Ссылки для упрощенного доступа

Зависимость и незаметность. Почему Северный Кавказ не выходит против войны?


Антивоенный митинг. Иллюстративное фото

Волна массовых мирных выступлений с осуждением боевых действий в Украине с конца февраля прокатилась по всей России, не затронув при этом Северный Кавказ. Согласно сводкам проекта "ОВД-Инфо" и картотеке административных дел, самыми южными точками широкого протеста в европейской части страны стали Краснодар, Ставрополь и Сочи.

По данным собирающего информацию о задержаниях канала "ОВД.Live", с 24 февраля в Дагестане и Чечне не возбуждено ни одного административного дела за мирные призывы.

В Ингушетии единственное уголовное дело – о "фейках" – завели на журналистку Изабеллу Евлоеву. В Северной Осетии за призыв к акциям протеста привлекли к ответственности 20-летнюю местную жительницу. В Ставропольском крае за антивоенные пикеты и посты в соцсетях административному наказанию подверглись как минимум пятеро активистов. Протоколы составили на двух пикетчиков в Элисте, а также председателя и заместителей конгресса ойрат-калмыцкого народа.

В то же время за месяц в Краснодарском крае за антивоенные акции наказаны порядка ста жителей, чуть меньше – в Ростове-на-Дону и Волгограде.

На бюджетной игле

Председатель Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра Валерий Хатажухов не согласен с тем, что Северный Кавказ весь этот месяц молчал – здесь были и пикеты, и антивоенные посты в социальных сетях, и суды по ним. Он считает, что, может быть, не так массово, как в крупных городах, но люди не скрывали отношения к боевым действиям.

Возмутившее всю Россию "голосование на пеньках" также начиналось у нас

"Уничтожение гражданского общества, свободных СМИ, отсутствие разделения властей и вообще дискуссии – то, что сейчас мы видим по всей стране, в конце 1990-х началось на Северном Кавказе. Мы стали политическим полигоном, здесь обкатывались похищения людей, политические убийства, фальсификация уголовных дел. Возмутившее всю Россию "голосование на пеньках" также начиналось у нас", – перечисляет Хатажухов.

Активная часть жителей, безусловно, выступает против войны. Но из-за разгрома гражданского общества, начавшегося на Северном Кавказе раньше, их мнение сегодня слышно гораздо тише, чем в других регионах, подытожил собеседник Кавказ.Реалии.

"Честно сказать, затрудняюсь ответить, почему протест сегодня не такой массовый. Даже те, кого считал трезвомыслящими людьми, оказались жертвами пропаганды. Только единицы могут открыто высказывать свое мнение. Так было раньше, а сейчас – тем более", – уверен председатель конгресса ойрат-калмыцкого народа Арсланг Санджиев.

Калмыцкий активист добавляет, что в небольшой республике многие знают друг друга, кто-то из родственников может работать в администрации, бюджетных или силовых структурах, протест члена семьи ударит по ним. Государственная зарплата для многих – ключевой источник дохода, так как сфера предпринимательства в республике не развита. Население сильнее зависимо от властей, чем в более экономически самостоятельных регионах.

"Ни в одном другом регионе России половина взрослого населения не выходила в знак протеста на площадь. А в Ингушетии люди вышли на эталонно мирную и законную акцию, после чего гражданское общество в республике фактически разгромили – сотни административных дел, 60 человек подверглись уголовному преследованию, среди которых старейшины и молодая девушка. Репрессии продолжаются по сей день", – напоминает обстоятельства ингушского дела правозащитник Магомед Муцольгов.

В национальных республиках Северного Кавказа силовики разгоняли несогласованные властями митинги на БТРах и военных "Уралах", поэтому провести протестное публичное мероприятие здесь еще сложнее, чем в других субъектах, отмечает собеседник.

"Методы силовиков, которые сегодня возмущают россиян, обкатывались у нас. Сегодня москвича или питерца могут объявить экстремистом за пост в социальных сетях или плакат "Нет войне!", а перед этим многие годы жителей республик по сфальсифицированным уголовным делам превращали в "экстремистов" и "террористов". Именно поэтому лидеры общества сегодня не призывают ингушскую молодежь протестовать, чтобы не подставлять ее и не разжигать новый конфликт", – добавил Муцольгов.

Правозащитник подчеркивает: Северный Кавказ как ни один другой регион знает, что такое война, вдовы и сироты. Подавляющее большинство беженцев в ходе двух чеченских войн приняты в Ингушетии, многие остались здесь жить, поэтому здесь вряд ли будут оправдывать агрессивные боевые действия, обстрелы мирных городов. Однако у большинства просто нет возможности публично заявить об этом.

Люди, рискуя потерять работу и хоть какой-то доход, вынуждены участвовать в мероприятиях в поддержку войны

"Власти республики – назначенцы, исполняющие волю Кремля и федеральных чиновников. Они демонстрируют лояльность, сгоняя на акции в поддержку войны бюджетников и студентов. В Ингушетии самый высокий уровень безработицы, даже официальный. Люди, рискуя потерять работу и хоть какой-то доход, вынуждены в них участвовать", – объясняет Муцольгов проходящие в республике "патриотические" мероприятия в поддержку российских военных.

Вопросы придут потом

Писатель и общественный деятель из Дагестана Саид Ниналалов уверен, что вопрос не только в бюджетной зависимости. У очень многих дагестанцев особое отношение к президенту Владимиру Путину, приехавшему в республику во время вторжения боевиков Басаева и Хаттаба в 1999 году.

"Память об этом остается на долгие годы, поэтому рейтинг Путина в Дагестане действительно высок", – отмечает в комментарии Кавказ.Реалии Ниналалов.

Именно из-за этого, считает он, решение о начале боевых действий Дагестан в целом принял спокойно, а в республике не проходило массовых антивоенных акций.

"Протест есть, но в СМИ и к правозащитникам данных по ним поступает меньше, чем от активистов из крупных городов. Например, за антивоенные публикации были арестованы администраторы паблика "Другой Нальчик" Алим Пшибиев и инстаграм-паблика "Прохладный лайф" Александр Недоступа, хотя протоколы на них составили по статье о мелком хулиганстве. Может быть, поэтому эти аресты не заметили", – говорит блогер из города Прохладного в Кабардино-Балкарии Анастасия Емельянова.

На саму Емельянову составили протокол за дискредитацию использования вооруженных сил из-за поста в инстаграме. Административное дело передали в суд, но из-за грубейших нарушений вернули полицейским.

"Друзья, знайте, что если вы на улице или в другом общественном месте скажете, что вы против Войны, что вы за Мир, вас могут оштрафовать на пятьдесят тысяч рублей", – написала блогер в своем аккаунте.

Говоря в целом об отношении жителей республики к войне, собеседница уточняет, что за последнюю неделю у общества стали возникать вопросы.

Матери спрашивают: наши парни должны там умирать?

"В Прохладненский район привезли большое количество гробов. Матери спрашивают: наши парни должны там умирать? Почему дипломаты не могут договориться без бомбежек и обстрелов? Скачок цен, дефицит препаратов – например, в аптеках сейчас сложно найти импортный инсулин – также стали поводом для вопросов", – указывает собеседница Кавказ.Реалии.

Она уверена, что на аграрном юге России может начаться нехватка зарубежных семян и удобрений и тогда понимание ситуации кардинально изменится.

Председатель отделения партии "Яблоко" в Калмыкии Батыр Боромангнаев соглашается с тем, что часть жителей республики "одурманена государственной телепропагандой и использует шаблонные готовые ответы. Вполне себе образованные люди повторяют эти мерзопакостные вещи, не думая своей головой".

В то же время в поддержку Украины и с осуждением войны выступила определенная часть калмыцкого общества, в том числе публично – Конгресс ойрат-калмыцкого народа. За это на подписавших заявление завели административные дела.

"Нас поддержали, в том числе открыто в социальных сетях, десятки человек. Если их экстраполировать на тех, кого, условно, нет в фейсбуке, можно говорить о сотнях жителей Калмыкии. Прошли три пикета против войны, опубликованы многочисленные посты в социальных сетях. Не все попадает в СМИ, пикеты в Краснодаре или Ростове-на-Дону более заметны", – перечисляет Боромангнаев.

***

На Северном Кавказе – как и в других регионах России – проходят флешмобы в поддержку войны в Украине. Буквы Z или V, под которыми военная техника нападает на города соседней страны, стали новыми пропагандистскими символами. Некоторые участники подобных акций открыто заявляют о принуждении и неодобрении происходящего.

4 марта в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс России включили статьи "за публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил РФ в целях защиты интересов РФ". Виновным грозит штраф от 30 до 50 тысяч рублей, при повторной "дискредитации" за год он вырастает до 100 тысяч рублей. За три недели после появления этой статьи наказанию подверглись уже не менее сотни жителей Юга и Северного Кавказа. По мнению юристов, опрошенных Кавказ.Реалии, ее применение не поддается никакой логике, а доказать невиновность по ней невозможно.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG