Ссылки для упрощенного доступа

Вызов муфтияту? Почему мечети в Дагестане переходят под подчинение Москвы


Центральная Джума-мечеть Кизляра в лице ее имама Сагидгусейна Гусейнова изъявила желание войти в состав Духовного управления мусульман России. С этой целью 28 сентября Гусейнов встретился с руководителем ДУМ РФ Равилем Гайнутдином. Избрание членами общины своим председателем Гусейнова было утверждено Гайнутдином, после чего в орган юстиции были поданы документы на регистрацию.

Камень преткновения

Кроме Кизлярской мечети в процессе перехода под юрисдикцию ДУМ РФ находятся еще несколько. В большинстве случаев они пока только ведут переговоры с Москвой, и до подачи документов дело еще не дошло.

"Кизлярская мечеть и не была в муфтияте, – объясняет Кавказ.Реалии правозащитник из Махачкалы Мухаммад Магомедов. – Так полагается, чтобы все мечети относились к определенному муфтияту, но так не получается по факту. На сегодняшний день муфтият – больше коммерческая организация, и иногда коммерческие интересы не совпадают, например, когда пытаются сменить имамов. У прихожан свое видение, кто должен быть имамом, а у муфтията – свое. И они пытаются навязать его собственными методами, угрозами. В кизлярской мечети сейчас муфтият судится с имамом из-за земли. Но в данном случае спорные вопросы должны решаться на основе религиозных законов, это нонсенс, когда религиозная организация судится с другой религиозной организацией".

По словам Магомедова, уже сменила юрисдикцию еще одна мечеть – Семендерская.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

"Там возбудили уголовное дело – пытаются признать их экстремистской организацией за то, что они проводили какие-то уроки, не имея статуса религиозной организации. Их пытаются привлечь по "закону Яровой". Их оштрафовали, а на основе тех штрафов пытаются признать экстремистской организацией, хотя с религиозной точки зрения назвать суфиев радикалами очень сложно – по сути это одна и та же группа мусульман. Со стороны это выглядит как желание просто забрать мечеть".

Журналист "Нового дела" Идрис Юсупов считает, что вопрос юрисдикции мечетей – организационный, и согласен с тем, что основная причина расхождений – в кандидатурах имамов.

​"Это вопрос юридического статуса, который не должен сказываться на проведении богослужений. Основными вопросами являются регистрация мечетей и согласование кандидатур имамов. Представители местных джамаатов(мусульманских общин. – Прим. ред.) хотят, чтобы у них были полномочия выбирать себе имама, а в уставах, разработанных муфтиятом Дагестана, содержится пункт, что имам назначается муфтиятом. И этот пункт является камнем преткновения. Это основной момент, который имеет принципиальное значение", – подчеркивает Юсупов.

​Местные религиозные организации могут объединяться и создавать новые организации. По закону им даже разрешается учредить новый муфтият на территории Дагестана.

Создание нового муфтията будет восприниматься как открытый вызов существующему муфтияту

​"Но создание нового муфтията будет восприниматься как открытый вызов существующему муфтияту, и это приведет, может быть, даже к большему конфликту, – объясняет Юсупов. – Поэтому вхождение в ДУМ России выглядит как компромиссный вариант, чтобы и не регистрировать новый муфтият в Дагестане, и чтобы получить новую юрисдикцию. Я не исключаю, что будут еще несколько мечетей, которые захотят войти в состав ДУМ РФ. Это зависит от той политики, которую выберут муфтияты на местах, насколько они будут готовы к компромиссам, насколько они будут готовы договариваться с местными джамаатами и находить консенсус именно в порядке оформления уставов".

"Мы думаем над переходом"

Один из махачкалинских имамов на условиях анонимности рассказал Кавказ.Реалии, что и его мечеть рассматривает возможность перемены юрисдикции.

"В последнее время все больше и больше требуют, чтобы приводили в порядок документы: чтобы был антитеррористический паспорт и полный пакет документов имелся на землю, на здание и, соответственно, на саму религиозную организацию, на ее деятельность. У нее должен быть устав. Но Минюст не принимает этот устав, говорит, что должен быть типовой. Но не всех устраивают некоторые пункты этого устава. Долгое время пытались как-то найти общий язык, но не получилось, поэтому обратились в Москву", – объяснил имам.

По его словам, причиной споров между мечетью и муфтиятом действительно является назначение и снятие имама.

Долгое время пытались как-то найти общий язык, но не получилось, поэтому обратились в Москву

"Люди у нас привыкли сами выбирать из своего круга, из своего джамаата, из тех школ, которые имеются у них в селах, в районах, по рекомендации взрослых учителей, шейхов. А к назначениям из муфтията мы не привыкли. Я понимаю, что есть села, где нет медресе, нет ученых. Они в безвыходном положении и не знают, куда обратиться. Они идут в духовное управление и просят, чтобы им отправили человека, чтобы он занялся мечетью, стал преподавателем исламских дисциплин. Но когда у джамаата все в достатке, когда нет у него нужды, когда не хотят они постороннего человека – может появиться конфликт", – говорит имам.

Сейчас, когда другие мечети уже сдали документы, может, и управление мусульман пойдет на какие-то уступки, выражает надежду собеседник.

Конфликт в Агвали – звено той же цепи?

Месяц назад в селе Агвали Цумадинского района Дагестана произошел крупный конфликт между джамаатом и имамом Рамазаном Исаевым, закончившийся дракой. Джамаат села, который, по словам местных жителей, в большинстве своем не поддерживал его назначение, избрал нового имама. Однако с этим не был согласен муфтият, из-за чего в районе возникла конфликтная ситуация. В село были мобилизованы правоохранительные органы.

В итоге имамом был избран Юсуп Гаджиев, кандидатура которого устроила как муфтият, так и местных жителей. Муфтият Дагестана не комментировал ситуацию в Агвали. 20 августа в телеграм-канале религиозной организации появился пост с разъяснениями правил назначения имамов. В сообщении говорится, что, по общепризнанным нормам, только муфтият может назначать и смещать с должности имамов мечети и районов.

"Что касается имама, которым недоволен джамаат, то факт нежелательности его руководства распространяется только на него, если они могут обосновать наличие у него не соответствующих имаму качеств. Если они не смогли подтвердить их наличие, то деятельность имама считается легитимной. И джамаат не имеет права требовать его отставки, даже если они им недовольны", – говорилось в сообщении муфтията.

Сейчас муфтият Дагестана также не дает комментариев по поводу перехода мечетей под юрисдикцию Москвы, утверждает ряд местных СМИ. Корреспондент Кавказ.Реалии также не смог дозвониться до организации ни по одному из указанных на официальном сайте телефонов.

У муфтията есть амбиции, чтобы все мечети подчинялись ему, но этого никогда не будет, потому что, естественно, этого быть не может

"Агвали и Кизляр – это звенья одной цепи. Кизлярский имам родом из Цумады. Там есть определенная группа имамов. И в Агвали получился конфликт с имамом муфтията – избил прихожанина, вынеся судебное решение как кадий и приведя его самолично в исполнение, еще какие-то претензии к нему были. Естественно, это не понравилось всем остальным, и этого имама просто оттуда выгнали. После этого туда отправили силовиков. И кизлярский имам тоже участвовал в этих событиях. У муфтията есть амбиции, чтобы все мечети подчинялись ему, но этого никогда не будет, потому что, естественно, этого быть не может. Но есть такая позиция: выгодно и удобно, чтобы у каждой республики был какой-то один муфтият – так легче и проще работать", – рассуждает Мухаммад Магомедов.

По его словам, смену юрисдикции мечетей преподносят как дестабилизацию, но по факту стабильности и нет.

"От того, что какие-то моменты не получили огласку, они не стали более стабильными. Это не дестабилизация, это выравнивание положения. Это крен, несогласие муфтията с тем, что происходит. Сейчас есть позиция ненападения и невыхода в открытый конфликт. И этот принцип действовал очень долго. Есть такой договор: мы вас не трогаем, а вы нас. Но происходит какой-то момент, когда приходят люди и захватывают мечеть силовыми методами. Иногда это тихо происходит, а иногда как в Агвали. Это не первый случай. С Кизляром – то же самое", – резюмирует Магомедов.

"Это крайняя мера"

В конце сентября в Пятигорске прошло заседание координационного совета мусульман Северного Кавказа, в котором приняли участие все местные муфтии.

​"Этому процессу предшествовала определенная переписка координационного совета с духовным управлением мусульман, но это касалось не Дагестана, а краснодарской мечети. То есть в некоторых других регионах, например Краснодарском крае, муфтияты не так активно работают, и джамааты обращаются к духовному управлению мусульман России, чтобы с его помощью решать свои проблемы. Это уже не вопрос юрисдикции, а вопрос реальной деятельности", – считает Идрис Юсупов.

Магомедов отмечает, что муфтии говорили о поддержке другими кавказскими дагестанского муфтията.

Но со стороны государства есть запрос на то, чтобы все централизовали в федеральном формате

"Исмаил Бердиев (председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа. – Прим. ред.) раньше обратился в Генпрокуратуру России с тем, что действия ДУМ РФ якобы не соответствуют закону. Но это не так. Любой муфтият имеет право на мечети в любом регионе. А любая мечеть имеет право нигде не состоять. И по российским законам в одном регионе может быть и несколько муфтиятов. Закон о свободе религии подразумевает, что люди могут собираться и иметь свои мечети или другие религиозные дома. Но со стороны государства есть запрос на то, чтобы все централизовали в федеральном формате. И этот вариант сейчас прорабатывается. И я не думаю, что этот процесс прекратится, он будет дальше идти. Потому что таких мечетей, где имамов назначили и люди недовольны, много", – подчеркивает Магомедов.

29 сентября ДУМ России ответил на претензии Координационного центра мусульман Северного Кавказа по поводу юрисдикции мечетей в Краснодарском крае и в целом на юге России. ДУМ подчеркнул, что в Краснодарском крае все религиозные организации ДУМ были зарегистрированы раньше.

В ДУМе России не ответили на вопросы корреспондента Кавказ.Реалии: трое представителей управления, с которыми он связался, отказались комментировать происходящее, сославшись на то, что не владеют ситуацией.

"Переходы мечетей из одного муфтията в другой происходят уже давно по всей России и связаны с кризисом Духовного управления мусульман, – рассказал Кавказ.Реалии исламовед, старший научный сотрудник МГИМО Ахмет Ярлыкапов. – Мне кажется, что и конфликт в Агвали – свидетельство происходящего кризиса. И эти люди не являются салафитами, вахабитами, они такие же шафииты, ашариты, как и духовное управление мусульман Дагестана. Единственное, они не суфии. Поэтому мне кажется, что переход в ДУМ РФ Кизлярской мечети произошел из соображений, что люди хотели показать, что они – не суфии, но традиционные мусульмане. И что да, они переходят в муфтият, но тот, который не является суфийским".

Ярлыкапов не может ответить на вопрос, почему подобные переходы на Северном Кавказе не происходили раньше.

Видимо, накопилась некая критическая масса настроений, и люди решили таким образом выражать свою оппозиционность

"Видимо, накопилась некая критическая масса настроений, и люди решили таким образом выражать свою оппозиционность, – рассуждает ученый. – Сейчас очень трудно что-либо прогнозировать, потому что, с одной стороны, кавказские мусульмане склонны решать вопросы такого рода через компромиссы. Если они говорят о том, что хотят перейти в другой муфтият, это крайняя мера. Значит, они уже перепробовали все. Но я предполагаю, что такого рода переходы не будут массовыми. При этом такой переход – рутинный процесс. В Центральной России такие переходы происходят постоянно. Тем не менее привычная картина мира для северокавказских муфтиев рушится. Они привыкли, что есть только их муфтият и не может быть как-то по-другому. Но в целом мусульмане заинтересованы в решении вопросов мирным путем".

***

Тем временем конфликты в Дагестане до сих пор не исчерпаны. Кроме земельного иска, рассматривается и еще один – административный. В исковом заявлении сказано, что имам Гусейнов во время пятничной проповеди 16 июля этого года допустил на аварском языке высказывания, не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию муфтията. Правда, связаны эти высказывания как раз-таки с ситуацией вокруг земли.

Муфтият Дагестана просит суд признать сведения, содержавшиеся в обращении Гусейнова, недействительными и обязать последнего опровергнуть их тем же способом, которым они были распространены – во время пятничной проповеди перед прихожанами.

В настоящий момент стороны ожидают экспертизу текста из Москвы.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG