Я вижу во всей этой конструкции, что Кадырову наши публикации не нравятся, но суть претензий не очень ясна".

По словам Мартынова, "Новая газета" будет продолжать работать дальше, в том числе и по чеченской повестке.

Мы изначально понимали, что это публиковать небезопасно. Но у нас совершенно не было вариантов это не публиковать

"Естественно, мы считаем, что все эти заявления неприемлемы. Мы сделали заявление, что готовы закрыть газету, если в Чечне не будут нарушать права людей. Понятно, что это такой риторический ход, направленный на то, чтобы показать, что проблема не в том, что газета про что-то пишет, а в ужасных вещах, которые происходят на территории страны, – объясняет Мартынов. – Естественно, мы дальше будем работать. Мы изначально понимали, что это публиковать небезопасно. Но у нас совершенно не было вариантов это не публиковать. Когда у тебя на руках такие факты, такой источник, такая история о внесудебных казнях, если ты журналист, ты не можешь это не публиковать, несмотря на все риски, которые можешь понести. Я думаю, здесь у нас, у всех коллег, позиция консолидированная. Сколько раз мы узнаем про массовые казни, столько раз мы о них и напишем".

Мартынов отмечает, что лично для него во всей этой истории более всего важна фигура чеченского полицейского Сулеймана Гезмахмаева, который пошёл на эту публикацию, понимая, чем он рискует: "Мне кажется, что его пример очень вдохновляющий, если, конечно, в этой ситуации вообще можно чем-то вдохновляться. Но это пример того, как, находясь в тяжёлых обстоятельствах, можно сделать выбор, рискованный и опасный, из-за совести и самоуважения. Человек отказался от своей карьеры, потому что не хотел убивать людей".

По его словам, теперь – после публикации расследования – чеченские власти постараются еще больше контролировать жителей республики, особенно, силовиков и чиновников, у которых есть какая-то конкретная информация про внесудебные казни.

"Понятно, что будут и подкупы, и репрессии, все возможные средства будут использоваться. Но мне кажется, ещё появятся люди, которые выберут человеческую жизнь", – уверен Мартынов.

Отсутствие реакции правоохранительных органов на публикацию, по его словам, тоже показательно и "красноречиво говорит о современном характере отношений Кадырова и Кремля: предложение бесконечной личной лояльности президенту Путину в обмен на карт-бланш на совершение убийств на территории республики".

Путь в "гейропу" закрыт

Чеченские власти имели все основания отреагировать на публикацию остро, так как впервые за 20 лет появились реальные показания о происходящем, которые озвучил очевидец, не скрывающий своего лица, считает политолог Руслан Кутаев.

"Я убеждён, что в ближайшее время, в ближайшие месяцы объявятся и другие люди, которые служили в разных структурах в Чеченской республике и будут давать показания и подтверждать преступления, – говорит Кутаев. – Они все понимают, что когда-то этому придёт конец, не будет Путина и с режимом Кадырова будет покончено. Но у них у всех была одна надежда, что они и их семьи спрячутся в Европе, которую они называют "гейропой".

Кутаев добавляет, что жертвами кадыровского режима в Чечне стало множество людей, родные которых теперь знают их убийц.

Говорят, Байден оскорбил Россию, но Байден не оскорблял Россию, он сказал, что Путин – убийца. И Милашина точно так же не оскорбляла Чечню

"В республике есть огромное количество людей, у которых убивали их близких. Это не по исламу, но они говорили, что будут мстить их детям, братьям и так далее. Это произвол, который замыслили там, и в Чечне это понимают. Когда они замышляли преступления, была спасительная Европа. Но когда названы имена, названы фамилии, когда всё связывается с конкретными преступлениями, теперь дорога в Европу им будет закрыта. Это и вызывает панику. Я говорю не с точки зрения российского или международного правосудия, а с точки зрения чеченского возмездия. А это уже обозначено и невозможно изменить", – пояснил собеседник.

На митинге, который организовали 17 марта в Грозном, не было никого, кроме родственников тех, кто совершал преступления, уверен Кутаев: "Это трусость, это боязнь за возмездие. Их вывели. Но это та же ситуация, как с [президентом США Джо] Байденом. Говорят, Байден оскорбил Россию, но Байден не оскорблял Россию, он сказал, что Путин – убийца. И Милашина точно так же не оскорбляла Чечню".

Политолог уверен, что история с внесудебными казнями в Чечне только начинается: "Когда у Кадырова начнутся осечки, когда определённые части силовых структур не будут больше ему подчиняться, он перестанет быть нужным Путину. Кадырову каждый раз приходится доказывать, что он может что-то сделать, что его не зря поставили, что он выполняет установку Кремля. Все безобразия Кадырова – спущены сверху. И эта небольшая осечка с публикацией – признак того, что Кадыров уже не управляет процессами, что из-под его контроля выходят определённые события. Это очень плохой сигнал для него в Кремль и Путину".

Самые страшные преступления в России

Сценарий, развившийся после публикации "Новой газеты", весьма стандартный для Чечни, говорит Игорь Каляпин, председатель "Комитета против пыток" (организация признана в России иностранным агентом, но не согласна с этим – прим.ред.).

"Единственный разрешенный вид общественной деятельности в Чечне – это защищать чеченскую власть, – заявил Каляпин. – И какой-то митинг провели по поводу этой публикации, и обращение написали. Я помню несколько подобных мероприятий, когда проклинали Ганнушкину, Каляпина, Милашину. Ничего нового с тех пор они не придумали. "Прикройте, а то кто-то из нас возьмёт на себя ответственность", – ничего нового(имеется ввиду заявление одного из бойцов полка Ахмата Кадырова – прим.ред.). К сожалению, какая-то реакция на это всё равно будет, но, я надеюсь, что к закрытию "Новой газеты" это не приведёт. Хотя ситуация в стране меняется, в том числе и со свободой слова. Будем надеяться, что ничего плохого не случится".

Правозащитник добавил, что единственное, в чём можно быть уверенным: по указанным в публикации фактам не будет возбуждено уголовное дело. Хотя, уточнил собеседник, любая такая публикация должна быть поводом для доследственной проверки.

Это типичное сознание жителей Чечни: обращаться по вопросам не в прокуратуру, а к Кадырову. Здесь они действуют подобным же образом

"Каждая истерика из Чечни придаёт резонанс этим публикациям. Но они же не задумываются об этом – о том, какой эффект будет в России. Им важно только то, что в республике. При этом они не обращаются в суд или в МВД, сообщая о клевете, а обращаются сразу к президенту, к человеку, в обязанности которого менее всего входит контроль за СМИ. Это типичное сознание жителей Чечни: обращаться по вопросам не в прокуратуру, а к Кадырову. Здесь они действуют подобным же образом", – пояснил Кадяпин.

При этом правозащитник уверен, что в митингах в Грозном принимали участие в основном те, кто борется за место под солнцем и предпочитает доказывать лояльность "падишаху" своими действиями: "Никто из этих людей в радугу и единорогов не верит. Но это не означает, что их заставили выйти на митинг. В Чечне сейчас много людей, которые прислуживают кадыровской власти, и которых культ личности Кадырова никак не травмирует. Если бы редакция "Новой газеты" находилась в Грозном, митингом бы не ограничилось".

Автор расследования – Елена Милашина – надеется возбудить уголовные дела по внесудебным казням и искренне верит в возможность проведения реального расследования, заверил Каляпин.

"Однако я думаю, что ничего не удастся. Но надо понимать: то, что рассказывает Милашина, это из ряда вон выходящее. Это, наверное, самые страшные преступления на территории России в последние годы. И это не война, не КТО, это то, что происходит сейчас. Родственники Сулеймана Гезмахмаева фактически находятся в заложниках. Но на это тоже нет никакой реакции правоохранительных органов. Мы били во все колокола по поводу похищения Салмана Тепсуркаева, передали в следственный комитет все документы, но никакой реакции на это нет. "Новая газета" называет конкретных людей, показывает конкретные фотографии – и никакого расследования не проводится", – жалуется правозащитник.

Комиссар по правам человека Совета Европы Дуня Миятович 19 марта потребовала от России провести "незамедлительное, беспристрастное и независимое расследование" информации о внесудебных расправах в Чечне, которая была опубликована в "Новой газете". Миятович назвала сведения журналистов "шокирующими". Реакции Кремля на требование Совета Европы пока нет.

Смотреть комментарии (6)

XS
SM
MD
LG