Ссылки для упрощенного доступа

"Смычка Кадырова и спецслужб". Кто охотился на Анзора из Вены


Рамзан Кадыров и Владимир Путин в Кремле

За месяц до того, как его убили выстрелом в голову в Вене, выходец из Чечни Анзор Умаров раскрыл схему подготовки убийств, которые приближенные Рамзана Кадырова организовывали в отношении его оппонентов на протяжении нескольких последних лет. Радио Свобода поговорило с человеком, который должен был стать очередной жертвой подобного покушения – после того, как публично расстрелял из автомата портрет Кадырова и назвал его "собакой".

Речь идет о бывшем депутате украинского парламента и бывшем заместителе командира добровольческого батальона "Азов" Игоре Мосийчуке. На него уже покушались в 2017 году: 25 октября в результате взрыва заминированного мопеда около здания украинского телеканала "Эспрессо TV" Мосийчук был ранен, два человека, оказавшихся рядом с местом покушения погибли. Украинские спецслужбы тогда установили трех исполнителей преступления.

Убитый в Вене Анзор Умаров (настоящее имя – Мамихан) утверждал, что в числе прочих ему неоднократно поступали заказы как на убийство Мосийчука, так и на устранение двух других критиков Кадырова: Адама Осмаева, воевавшего в составе батальона имени Джохара Дудаева с пророссийскими сепаратистами на востоке Украины, а также его супруги Амины Окуевой. Осмаева российские власти официально обвинили в подготовке покушений на Рамзана Кадырова и Владимира Путина. На него и Амину Окуеву покушались дважды. Первое покушение в июне 2017 года окончилось неудачей, а его исполнитель, чеченец Артур Денисултанов, был арестован и впоследствии отдан России в рамках так называемого "предновогоднего обмена" заключенными между Киевом и Москвой. В результате второго покушения 30 октября Амина Окуева была убита, а ее муж выжил. Это произошло всего через пять дней после того, как Игорь Мосийчук был ранен при взрыве около телеканала "Эспрессо TV". Анзор Умаров утверждал, что первое, неудачное покушение на Окуеву и Осмаева организовал тот же человек, который стал организатором убийства в Вене в январе 2009 года бывшего охранника Рамзана Кадырова Умара Исраилова, ранее выступившего с публичными обвинениями в адрес главы Чечни и обвинившего его в пытках и других преступлениях.

Адам Осмаев и Амина Окуева
Адам Осмаев и Амина Окуева

В апреле 2020 года в Украине был арестован генерал-майор СБУ Валерий Шайтанов, который, как утверждает спецслужба, был завербован ФСБ России еще в 2013 году и также занимался организацией убийства Осмаева и Акуевой. Как удалось выяснить расследовательской группе Bellingcat, российскому изданию The Insider и немецкому Der Spiegel, Шайтанов был завербован полковником ФСБ России Игорем Егоровым, фигурировавшем под позывным "Эльбрус" в деле о катастрофе "Боинга" Малазийских авиалиний под Донецком. Как утверждается в расследовании Bellingcat, Егоров был одним из ключевых представителей Москвы в Донбассе во время активной фазы боевых действий в этом украинском регионе.

Об очередном заказе на убийство Осмаева и Мосийчука Анзор Умаров рассказал самим потенциальным жертвам. По его словам, за этим заказом стоял Адам Делимханов – депутат Госдумы России, двоюродный брат Рамзана Кадырова и его "правая рука". Адам Делимханов – двоюродный брат Алимбека Делимханова, командира чеченского батальона "Север" внутренних войск МВД, где служили осужденные по делу об убийстве российского оппозиционного политика Бориса Немцова.

Адам Делимханов и Рамзан Кадыров
Адам Делимханов и Рамзан Кадыров

После этого рассказа украинская контрразведка, как утверждал сам Умаров и как подтверждает Мосийчук, решила сыграть с организаторами убийства в ответную игру, инсценировав покушение, отправив заказчикам отчет о выполненной работе и раскрыв таким образом всю цепочку причастных к преступлению. Однако, в какой-то момент контактировавшие с Умаровым украинские офицеры спецслужб перестали выходить на связь, оставив его один на один с представителями Делимханова, которые уже успели передать подставному "киллеру" аванс за работу в размере 20 тысяч долларов и стали угрожать оставшимся в Чечне родным Анзора. Тогда Умаров и решил придать всю ситуацию огласке, а сам вместе с этим завел видеоблог, в котором стал резко критиковать Рамзана Кадырова. По мнению Мосийчука, провал плана с инсценировкой удачного покушения на него мог быть вызван кадровыми перестановками в украинских спецслужбах после прихода на президентский пост Владимира Зеленского.

Австрийские спецслужбы, с которыми, по словам Умарова, он сотрудничал уже несколько нет, якобы не проявили большого интереса к информации о новых готовящихся покушениях на оппонентов Кадырова в Европе. В то же время, в Украине Умаров до своей смерти оставался ключевым свидетелем в деле об убийстве Амины Окуевой: после того, как он через Адама Осмаева и Игоря Мосийчука передал украинским спецслужбам информацию о желании заказчиков в Чечне довершить начатое и ликвидировать Осмаева и Мосийчука, к нему в Вену приезжали представители украинской полиции и контрразведки, которые официально взяли у него показания на территории украинского посольства. В Вене встречался с Умаровым и сам Игорь Мосийчук.

Убийство Анзора Умарова в Вене стало очередным в длинном ряду покушений и убийств критиков Рамзана Кадырова в Европе и четвертым только за последний год. В августе 2019-го в Берлине был застрелен гражданин Грузии чеченского происхождения Зелимхан Хангошвили, участвовавший во второй чеченской войне. После того, как расследователи из группы Bellingcat доказали причастность к этому преступлению российской военной разведки, власти Германии официально обвинили российские власти в причастности к преступлению и объявили персонами нон-грата двух сотрудников российского посольства. В феврале 2020 года во французском Лилле был убит чеченец Имран Алиев, жестко критиковавший Кадырова. В конце февраля было совершено неудачное покушение на другого оппонента главы Чечни, живущего в Швеции блогера Тумсо Абдурахманова.

После убийства Умарова власти Австрии задержали стрелявшего и его предполагаемого сообщника. Исполнителем преступления СМИ называют 47-летнего Сарали Ахтаева, жившего в австрийском Линце выходца из Чечни. Радио Свобода удалось найти более 5 профилей этого человека в социальных сетях, а также выяснить, что ориентировочно в 2010-2013 годах он сидел в тюрьме в Харькове по обвинениям в незаконном хранении оружия (в интернете есть профили Ахтаева на сайтах знакомств, в которых он также указывал своим местом жительства Харьков). Затем Ахтаев, судя по всему, перебрался в Киев, а позже эмигрировал в Австрию. По другой версии, Ахтаев получил статус беженца в Австрии еще в 2002 году.

Сарали Ахтаев, предполагаемый убийца Мамихана Умарова, фотографии с сайтов знакомств и из аккаунтов Ахтаева в соцсетях
Сарали Ахтаев, предполагаемый убийца Мамихана Умарова, фотографии с сайтов знакомств и из аккаунтов Ахтаева в соцсетях

Сделанные Умаровым аудиозаписи, на которых, как он утверждает, Адам Делимханов обсуждает организацию заказных убийств противников Кадырова, в понедельник были частично опубликованы Игорем Мосийчуком, а частично – российским изданием The Insider, которому он их передал.

В большом интервью Радио Свобода Игорь Мосийчук рассказывает о новых фактах, которые, по его мнению, подтверждают связь людей Рамзана Кадырова и российских спецслужб – в частности, по словам экс-депутата, в 2017 году доставку взрывчатки из Крыма в Киев для покушения на него и обучение исполнителей взрыва осуществлял все тот же "Эльбрус", полковник ФСБ Игорь Егоров. Несмотря на то, что план украинской контрразведки по инсценировке смерти Мосийчука так и не был реализован, он продолжает пользоваться охраной, предоставленной украинскими спецслужбами, и надеется, что власти европейских государств будут предпринимать более резкие шаги в отношении России за убийства, организованные спецслужбами этой страны. Мосийчук также рассказал о награде, якобы объявленной Кадыровым за голову Анзора Умарова, и о том, почему исполнители покушений, нанятые людьми чеченского лидера, идут на преступление, зная, что с большой долей вероятности будут пойманы и надолго сядут в тюрьму.

"Анзор был ценнейшим свидетелем"

– Давайте начнем с простого: что вы почувствовали, когда узнали новости из Вены об убийстве Анзора Умарова?

– Получилось так, что я выхожу на пробежку и оставляю все мессенджеры дома. Когда я вернулся, у меня на мессенджере было сообщение от товарища из Вены, что убит Анзор. Я сразу поверить не мог. Я начал набирать его, на его телефон, на мессенджеры, и связаться не смог, естественно. Я был в шоке. Я до последнего надеялся, что это не он, что это игра спецслужб. Но потом мне позвонил из Вены мой товарищ, который там живет и который общается с чеченской диаспорой, и подтвердил, что это он на сто процентов. После этого я сделал соответствующие звонки, публикации, связался с коллегами-журналистами в Украине, которые знали Анзора и общались с ним. И дальше все.

– В том числе, вы опубликовали полученные ранее от Анзора аудиозаписи. Вы говорите, что были в шоке после новостей о его убийстве, но ведь что-то подобное, наверное, можно было предположить, особенно после его откровенного интервью, больше часа, которое он давал совсем недавно.

– Вообще, я считаю, что сейчас акценты в деле об убийстве Анзора смещаются. Что я имею в виду? Я считаю, что Анзор был ценнейшим свидетелем в деле о международном терроризме, о заказных убийствах на территории Европейского союза и Украины, которые осуществляло окружение главы Чеченской республики. У меня лично есть записи, переданные Анзором, они есть у правоохранительных органов как Австрии, так и Украины, на этих записях люди из окружения Рамзана Кадырова заказывают убийства, мое убийство, убийство Адама Осмаева, убийство Амины Окуевой, убийство Тумсо Абдурахманова и еще ряда лиц. Почему появилось это интервью, о котором вы говорите, интервью Анзора каналу "Свободный"? Это интервью появилось, потому что сначала спецслужбы Австрии не предупредили спецслужбы Украины о подготовке терактов – покушения на меня и убийства Амины Окуевой, хотя они знали, он им говорил об этом. И он был разочарован в австрийских спецслужбах.

После того, как украинские спецслужбы "слили" дело о подготовке второго покушения на меня, где он помог и выступал в роли посредника, документируя действия окружения главы Чечни по подготовке моего убийства, где подставному киллеру была передана сумма денег – предоплата для моего убийства, после всего этого Анзор разочаровался и начал просить связать его с журналистами. Я обращался к европейским журналистам, которых я знаю, велись переговоры, но они затягивались. Тогда он говорит: "Может, кто-то из украинских журналистов…" Я говорю: "Анзор, понимаешь, в Украине все телевидение олигархическое. Если ты хочешь, у меня есть друзья, у них есть свой YouTube-канал, там профессиональные журналисты, которые работали раньше в традиционных медиа, они занимаются этим. И если ты хочешь…" Он говорит: "Давай". И я его свел. Они встретились, это происходило без меня, на территории Словакии. Они встретились и записали интервью – две части вы видели, а третья часть, которая посвящена как раз событиям в Европе и заказу убийств в Европе, до сих пор не смонтирована. Она не монтировалась, потому что Анзор попросил организовать ему встречу с американскими дипломатами, американскими журналистами, он думал, что хотя бы они повлияют на ситуацию, отношение к этим террористам в Европе и в Украине. И ребята об этом обо всем договаривались, и из-за этого третья часть монтируется только сейчас, я думаю, что она скоро должна появиться, и она будет посвящена, естественно, памяти Анзора и размещению заказных убийств на территории Евросоюза. Она больше для европейского зрителя, чем для украинского, условно говоря.

Он понимал, что идет на риск

Естественно, он понимал, что он идет на риск. Именно то, что это все оттягивалось, тот факт, что никто не отреагировал на публикацию первого интервью, второго интервью в Украине, это его подтолкнуло к тому, чтобы завести свой блог. В Чечне начали преследовать его сестру, его мать, он завел свой блог и сказал: "Я расскажу все, что я знаю, все, что я думаю, и тогда они всех моих оставят в покое, переключатся, может быть, только на меня". После этого я с ним общался, мы еще встречались в столице одного из европейских государств, он постоянно со мной созванивался. Где-то дней за десять [до его убийства] сказал, что люди, которые контактируют с правительственными кругами Чечни, звонили его жене и говорили: "Если ты хочешь остаться жива и с детьми, то вы должны отказаться от Анзора и попросить прощения, тогда вас трогать не будут". Он прислал мне запись и попросил передать ее в правоохранительные органы. Это было последнее голосовое сообщение, вживую-то мы общались, но последнее голосовое сообщение, которое он мне переслал, как раз касалось этого случая.

"Это была идея контрразведки"

– О том, почему вся эта спецоперация с инсценировкой вашего убийства заглохла, мы еще поговорим. Я хотел спросить про вас, про заказы на ваше убийство. Если верить тому, что говорил Анзор Умаров, заказов на вас было несколько и от разных людей, первый еще в 2014 году, до того, как вы стали депутатом Верховной Рады. В одном случае, как сказал Анзор, ваше убийство должно было стать частью своего рода триптиха, то есть речь шла именно о тройном убийстве – вас, Осмаева и Окуевой. Известны ли вам были эти подробности до того, как о них публично рассказал Анзор Умаров?

– Анзор Умаров вышел на меня осенью 2018 года. Так называемый триптих покушений, если говорить более развернуто, это был не триптих, это было четыре покушения. Было первое покушение, неудачное, на Амину и Адама, потом было убийство в центре Киева Тимура Махаури, потом было покушение на меня, и потом было покушение и убийство Амины. Вот в такой последовательности все происходило в 2017 году. Естественно, я понимал, что эти события связаны. Я знал всех этих людей, все они занимали антикадыровскую позицию, и естественно, я все эти события связывал. В 2018 году люди, которых Анзор об этом просил, пришли ко мне и дали мне его номер телефона. Он выслал мне аудиозаписи, которые, собственно, вы слышали, и в результате этого я все узнал уже более подробно.

Вена, 7 июля, акция протеста членов чеченской диаспоры после убийства Анзора Умарова
Вена, 7 июля, акция протеста членов чеченской диаспоры после убийства Анзора Умарова

– Когда и у кого возникла идея инсценировать ваше убийство, найти подставного киллера и фактически повторить такую же операцию, которая была провернута Службой безопасности Украины с Аркадием Бабченко? Чья это была идея?

Это была идея контрразведки. В 2019 году по рекомендации военного прокурора Анатолия Матиоса я вместе с нынешним начальником национальной полиции Киевской области Андреем Небытовым и следователем по делу об убийстве Амины Окуевой встретились с Анзором на территории украинского посольства в Вене. Это было первое наше очное знакомство. Мы пообщались, поговорили, а потом следователь допросил Анзора по делу об убийстве Окуевой в процессуальном порядке, в соответствии со всеми законами Украины и международными законами. Потом Анзор передал в процессуальном порядке имевшиеся у него записи, в присутствии понятых было проведено опознание лиц, которые разговаривают на этих пленках, то есть были проведены следственные действия. Более того, недавно, основываясь на этих и еще некоторых материалах, следствие выдвинуло Салаху [Хумаидову], с которым велись разговоры на этих пленках, подозрение в организации убийства Амины Окуевой. По сути, Умар был официальным свидетелем в деле об убийстве Амины. Это происходило в первую декаду января 2019 года.

Когда я вернулся из Европы в Украину, на меня вышли работники контрразведки. Непосредственно занимался этим делом и курировал его подполковник Александр Поклад и на то время руководитель департамента контрразведки Службы безопасности Украины, генерал Алексей Петров, я общался с ними. У них возникла такая вот идея – они дважды летали в Австрию, один раз на территории посольства тоже встречались с Анзором и проводили следственные действия, второй раз они с ним встречались в тюрьме, он отбывал какое-то административное, кажется, наказание. Во втором случае все это происходило уже в рамках международной правовой помощи, в присутствии представителей прокуратуры Австрии и в присутствии представителей австрийских спецслужб. Это была большая встреча, и австрийские спецслужбы были в курсе, что Анзор Умаров ведет игру совместно с украинскими спецслужбами для выявления заказчиков моего убийства. Он действительно контактировал с ними, у меня есть записи этих разговоров, как передавались деньги [подставному киллеру]. Он мне потом скинул те же записи, которые передавал официально украинским спецслужбам. Все это есть, все это было, произошло, обо всем это Анзор говорит в интервью, которое вы смотрели на канале "Свободный". В определенный момент, после избрания президентом Владимира Зеленского я, понимая, что будут изменения в руководстве, встретился с тогдашним исполняющим обязанности, а ныне главой Службы безопасности Украины, Иваном Бакановым. Я рассказал ему все обо всех этих уголовных делах: и тех, что находятся в национальной полиции, и тех, что у него в Службе безопасности. Там два дела: одно – о покушении на меня у телеканала "Эспрессо TV", по статье "террористический акт", и второе – контрразведывательное дело, о котором мы сейчас с вами говорим. Я ему все это рассказал, он выслушал, произвел на меня очень положительное впечатление, все записал. После этого я был в Европе в отпуске, вернулся в Украину, у меня уже было решение – не принимать участие в выборах досрочных парламента, и я набрал оперативника из Службы безопасности по «террористическому» делу. Говорю: "Как у нас дела?" А они там очень сильно продвинулись, они установили организатора, это Руслан Кемаль, человек, который проживает сейчас в Симферополе, который в розыске в Турции в связи с убийством там почетного консула Чеченской республики Ичкерия в Стамбуле. Оперативник мне говорит: "Игорь Владимирович, ничего не могу вам сказать, меня вывели за штат". Потом я звоню Покладу и интересуюсь "контрразведывательным" делом. Он мне говорит: "Игорь Владимирович, ничего не знаю, давайте попозже, я тут был месяц в АТО, вот только вернулся, следователей всех вывели в запас". После этого я еще несколько раз пытался с ним связаться, и так как на связь он не выходил, я был вынужден покинуть Украину, потому что чувствовал себя в опасности. С того момента я пытался еще несколько раз выйти на Службу безопасности и узнать, что с этим делом. Перед выходом фильма журналисты пытались выйти на СБУ, но так и не вышли. Я это все связываю со сменой власти в Украине.

Президент Украины Владимир Зеленский
Президент Украины Владимир Зеленский

– Тем не менее, уже после смены власти в Украине, например, был арестован генерал-майор СБУ Валерий Шайтанов, которого обвинили в сотрудничестве с российскими спецслужбами в организации убийства Амину Окуевой. Вы допускаете, что все ваши контакты со Службой безопасности Украины, вся ваша спецоперация была прекрасно известна российским спецслужбам тоже?

– Я не исключаю этого. И возможно, это и было причиной прекращения спецоперации. Но мне же это могли объяснить. Я имел на тот момент наивысший доступ к государственной тайне, я являлся на тот момент первым заместителем главы правоохранительного комитета парламента страны. Я не исключаю, что произошел слив. Я не исключаю, что дело Шайтанова тоже каким-то образом связано с делами, о которых мы говорим, но никаких пояснений, ничего я не получил. Более того, для Анзора это означало, что его слили, потому что ему тоже никто ничего не сказал. И, естественно, он пошел таким путем, каким он пошел, это было его решение, и все, к сожалению, произошло так, как оно произошло. Что касается спецслужб, дела Шайтанова и так далее, я думаю, что в работе украинской спецслужбы сменился вектор. Более того, я более чем уверен, что сотрудничество имело место и с властями Чечни. Я не имею в виду людей, которых я называл, но тому, что оно имело место, есть очень много косвенных подтверждений. Возможно, и с ФСБ было сотрудничество. Что произошло? Я думаю, что комментировать это должна Служба безопасности Украины. Я понимаю, что это контрразведывательное дело, но в данном случае речь идет о международном терроризме, и они знали, куда они идут и как они идут, и они могли каким-то образом остановить цепь событий, приведших к убийству Анзора.

"Я уверен, что киллеры сотрудничают с ФСБ"

– Давайте вернемся к покушению на вас. Понимаете ли вы вообще, за что вас хотели убить, за что вас пытались убить первый раз, во время этого взрыва у телеканала "Эспрессо TV"? Почему потом вас снова "заказали"? Это все история с видео, на котором вы расстреливаете фотографию Кадырова? Это ваше участие в войне на востоке Украины? Почему вас поставили в один ряд с такими людьми, как Адам Осмаев и Амина Окуева?

– Две причины. Причина первая – это видеоролик, который был записан в 2014 году. Хотя я хочу сказать, что на самом деле это был пропагандистский ролик, целью которого было показать украинским военным и добровольцам, что нечего бояться чеченских наемников, которые были тогда на территории Донбасса. Их действительно боялись в тот момент, потому что они там проявляли, скажем так, зверства. Второй момент – это моя публичная политическая позиция, которую я высказывал в парламенте, в средствах массовой информации, которая была и не изменилась: я считаю, что Украина должна поддержать повстанческие движения на Кавказе, что независимость Чечни – это ключ к победе над Россией в войне на востоке Украины, потому что ни одна страна не может выдержать войны на два фронта. Я говорил об этом, это вызывало реакцию и главы парламента Чечни, и самого Рамзана Ахматовича.

Игорь Мосийчук в Верховной Раде Украины, апрель 2016 года
Игорь Мосийчук в Верховной Раде Украины, апрель 2016 года

– Как вы думаете, за преступлениями, о которых говорит Анзор, и за покушениями на вас стоит именно Рамзан Кадыров и его приближенные? Считаете ли вы, что об этих преступлениях ничего не было известно Кремлю? Анзор говорил в интервью, что некоторые люди просто наперегонки стремились сделать подарок Кадырову, убив тех или иных неугодных ему людей, но мы знаем, что, как минимум, одно убийство в Европе – это убийство Хангашвили, было организовано, скорее всего, ГРУ, об этом говорят и сами немецкие власти.

– Я вам скажу так. Я уверен практически на 100%, что было и есть сотрудничество киллеров, которых направляют [из окружения Кадырова], и сотрудников ФСБ. Почему я так говорю, я вам сейчас скажу. Покушение, которое было совершено на меня у телеканала "Эспрессо TV", его главные бенефициары сидят в Грозном. Я не могу утверждать, что это именно Рамзан Кадыров, но на пленках записан голос Адама Делимханова, героя России, депутата Государственной Думы Российской Федерации. При этом в покушении на меня, в его организации принимали участие сотрудники ФСБ.

"Главные бенефициары сидят в Грозном"

Во-первых, мне точно известно, что в Крыму одного из главных исполнителей покушения на меня у телеканала "Эспрессо TV" готовил бывший сотрудник ФСБ с позывным Эльбрус. Как выяснилось позже, именно такой позывной носит бывший – ну, бывших, как мы понимаем, не бывает - полковник ФСБ Егоров, который проходит по делу Шайтанова. Второй момент. Под фамилией "Аимбиндер" в Украину привозил взрывчатку и несколько раз приезжал при подготовке покушения на меня сотрудник ГРУ Министерства обороны Российской Федерации. Это установлено не мной, это установлено следствием, Службой безопасности Украины. Он приезжал по фальшивым документам на фамилию "Аимбиндер". Запрос на приглашение этого человека, был послан из Киева, молодому человеку дали 500 гривен около зала игровых автоматов, он пошел к нотариусу и подписал приглашение "Аимбиндеру" в Украину. "Аимбиндер" в подкладке шубы привез в Украину взрывчатку. В чем вопрос? Вопрос в том, что покушение на меня дважды готовилось дважды. В первый раз оно должно было быть устроено этими же людьми под телеканалом "112 Украина". Они там выставили машину – "Таврию", которая была заминирована тротилом. Но получилось так, что до того, как я должен был выходить из студии телеканала, туда приехал на следующий эфир Антон Геращенко, мой коллега, народный депутат, а сейчас замминистра внутренних дел Украины. Его охраняла "Альфа", потому что на него тоже готовилось покушение, и перед ним приехали кинологи. Когда террористы увидели это, они забрали машину. Потом уже следствие установило, на видеокамерах это все видно, что они забрали эту заминированную "Таврию" и сообщили в Москву, что устроить взрыв невозможно, что приехали люди с собаками, они подумали, что это меня так охраняют. Нужна взрывчатка, которую собаки не учуют. Тогда из России Аимбиндер привез другую взрывчатку, я забыл ее название, но эта взрывчатка имеет две особенности. Она использовалась последний раз в Первой мировой войне, и с тех времен она есть только на складах на территории Российской Федерации. Вторая особенность – она гелеобразная и практически вся выгорает. Если вы видели видео взрыва, то вспышка была такая, будто бы там фосфор взорвался. Это свойство этой взрывчатки. Именно из этой взрывчатки сделали самодельное взрывное устройство по принципу мины МОН и смонтировали его на мопед. Человек, который это все монтировал, сейчас под судом у нас здесь, в Украине.

"Анзор всегда говорил: не верь чеченцам"

– Предполагаемый убийца Анзора – человек по имени Сарали Ахтаев – в 2014-15 годах много раз бывал в Украине и даже работал в Исламском культурном центре Аль-Раид, если верить его соцсетям. Вы видели его фотографии, вам известен этот человек? Может быть, вы с ним пересекались, может быть, встречали его? Или нет?

– Я скажу так, я бывал в этом Исламском культурном центре, и с муфтием я там встречался, и еще у меня там встречи были. Этот культурный центр посещали Адам и Амина. Видел ли я его? Я видел пока одну только фотографию, и мне показалось, что я его когда-то где-то видел.

– Сам факт, что исполнителей для этих преступлений ищут в Украине. Почему?

– Анзор с первого дня нашего знакомства до последнего нашего разговора, который состоялся за два дня до его убийства, всегда мне говорил: "Не верь чеченцам. Даже тем, которые за Ичкерию, не верь. Потому что Кадыров может захватить их родственников. Потому что Кадыров может дать 10 миллионов, 20 миллионов, за которые они продадутся". Он постоянно меня предупреждал, чтобы я имел минимальное количество контактов. Он мне всегда говорил: "Кроме Адама Осмаева, ни с кем не общайся. Вот с ним и с его отцом еще можешь общаться. На тебя охотятся".

Адам Осмаев
Адам Осмаев

– Известно ли вам о судьбе родственников самого Анзора Умарова после того, как он дал большое интервью телеканалу "Свободный"?

– От него я знал только о том, что преследовали его сестру и преследовали его мать. Сейчас появилась неподтвержденная информация, которую я пытаюсь проверить, что якобы было нападение на его мать – в тот же день, когда было совершено убийство. Я не могу это ни подтвердить, ни опровергнуть. У меня сейчас связей на территории Чечни нет. Я поступал и поступаю исключительно по рекомендациям Анзора и Осмаевых, то есть я полностью ограничил общение с представителями чеченской диаспоры.

– Вы уже общались с Адамом Осмаевым после убийства Анзора?

– Да.

– Планируете ли вы какие-то совместные действия, чтобы и себя обезопасить, и, возможно, предотвратить какие-то еще готовящиеся преступления?

– Ну, и Адам Осмаев, и я, мы полностью понимаем ситуацию и занимаемся собственной безопасностью. Никто не знает, ни где находится Адам, ни где нахожусь я на данный момент. Мы выходим на контакт с журналистами, с правоохранителями, если возникает необходимость, и это не несет какой-то угрозы, но безопасность – мы занимаемся безопасностью. Что касается предотвращения, как говорил мой учитель, известный на Кавказе человек Анатолий Лупинос – "Життя триває, точиться війна..." ("Жизнь продолжается, идет война").

– Но теперь ведь у вас нет, я так понимаю, и возможности, и особого желания сотрудничать дальше с украинскими спецслужбами в этом деле. Получается, что вы должны полагаться только сами на себя.

– Кто вам сказал, что нет у меня возможности? Во-первых, у меня есть официальная охрана, которая предоставлена мне Службой безопасности Украины, при необходимости я всегда ею пользуюсь. Это раз. Второе: я нахожусь в тесном контакте с руководством Министерства внутренних дел и национальной полиции в вопросе расследования дела об убийства Амины Окуевой. Я хочу, чтобы слушатель нас понял: Национальная полиция расследует дело, в котором покойный Анзор Умаров является свидетелем, дела об убийстве Амины Окуевой и покушении на ее мужа Адама Осмаева. А СБУ расследует террористический акт, который произошел там, где было покушение на меня под телеканалом "Эспрессо TV". В обоих случаях установлены исполнители, и в обоих случаях установлены организаторы. По вопросу установления заказчиков будем говорить так: убийство Анзора очень этому помешало. Поэтому я считаю его убийство в первую очередь устранением важного свидетеля.

– Как вы относитесь к обмену Артура Денисултанова, "Динго", исполнителя первого покушения на Амину Окуеву и Адама Осмаева?

– Я считаю, что это было неправильно. Я считаю, что Динго должен был быть осужден, а потом уже обменян, но такое было принято политическое решение. Юридически, я считаю, оно неправильное, но это моя позиция, как политика. Кстати, о сотрудничестве кадыровцев с ФСБ: история с Динго является полным подтверждением этому сотрудничеству. Когда их обменяли, у меня была возможность отслеживать все передвижения группы лиц, которые были обменены, и единственный из этой группы лиц, кто не попал на карантин, где проходило медосвидетельствование и собеседование, опросы сотрудниками ФСБ, единственный, кто туда не попал - это Денисултанов, Динго. Его передали людям, посадили в автомобиль и прямо повезли на территорию Российской Федерации, к ближайшему аэропорту. Через два дня он уже постил свою фотографию в Грозном. Для понимания: первый человек в России после того обмена вышел из карантина через пять дней, а некоторые и через месяц.

– Почему вообще, как вам кажется, людям Кадырова удается раз за разом осуществлять такие покушения, причем на территории Европы? Почему не удается прервать эту цепочку? Фактически они чувствуют себя там как дома, хотя, как мы видим, зачастую исполнители этих убийств попадают в руки правоохранительных органов тех стран, где это происходит.

– Анзор еще два месяца назад сказал мне, что за него дают 5 миллионов долларов. По моей информации, потом сумма возрастала. Для его убийства использованы люди, которых я называю "торпеды". Они понимали, что они могут быть на 99 процентов пойманы, что им светит пожизненное заключение, как в истории с убийством Исраилова, но они знали, что деньги их родственникам будут переданы. То есть они шли на это преступление с целью обеспечить на всю жизнь свою семью. Таких "торпед" может быть очень много. Отлавливание таких "торпед" не приведет ни к чему, потому что их можно находить как среди чеченцев, так и среди людей других национальностей. Надо смотреть в корень, корень зла, то есть на верхушку пирамиды, которая занимается размещением убийств и совершением террористических актов на территории Европы, Украины и других стран, например, Скрипалей в Британии. Это тесная связка спецслужб Российской Федерации с руководством Чечни. Пока старушка Европа и Западный мир будут смотреть сквозь пальцы на все эти вещи и карать только тех, кого ловят, а в лучшем случае, как в истории в Германии, высылать сотрудников посольства, это ничего не даст. Надо ставить очень жесткие требования. Если сейчас Европол и Интерпол, австрийские спецслужбы уделят серьезное внимание расследованию дела об убийстве Анзора Умарова, то есть все возможности требовать выдачи под международный суд высокопоставленных чиновников Чеченской республики. Объективно я говорю следующее: исходя из нынешней ситуации в Австрии, из того, что произошло, можно говорить о полной причастности руководства Чеченской республики и о смычке спецслужб Российской Федерации с этими международными террористами. Но доказательной базы на сам Кремль у меня пока нет.

Радио Свобода

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG